Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45714
Книг: 113510
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 6

    
размер шрифта:AAA

- Ну... что я могу рассказать, - хмыкнула Джус. - Например то, что у каждого корабля в соответствии с количеством шаров и весом своя высота. Тяжеловесные грузовые корабли летают низко и медленно, у них своя линия, нижняя - первый летный путь. Маленькие частные грузовые корабли летают по средней линии - второму летному путь. Пассажирские же корабли поднимаются выше всего, на верхнюю летную линию, третий летный путь - они самые маленькие и самые легкие. Правда, у нас мало небоходов. Газ нам дорого обходится. Мы ж не льняники, у которых самый мощный флот.
- Еще бы, - поморщилась Элла. - У них там столько магов. Нашим, чтобы запустить один корабль, нужно полгода энергию копить, а за эти полгода нет-нет да какое-нибудь гадство случится. А их маги, говорят, каждый месяц на корабль силенок наскребают.
- Неприятно, - хмыкнул я.
- Да нет, нормально, - вздохнула Джус. - Нельзя ж быть хорошими во всем. Зато у нас железа столько, что мы можем вот такие порты строить. И льняники нам шары наполняют порой даже не за деньги, а за работу мастеров, которые могут такую вот конструкцию им забабахать. Так и живем. У одних одно есть, у других - другое, у третьих - третье, и меняемся потихоньку. Да так везде наверное. Не лезли бы только воевать еще...
- А с кем воевали-то? - спросил я осторожно.
- Да с гречами, тьма их поглоти, - фыркнула Элла. - Но ничего... мы их так разбили славно, а, Джус? Они теперь еще долго к нам не сунутся.
- Ага, - кивнула Джус, а на мой заинтересованный взгляд добавила спокойно. - Беспокойные соседи у нас, да. Уже вторую войну нам проигрывают, а все что-то пытаются. Их континент как раз между нашим и лакричным. Но с лакрицами шутки не пошутишь, сон принц. Если гречане просто много бесятся, то лакрицы спокойные-спокойные вроде... но, как говорится, бойся гнева спокойного человека. Был у нас, городской стражи, случай с лакричником одним. Он терпел, терпел, терпел одного своего обидчика... а потом со спокойным лицом переломал ему кости, донес до больницы и пришел сдаваться стражникам. Мол, посадите меня в тюрьму, я злое дело сделал. Вот такие они.
Я сдержанно ей на это улыбнулся.
Пока меня вводили в курс дела, корабль сравнялся с платформой, пришвартовался и с него начали сходить один за другим пассажиры - по большей части иностранцы, но попадались и, как выразилась Джус, пшеничники. И вот одна из девушек - очередная местная - застряла. Две лошадки, осматривающие поклажу на предмет чего-нибудь запрещенного, остановили ее и что-то объясняли, потряхивая в воздухе какой-то странной палкой, завернутой в тряпки.
- Что это там такое? - кивнул я на девушку и стражниц.
- Контрабандистку поди задержали, - фыркнула Элли. - Нет смысла вмешиваться. Вон, видишь, меч притащила с собой без лицензии. Поди своровала и продать решила. Будто все тут такие дураки и не обнаружат...
Незнакомка вцепилась в свой меч, склонила голову, что-то забормотала. Джус напряглась. Уж не знаю, о чем она подумала, но... я решил ей немного помочь.
- Подъедем? - спросил я. - Интересно посмотреть на контрабандистку...
- Ну поехали, сон принц, - с толикой благодарности, сказала она и спрыгнула с каркула.
Я уцепился за рога, стараясь не упасть.
- Стой, Джус, - попыталась остановить ее Элла, а потом, зыркнув на меня с ненавистью, выплюнула. - Капризный мальчишка...
- Заткнись, Элли, - огрызнулась лошадка, взяв за уздечку лося и потянув его в сторону корабля, на котором народ уже начал покрикивать от возмущения такой задержкой. - И не разговаривай так с соном принцем, имей совесть. Сама же всех вечно дергаешь с честью семьи Розалиндов, а сама к нему обращаться плохо не гнушаешься...
Эллу это задело, но в ответ она не нашла что сказать и молча спрыгнула со свой лошадки.
Когда мы подошли ближе, девушка практически плакала.
- Вы же видите мои документы, неужели нельзя никаких мне поблажек сделать? - умоляла она. - Я ведь не собираюсь его во вред использовать.
- Надо было думать об этом заранее, - ругалась на нее одна из стражниц. - Нельзя без лицензии. Нельзя и все тут. Это нарушение закона.
- Но не лететь же мне трижды - сюда, обратно и снова сюда? - тяжело вздохнула девушка. - Ну хотите - конфискуйте вы его, сохраните. Я как лицензию получу - сразу же его заберу.
- Мы тебе что, подружки? Э нет, девонька, или ты его нам отдаешь и катишься, или следующим же рейсом - домой. И пока будешь здесь куковать - мы с тебя глаз не спустим.
- Хорошо, хорошо, только не отбирайте, - она наконец вырвала свое оружие из чужих рук и прижала его к груди. - Это фамильное...
- Что здесь происходит? - громко, внушительно спросила Джус.
На нее живо обернулись и стражницы, и девушка. Обернулись и тут же склонили головы в поклонах.
- Ох, сона Крагорд, сона Тонильф, - почти хором поздоровались стражницы, не поднимая головы. - Поймали дуреху, говорит что в рыцари хочет. Меч без лицензии как-то протащила на борт...
