Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45576
Книг: 113270
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 42

    
размер шрифта:AAA

Служанка оставила нас у совершенно обычной деревянной двери, поклонилась и ушла. Я повернулся к Кае.
- Подождешь меня здесь? - спросил я.
- Да, конечно, - улыбнулась она. - Иди, мне не к чему слушать ваши личные разговоры.
Я поцеловал ее в щеку, не удержавшись, и постучал. Почти сразу же раздалось короткое и четкое Ласлово «войдите»! Я толкнул дверь и, с трудом перевалившись через порог, увидел, что сестра стоит у окна ко мне спиной. За ней по полу стелился шлейф золотистого платья - без всяких узоров и вышивок. Волосы оказались распущены и стекали по спине волнистой занавесью.
- По какому делу? - спросила она строго.
- По личному, - весело заявил ей я.
Ласла обернулась. Глаза ее распахнулись, пухлые губы слегка приоткрылись. Такой удивленной, но одновременно с тем счастливой, я ее в жизни не видел.
- Я... - сестра попыталась что-то из себя выдавить, но вместо этого развернулась целиком и, подойдя ко мне, сгребла в объятия. - Боги, как я волновалась.
Костыли, выскользнув у меня из рук, повалились на пол, и я обнял ее в ответ. Какое-то время мы так и стояли обнявшись и ничего друг другу не говоря. А потом Ласла отстранилась, придержав меня за плечи и обиженно спросила:
- Да как вы могли все сбежать от меня в такой момент!?
- А как ты могла попытаться выпроводить нас? - парировал я, но тут же сник. - Прости... тогда этот побег казался мне такой хорошей идеей, но сейчас...
- Не стоит, - покачала головой Ласла, улыбнувшись мне как-то особенно радостно. - Послушай... конечно вы поступили глупо. И ты, и Эллиот, и Лука... и еще некоторые мои приближенные. Знаешь, это было так ужасно. Сначала мой рыцарь сбежал, прихватив с собой мою маску. Потом я не дождалась Луку, которая должна была вечером зайти ко мне на разговор. Потом посреди ночи меня разбудили вестью о том, что Гречи нагло влетели на территорию Вадгарда, домчались, использую ускорение реки ветров, до самого пригорода Фрита, и кинулись в атаку. Мало этого - когда я кинулась в первой попавшейся маске отдавать распоряжения своим людям - я вдруг поняла, что людей-то и нет. Одна Джус со мной и осталось. Ну и добил меня твой побег.
- Бедные гречи, - невесело улыбнулся я. - Я представляю как им от тебя такой злой досталось.
- Да, зришь в корень, - как-то рассеянно кивнула королева, тут же погрузившись в свои мысли.
- Ты мне объясни, - со вздохом спросил я, - а то я так и не понял толком... какую именно ошибку ты должна была исправить чтобы избавиться от проклятья?
- А, это, - Ласла закусила губу и, помявшись, неуверенно рассказа. - Когда-то я, точно так же как тебя, отослала Эрика. И он, точно так же как и ты, сбежал. И тогда, точно так же как и в этот раз, началось небольшое восстание во Фрите. Но в тот раз я подавила восстание и не кинулась в погоню за своим другом. Я просто... - она опустила глаза, - во мне все кричало, требовало догнать его, вернуть, извиниться. Я ведь понимала, что поступила с ним очень жестоко, очень эгоистично. Понимала, что он нужен мне. Но я так и не нашла в себе силы, чтобы даже попытаться его найти. Мне было очень плохо, но я... я просто сделала вид, что мне все равно. Через какое-то время он сам вернулся... Он пришел, и я тут же отправила его на север, сделав вид, что ничего не произошло. Маг больше не сопротивлялся, только выглядел очень расстроенным, долго меня этим попрекал. Потому, когда я проснулась утром после того, как мы отбили атаку гречей... то я поклялась себе, что разыщу вас всех. И тебя, и Луку, и Эллиота, и остальных сбежавших.
- И нашла? - улыбнулась я.
- Да, всех кроме тебя, - с запоздалым ужасом заявила Ласла. - Тебя не было у Конкори. Я думала, что надо было просто подождать... но я прождала почти неделю и страшно перепугалась. Вот, приехала сюда чтобы удостовериться в том, что твоя подружка, Оди Лиа Гот, тебя не прячет. Прикрыли свой отъезд желанием оплатить до конца кредит... в общем-то Вадгард больше ничего Конкори не должен твоими стараниями. Но когда я приехала тебя здесь ну было. Где ты шатался все это время?
- Не поверишь, - сказал ей я с хитрой улыбкой. - Но давай все же сядем, долго рассказывать.
Ласла помогла мне добраться до большой, мягкой постели, усадила и внимательно выслушала рассказ и о побеге, и о путешествии с королем пиратов и об Эрике. Последнее ее совсем расстроило.
- Придурок, - закусив заусенец, сказала она. - Ругает Ганса за то, что он - торопыга, а сам... сам отдал все, чтобы решить проблему, на решение которой просто требовалось время. Времени у меня еще много, а вот друг был в то время всего один...
- Ну, зато маски я нигде не вижу, - улыбнулся ей я. - Во всем есть свои плюсы.
Ласла как-то странно смутилась и заявила:
- Да, я больше не страшная драконша. И... мда, бедный Эллиот.
- Что, ему пришлось отдуваться за все четыре года, что ты отказывала себе в любви? - хитро улыбнулся ей я.
- Что-то вроде того, - весело ответила королева.
От этих слов у меня сильно потеплело на душе.
- Ты рада? - спросил я у нее.
Королева тяжело вздохнула, глянула на мои костыли, валяющиеся на полу и покачала головой. Лицо ее сделалось грустным, глаза заблестели, губы - задрожали.
- Нет... - покачала головой она. - Вчера была... но сейчас... свет, Влад, почему же все так закончилось...
И, к моему удивлению, она вдруг закрыла лицо руками и... заплакала. Беззвучно, только шмыгая носом и трясясь всем телом.
Я опешил, не ожидая такой реакции от нее. Опешил, но тут же собрался и, обняв сестру, погладил ее по спине. В конце-то концов какая разница, что там со мной. Я могу худо-бедно ходить и мне больше совершенно нечем заняться. Приключения закончились и я стоял на пороге какой-то новой, совершенно иной жизни без зримой цели в конце, в окружении дорогих мне людей.
И мне это ощущение нравилось, мрак их всех забери! Такие перспективы!
И пусть мне светило до конца своих дней просидеть в инвалидном кресле, но... разве это не достойная плата за такую замечательную жизнь?
Эпилог


В храме Тьмы-птицы было темно, прохладно и как-то жутковато. Жрицы провели меня внутрь помещения, по форме напоминающего чуть усеченное снизу яйцо, и усадили в самый центр, прямо на пол. Когда мы вошли, впустив в помещение жару и яркий солнечный свет, то я к своему удивлению заметил на полу толстый слой пыли а на потолке - тенета паутины. Казалось, что сюда давно никто не заходил, хотя храм стоял открытым, его двери не запирались даже на ночь. Ну а что, красть в святилище было нечего - помещение оказалось совершенно пустым, а жрицы жили в отдельной постройке и заходили сюда только, как они сами выразились, в крайних случаях.
Оставив меня в центре напольной мозаики, изображавшей свернувшуюся в клубок словно кот птицу, девушки в черном ушли и плотно закрыли за собой дверь.
Удобно устроиться не получилось. Пол был прохладным, но приятным после жара горячего дня. Потому, не долго думая и не особо заботясь об одежде - отстирается, куда она денется - я лег, свернувшись комочком как мозаика-птица и, помявшись, заговорил.
- Ну... здравствуй, Тьма.
Тьма ответила мне молчание. Я замолчал и невольно прислушался.
Здесь, на Кете, молились только нескольким богам - Василиску, Сове, Виверне. С двумя же матерями птицами, которым, по легенде, снился этот мир и все, что в нем происходило, было принято разговаривать. Этим я и пытался заняться, но по первому разу вытянуть из себя разговор с незримым и, возможно, даже не слушающим тебя собеседником оказалось не легкой задачкой. Впрочем, раз был все же второй.
- Вчера я приходил поговорить с твоей сестрой, - сказал я, закрыв глаза. - Надеюсь, это ничего, что я - чужак? Просто... я уже достаточно долго здесь прожил. А вы, местные боги, не то что наш. Наш-то давно нас, кажется, бросил и не показывается. Мы даже не знаем точно, был ли он или не было его...
Понимая, что отвлекся, я с тяжелым вздохом лег на спину, раскинув руки. Надо было начинать говорить то, что положено... но меня почему-то несло совсем в другую сторону.
- Знаешь, я до сих пор не могу выбить из головы глупую мысль о том, что пришел поклоняться дьяволу, - фыркнул я. - Никак у меня в голове не может уложиться тот факт, что ты - нечто другое, Темная Птица. Мне сказали, что я должен рассказывать твоей светлой сестре о том, какие плохие вещи я сделал, чтобы она меня простила. Тебе же я пришел рассказать о хороших своих делах, чтобы ты меня не забрала после смерти в свое царство. Но я маг... и, пожалуй, я не достанусь после смерти ни тьме, не свету. Однако я все равно хотел прийти и рассказать тебе что-нибудь хорошее...
Я закусил губу. Темнота будто сгустилась, от пыли щекотало в носу. Глаза отчего-то щипало...
- Вчера я много чего рассказал в храме твоей сестры... - продолжил я, и губы у меня задрожали. - Я... говорил, говорил и говорил обо всех своих грешках. Их так много накопилось за всю мою жизнь. А ночью я лежал и думал, что скажу здесь. И понял, что сказать-то мне нечего. Ну что я сделал хорошего на самом деле? Спас Ласлу? Но это сделал не я, а Эрик, я лишь шел по намеченному магом плану. Помог ученым? Но у меня не было на это ни денег, ни влияния, к тому же все организовали за меня. Избавился от синей птицы? Но у меня тогда и выбора другого не было. Про Арлейв я вообще молчу...
Закрыв глаза, я немного отдышался.
- Иногда мне кажется, что это не мы с Эриком облажались, а вы, боги, оставили мне проклятье в награду за мое себялюбие и самоуверенность. Ведь по сути, даже если я и делаю добрые дела, я делаю их с корыстным умыслом - чтобы меня любили окружающие. И они любят... за эти мелочи... или просто хорошо притворяются. Что ж... думаю, поделом мне.
Тьма не ответила, однако мне показалось, будто воздух стал гуще и начал давить на меня. Обманчивое чувство, самовнушение, нервы...
- Завтра я еду во Фрит. У нас будет совещание, соберутся все графы. Пусть такие собрания проходят каждый год, я в этот раз особенно волнуюсь. Мне... на самом деле не хочется оставлять здесь Каю одну. Вроде до родов остался еще месяц, но кто его знает. Вдруг она ошиблась, и срок уже подходит? Вдруг у меня родится ребенок до того, как я вернусь? Не знаю... мне сказали, что я могу попросить тебя, Тьма, о чем-нибудь. Ну что ж, пусть я этого не заслужил - я все равно попрошу. Пожалуйста, отвернись на время от меня и моей семьи. Или, если так нельзя - смотри только на меня, но не на Каю или Ласлу. Я бы с радостью снес шишки за них, только бы ребенок родился здоровым и дело, что замыслила Ласла, прошло успешно. Будет жаль, если Эллиот...
Меня прервал звук открывающийся двери - ко мне заглянула одна из жриц чтобы поинтересоваться, закончил ли я. Я улыбнулся и решил, что сказать мне больше нечего... впрочем, мне нечего было сказать еще до того, как я сюда вошел.
***
- Именем Ласлы сон Розалинды, правительницы Вадгарда, я снимаю обвинения со всех дезертиров войны пятилетней давности. Любые нападки в их сторону отныне будут приравниваться к обычному преступлению и караться соответственно книге законов. В честь этого знаменательного события я объявляю рыцарский турнир открытым! Да будет так!
Ласла - красивая, нарядная в своем ярко-красном платье, расшитом колосьями, с венцом на голове - закончила свою речь и вернулась на свое место. Трибуны, до которых короткую речь донесла магия, радостно взревели, на арене колизея началась суета - все готовились к первому из состязаний - скачкам.
- Как же я люблю твою краткость, - улыбнулся я сестре.
Мой трон находился от Ласлы по правую руку. Рядом со мной на своем месте восседал граф Порк - огромный, патлатый, могучий как медведь. Его жена, Лель, то и дело звенела своим смехом где-то у меня под ухом, и это уже начинало раздражать. По левую же руку от Ласлы устроились западный граф Шенорк, бородатый и приземистый словно гном, и высоченная тонконогая цапля - восточный граф Шук. Охранял же нас весь рыцарский клан псов почти в полном составе. Почти - потому что Эллиот участвовал в турнире.
- Надеюсь, он победит, как и обещал, - будто не услышав меня, прошептала Ласла неотрывно глядя в небольшой, искусно сделанный бинокль на длинной палочке. - Если нет - то придется как-то иначе объяснять исчезновение Эллы соны Тонильф и появление парня - Эллиота сона Тонильфа...
- Не волнуйся так, - я наклонился к ней поближе и кивнул на арену. - Кто-кто, а Элли справится. Кстати, как там ваши дела?
- Ну как тебе сказать, - вздохнула королева. - Скрываемся как можем, хотя слухи... да во мрак слухи. Вот сейчас немного шумиха уляжется вокруг его, хмн, смены пола, какое-то время выждем, а потом...
- Собираешься сломать древние традиции? - усмехнулся я.
- Ганс, я только и делаю, что ломаю древние традиции, - заговорщицки улыбнулась в ответ Ласла. - Одной больше, одной меньше - какая разница? Мораль Вадгарда сейчас мягка как глина, лепи что хочешь. Все, чего я хочу - это выйти уже замуж по-любви и разогнать всех этих мерзких принцев.
Я невольно поморщился, вспомнив об этой катастрофе.
Дело в том, что после снятия проклятья на Ласлу вдруг посыпались предложения руки и сердца. И от кого! От младших, блин, принцев из разных королевских семей! Не у всех, увы, представителей мужского пола имелась гордость, и некоторые были готовы продаться Ласле как какая-нибудь принцесса! Меня это первое время весьма возмущало. Дальше - хуже. Некоторые королевские семьи сами начали предлагать сестре принцев, не особо заботясь о желании тех. Кое-кто был так настойчив, что периодически приезжал во Фрит и искал встречи с нашей красавицей-королевой. А кое-кто был настолько расстроен отказом, что принялся распускать слухи о том, что Ласла интересуется женщинами. Маскарад Эллиота сослужил нам плохую службу.
- А как там твоя? - решив, видно, отвлечься от неприятной темы, спросила Ласла.
- Ууууу, - не сдержал я улыбки. - Ребенок еще не успел родиться, а она его судьбу распланировала на годы вперед. Даже уже имя придумала. Ну, то есть имена - и для мальчика, и для девчонки. Хотя она утверждает, что там мальчишка.
- Хорошо бы, - цокнула языком Ласла. - Наследник нам бы пригодился.
- И все же ты уверена, что у тебя не будет детей? - нахмурился я. - Ты точно все хорошо проверила? Может, вызовем докторов из Арлейва? Или сама туда съездишь...
- Увы, я уже приглашала, - тяжело вздохнула Ласла, но тут же суетливо добавила. - Ну ничего. Я... уже смирилась.
Новость о том, что Ласла плохо перенесла роды в прошлый раз и больше, скорее всего, не сможет иметь детей, стала для меня огромной ложкой дегтя в бочке с медом. Я надеялся, что моим детям не придется садиться на престол, что они останутся в графстве. Ну, увы. Зато я выторговал у Ласлы разрешение моим детям самим поделить между собой трон страны, рассудив, что втюхивать это непростое дело старшему было бы гадко.
- Бедная Кая, - вздохнул я. - Боязно было ее одну оставлять. Она ведь очень трясется из-за ребенка...
- Трясется? - удивилась Ласла. - С чего бы? Вроде же все хорошо идет?
- Да, все хорошо, но видишь ли... - я замялся, но рассказать не успел.
На арене прозвучал хлопок, и лошади сорвались с места. Худощавый парень, прячущий за собачьей маской лицо, быстро вышел вперед на своем черном, тонконогом жеребце. Лошадь его была быстрой, утонченной, кизиловой - с красными глазами. Самая лучшая порода для скачек. Будто специально по такому случаю Эллиот разоделся в вызывающий мундир насыщенно-красного цвета, и золотистые ломпасы будто горели, отражая свет раскаленного Вадгардского солнца.
- Потом все расскажешь, - кивнула мне Ласла, тут же снова поднеся к глазам бинокль. - Будет еще время побеседовать с глазу на глаз.
Я на это только вздохнул. Что ж, она права... будет еще время.
***
- Поздравляю вашего рыцаря с победой, ваше величество, - пробасил дружелюбно граф Порк, усаживаясь на свое место. - Мальчишка просто красавец, пусть и тощий.
Я поймал взгляд раскрасневшейся от удовольствия Ласлы. Только час назад она, при всем народе Фрита, лично разжаловала Эллу, и посвятила в рыцари уже Эллиота. Народ был от такой новости в глубоком замешательстве, но произнесенная мной короткая речь о заслугах рыцаря чуть поправила дело. По крайней мере большая часть ушла сбитой с толку, а не преисполнившейся ненавистью к разоблаченному дезертиру.
Теперь же мы сидели в зале, в котором обычно проводился совет маскарада. Не смотря на то, что совещание было для графов, свободных стульев не осталось. Еще бы, ведь все приехали с секретарями, да к тому же к нам присоединилась Лука, которая улыбалась так, словно у нее лицо онемело. Широкая зубастая улыбка уже минут пять не погасала. Интересно, это она действительно так сильно радуется победе Эллиота, или просто притворяется как-то неестественно?
- Спасибо за поздравления, - ответила Ласла, и грациозно села во главе стола. - Присаживайтесь, господа. Начнем наше заседание.
Все кроме меня сели - я-то уже сидел. Попробуй постой с больной спиной и еле-еле шевелящимися ногами. Увы, мое состояние с момента снятия проклятия с Ласлы никак не изменилось. Не ухудшилось, слава свету, но и не улучшилось.
Первый час мы активно решали внутренние проблемы графств и центра, но в конце-концов закончили. С кухни пришло несколько мышек, они притащили закуски на больших серебряных подносах, и за едой потек уже совсем другой разговор.
- Как дела с летучим газом? - спросил первым граф Шенорк, вытряхивая из бороды крошки. - Нам все еще никто не верит?
- Да, все без изменений, - раздраженно отмахнулась Ласла, отпив поданного ей чаю. - Это какой-то маразм, господа! Хорошо, что мы пока не стремимся торговать кристаллами. Сколько уже прошло? Года два? А кета до сих пор считает, что мы каким-то немыслимым образом обдираем магов или вытягиваем магию прямо с водного плана. Или что мы нашли клад, зарытый предками во времена магического рабства. А королевская сокровищница перегружена кристаллами. И это при всего одной мельнице!
- Наверное дело все же в мельнице, - хмыкнул восточный граф Шук.
- Но должны же быть пределы предрассудкам, - возмутилась Ласла. - Мы буквально хватаем шпионов за шкирку и тащим их смотреть на эту самую мельницу. Но, посмотрев, они отчего-то только еще больше убеждаются в том, что мы блефуем.
- Просто правда не укладывается в их систему мира, - покачал головой я. - А что до предрассудков, связанных с мельницей Гила... я не понимаю, почему бы нам не избавиться от них? Может, если вся кета увидит, что мы накормили прожорливую мельницу, совершили невозможное, то они наконец откроют глаза?
На меня уставились как на сумасшедшего, и я от этого подавился водой. Альти, которая давно стала моим секретарем, милостиво похлопала меня по спине. Откашлявшись и утерев выступившие на глазах слезы, я осипшим голосом продолжал:
- Ну а что, у меня есть план.
- Очередной безумный план? - осведомилась Ласла.
- Так точно, - улыбнулся ей я.
- Излагайте, сонор Рыбуш, - благодушно попросил меня граф Порк. - Все во внимании.
Я вздохнул. Ну да, я сменил фамилию. Это было необходимо, так как я отрекся от титула принца и стал графом, не мог я оставаться Розалиндом. Дома у меня была фамилия Рыбушкин... ну я и укоротил ее на местный манер. Кая долго надо мной потом потешалась. Ну и что, что «рыбуш» - это на языке Вадгарда звучит близко к их «риубуш», что переводится на наш как «нахал». А мне вот даже нравилось такое значение.
Благо, мое становление графом никак не отразилось на драконьем благословении. Решила большая красная ящерица оставить меня при себе. И Каю тоже. Хорошо жить на свете зная, что у тебя в запасе еще лет двести, а рядом - любимая жена, которая обежала нарожать кучу детей. И даже уже приступила к реализации этого своего обещания.
- Маги Вадгарда ведь все еще носят кристаллы, - напомнил я. - А что, если мы предложим им снять их навсегда... но лишь заплатив за это крупную сумму в бликах?
***
Гил - коротышка с вороньим лицом и всклокоченной бородой - ворчал уже три дня не переставая. Казалось тот факт, что к нему выстроилась огромная очередь из магов, желающих за так покормить мельницу, его совсем не радовал. Может, правда, он просто по-привычке ворчал? Кто его знает.
Мы с Ласлой заняли почетное место в окружившем мельницу вереске. Моя огромная великанша-сестра едва помещалась в гроте, потому бегал посмотреть, насколько наполнилась мельница, преимущественно я. Шел третий день избавления от кристаллов, маги старались как никогда в жизни.
Сначала заявление о том, что любой, уплатившей в казну миллион бликов, получит разрешение не носить кристалла, вызвало у народа Вадгарда шок. Еще больше шокировал их тот факт, что чтобы накопить нужную сумма Ласла открыла для всех желающих пограничную башню. Чуть отойдя, буквально на следующий день, маги сначала по одному, а потом и целыми компаниями, начали стучаться в наши двери. Еще через день, когда первому набравшему миллион сумасшедшему выдали грамоту о полной свободе и отобрали кристалл, к нам повалила такая толпа, что нехов уже на всех не хватало. Кто-то терпеливо копил с нуля, кто-то дополнял свою «заначку», но все старались как помешанные.
Были и те, кто хотел сжульничать и просто прикарманить магию себе. Их ждал жестокий облом, так как Ласла наняла целую кодлу секретарей-магов, которые регистрировали всех входящих в башню.
- Сходи, посмотри, сколько там еще осталось, - нетерпеливо попросила Ласла в очередной раз.
- Хорошо, сейчас, - кивнул я и быстро зашагал в сторону мельницы.
Маги почтительно расступились, пропустив меня внутрь. Ну что ж... я, честно говоря, не думал, что мы соберем так много за каких-то три дня. Колба была почти заполнена и стремительно пополнялась раз за разом. Маги приносили и все сразу, и по частям - все это так же фиксировалось еще одним магов, что сидел за столом у самой колбы. Именно из-за того, что ему все приходилось записывать, очередь и двигалась так медленно.
- Немного еще осталось, - сказал я, возвратившись к Ласле и опустившись в заросли изрядно помятого нами вереска. - Такими темпами и часа не пройдет, как мы закончим.
- Что будем делать с остальными магами? - спросила Ласла хитро.
- Ну, на что там можно еще потратить эти блики? - отмахнулся я. - Не знаю. Артефакты?
- Добро, - кивнула Ласла. - Я уже даже знаю на что мы все это пустим. Однако сегодня однозначно образуется небольшая давка. Ничего... я хочу посмотреть уже, к чему приведет заполнение мельницы.
- Не боишься, что оно приведет к концу света? - весело фыркнул я.
- Это будет на твоей совести, - ткнула в меня пальцем королева.
- О нет! - я картинно схватился своими пушистыми пальцами за сердце. - Пощади, мельница, у меня жена вот-вот родит! Кстати завтра я уеду. Идет?
- Идет, - согласилась Ласла, а потом спросила. - Ты говорил, что Кая о чем-то там трясется? О чем же? Что-то не так со здоровьем?
- Нет, - улыбнулся я. - Вовсе нет. Просто... предсказание сбылось еще не полностью.
- А, ты про то предсказание, которое привело вас к Эрику? - припомнила Ласла. - Помню-помню, расказывал. И что же? Маг до сих пор жив?
- Да, - пожал я плечами. - По крайней мере Альти изредка чувствует, как он использует ее глаза, чтобы наблюдать за нами. Я даже передаю ему новости. Жаль, связь только в одну сторону работает и мы понятия не имеем, как у него дела. Но Эрик однозначно жив и умирать не собирается, кажется. И... никого важного после встречи с ним не умерло. И вот эта смерть очень пугает Каю. Она боится, что умрет ребенок, так как Эрик не оплатил свое желание.
- Мда... - пробормотала Ласла. - Неприятно. Но, может, в будущем что-то изменилось из-за того, что на тебе осталось проклятье? Или могла иметься в виду фигуральная смерть. Ты ведь умер теперь для своего мира.
- Ну, фактически да, - улыбнулся ей я. - Или, может, имелось в виду, что я на кете и умру рано или поздно. Кто его знает. Я предпочитаю не особенно заморачиваться по этому поводу. Но Кая...
Меня перебил неожиданный звук бьющего колокола. Одна часть магов испуганно ринулась прочь из мельницы, вторая напротив высыпала из коридора чтобы понять, что происходит. Образовалась давка и суета. Ласла, легко меня подхватив и подняла насколько это позволяла высота грота. Поднявшись над толпой я увидел, что мельница начала светиться. Гил бегал вокруг нее как ошалелый, хватаясь то за голову, то за сердце, и не знал, что ему делать.
Толпа испустила потрясенный вздох, когда мельница неожиданно начала изменяться. Лопасти вытянулись, превращаясь в две пары крыльев, крыша перетекла в длинную шею, увенчанную маленькой птичьей головой. На голове красовалась тонкая, хрустальная корона. Когда превращение завершилось, перед нами предстала огромная, красивая птица, источающая мягкий белый свет. Ее голубые глаза смотрели на собравшихся добро, заинтересованно.
Колокол ударил ровно двенадцать раз, и затих.
- О свет... - прошептала Ласла.
- Кто вызвал меня, дав силы на то, чтобы соткать себе водное тело? - спросила птица голосом, похожим на перезвон колокольчиков.
- Мы все вызвали тебя, - Ласла неуклюже перешагнула через толпу и тут же опустилась на колени перед явившимся нам божеством. А в том, что к нам спустилась из парового плана сама Свет-птица у меня почему-то сомнений не было. - Не гневись, богиня. Прости, что мы потревожили твой сон.
- Тебе не стоит извиняться, дитя, - прозвенела птица, махнув двумя парами крыльев. - Я счастлива, что мои дети способны объединиться ради общей цели. Пусть это и не совсем так, но... я рада всем, кто отдал мне крупицу своей водной крови. Скажите, с какой целью вы накормили мою мельницу?
- Мы хотели доказать всей кете, что невозможное - возможно, - сказала почтительно Ласла.
- Но разве же накормить мельницу невозможно! - развеселилась птица, и голос ее зазвенел добро, ласково. - Вы, мои пшеничные дети, уже не раз доказывали мне, что способны творить чудеса куда большие, чем вызов дождя или молний. Вспомнить хотя бы нашего последнего эноха. А ведь единственной невозможной для мага вещью является изменение характера другого человека. Но посмотрите друг на друга, милый Ганс, милая Ласла - его проделки превратили вас в совершенно других людей. Разве это - не настоящее чудо, куда более чудесное, чем моей появление?
Мы с сестрой удивленно переглянулись. Ну... да, птица была права. От меня прошлого, от жившего на земле Влада Рыбушкина ничего не осталось. Как и от вечно несчастной принцессы, а потом и проклятой королевы Ласлы.
- А теперь, я, повинуясь давнему своему обещанию, должна исполнить три любых желания! - прозвенела Свет-птица. - Так, кого бы мне выбрать из вас всех? Ох, вы все такие хорошие, среди вас нет ни одного злобного существа, которое я не приняла бы в паровой альков света, как вы его называете. Но надо выбрать лишь кого-нибудь одного, как жаль. Хотя... кажется я знаю, кто пойдет со мной сегодня.
Неожиданно потемнело. Испуганно дернувшись, я принялся оглядываться. Птица приподнялась на своих длинных тонких ножках, расправила две пары крыльев и взлетела чуть, зависнув в полнейшей, кромешной тьме.
- Почему ты выбрала именно его? - раздался будто отовсюду другой голос - торопливый, каркающий, полный птичьих криков. - Он же чужак.
- Разве тебя не позабавили его приключения? - спросила Свет-птица переливчато. - Мне они очень понравились, и я считаю, за это он заслужил небольшую награду.
- Не обольщайся, гость, - проскрипел голос, который, видно, принадлежал второй богине, Тьме-птице. - Все не так просто, ибо тебе выпала честь загадать три желания. Одно подари врагу своему, второе - другу, третье - семье.
- Конечно, любое из них ты можешь забрать себе, - зазвенела весело Свет-птица.
- Желай, - продолжила Тьма. - Мы можем исполнить все, что угодно. Например - дать тебе крепкого мальчика в сыновья. Снять проклятье. Утопить тебя в золоте. Сделать королем, энохом, даже богом. Все, что пожелаешь. И тебе за это ничего не будет. Никакого подвоха, принц.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Werenok о книге: Александр Сергеевич Виланов - Мёртвая столица
    Так себе. Прочитать и забыть. Или можно даже не читать этот рассказ растянутый до книги.

  • alesh.nat о книге: Александра Лисина - Тёмные времена. Враг
    Опять перечитала и опять не оторваться и снова захватывающе!Потрясающая серия!

  • Zvolya о книге: Ирина Эльба - Ледяной трон
    На мой взгляд, аннотация оказалась круче самой книги. Вначале порывалась бросить даже чтение, да и в отчаянную месть героини, которая никем не разоблаченная три(!) года обучалась в военной мужской академии, тоже не особо верилось. Героиня вообще странная получилась- вроде и маг редкий и не глупая, но все ее используют втёмную, а сама она постоянно в слезах и на "порошке"...
    В конце добавились не любимые мной интриги Богов, и закончилось всепрощением, "воскрешением", обретением "большой и светлой" и т.д. Короче, по мне так не айс.

  • akaprica о книге: Марьяна Сурикова - Сердце Стужи
    Вот вроде и не плохая книга.. но слог старых придания и сказок.. невозможно читать. Осилила 4 главы, а дальше не могу! Пыталась себя заставить, но чтение уже превратилось в пытку. Не знаю, все ли книги автора в таком стиле написаны, или это был эксперимент. Но выбор стиля крайне неудачный.

  • wenlana о книге: Екатерина Бакулина - О бывшем наемнике и взрослой женщине
    Даже ггерой удивлен способности героини давать всем и в любом месте

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.