- Сона Крагорд, я глупая, очень глупая, - вместе с ними запричитала девушка. - Простите, что правила нарушила. Я улечу. Надеюсь, моя беспечность не повлияет на экзамен, который бы я хотела пройти?
- Ой влипла ты, девонька, - фыркнула Элла. - Не быть тебе рыцаршей.
- Продолжайте пускать людей, - кивнула Джус стражницам. - С этой я сама разберусь.
- Спасибо, сона Крагорд, - закивали стражницы.
Джус же схватила девушку за локоток и оттащила в сторонку. Я все смотрел на нее... симпатичная. Рыженькая, волосы под каре пострижены, но торчат чуть в стороны, и на кончике носа - родинка. А вот одежка была откровенно говоря старая, застиранная - брюки из плотной коричневой ткани, рубаха и куртка кожаная. И фигура как у тех девушек, что позируют для рекламы фитнес-клубов.
- Ну-ка давай-ка, объясни, кто ты такая, - велела ей Джус.
- Да брось, подруга, пускай катится, - устало закатила глаза Элла. - Вот нужны тебе проблемы этой пигалицы...
- Ты сама когда-то такой пигалицей была, так что хватит тявкать, - осадила ее Джус.
- Я Камила сона Олли, - представилась девушка, протянув генеральше длинную железную карточку. - Вот мои документы, о благородная сона. Мой род должен быть вам знаком, да только обеднели мы. У меня не было денег на то, чтобы полететь сюда, поступить в рыцари и вернуться за мечом... я и здесь-то не знала, как выживать с такой малой суммой денег буду. Потому я попыталась... ох, как же мне стыдно. Мои проблемы не оправдывают моей безответственности, я это понимаю...
- Хотела, небось, поучаствовать в турнире? - Джус осмотрела карточку и сунула ее зачем-то мне.
- Да, благородная сона, - кивнула девушка, поникнув. - Но теперь уж не судьба видимо...
Я взял. Что ж... до нашего паспорта этой штуковине было далеко. На продолговатой железке выдавили вверху какие-то цифры - как я понял по разделению год, день и месяц рождения. Далее шло, видимо, имя. Я даже узнал некоторые буквы... хотя с этим у меня все еще были серьезные проблемы. А ниже шли три герба. На одном изображалась голова рыси, на втором - парусный корабль на волнах, а на третьем - какая-то страшная, высунувшая язык морда. Ничего не поняв толком, я протянул «документ» девушка. Та удивленно его у меня забрала и задержала на мне взгляд подольше - видно пыталась понять, кто я такой.
- Эх ты, балда, - вздохнула Джус. - Ты мне скажи сейчас четко, что делать собралась?
- Да вот... поеду домой наверное, - поникла девушка. - Не могу я с этим мечом расстаться. Он фамильный. Вы же знаете, снежные рыси раньше лучшими королевскими рыцарями были. Я тоже хочу. Ничего. Накоплю денег и приеду еще раз, уже без меча. Может, кому еще из знати рыцарь понадобится...
Лука что-то там говорила о том, чтобы я выбрал себе рыцаря не по победе, а по личному вкусу. Невольно мне подумалось, что эта девушка пусть и пыталась нарушить правила, но вроде искренне раскаивалась. К тому же меня поразил тот факт, что она не хотела отдавать меч и, чтобы сохранить его, готова была даже повернуть домой. Пришла на ум мысль, что ее могут поймать и в ее провинции с этим оружием, и все равно конфисковать.
Оставить ее в должниках что ли... могу ведь помочь человеку, так почему бы и нет? Ласла, конечно, меня за это по голове к не погладит, но Джус судя по всему на моей стороне.
- А может мне его сохранить? - решившись, предложил я.
- Сон, - угрожающе нахмурилась Элла. - Я бы вам не советовала...
- Ну а что, - посмотрел я на одобрительно улыбнувшуюся Джус. - Если она контрабандистка и меч с документами украла или подделала - оружие просто перейдет в оружейную рыцарей. А если нет - то ей не долго будет забрать его у меня.
- Простите, сон... - недоверчиво посмотрел на меня девушка. - Но... несмотря на то, что вы с благородными сонами, я не вижу причин доверять вам столь ценную для меня вещь...
- Попридержи язык, глупая девчонка, - гавкнула на нее Элла. - Сам принц Розалинд оказал честь заговорить с тобой. Не право ли охранять его ты так хотела выиграть на турнире?
Камилла после этих слов уставилась на меня с ужасом, видно раздумывая, не кинуться ли мне в ноги. Меня это как-то... выбило чуть из колеи и я пожалел, что зря сунулся. Но, кажется, благоразумие пересилило и рысь безропотно протянула мне меч, склонив голову. Я честно его взял, размотал тряпки и осмотрел. Да... такую красоту я только в музее раньше и видел. Хотя... куда там музейной рухляди до этого меча? Узорный эфес, украшенные рисунками ножны. Наверняка и заточен хорошо...
- Красивый, - хмыкнул я, проведя пальцем по рысьей голове на крестовине. - Я буду бережно с ним обращаться, обещаю. Если из чистого любопытства из ножен достану - не обидишься?
- Нет, что вы, сон Розалинд, - почти испуганно замотала головой она. - Конечно, делайте что сочтете нужным.
- Ну тогда жду тебя сразу, как ты получишь лицензию, - улыбнулся ей я, неуклюже обняв свое новое приобретение. - Джус, я правильно понимаю, рыцарский корпус же при дворце? Мне что-то такое Альти говорила...
- Да, сон принц, - улыбнулась мне генеральша. - Там и есть.
- Ну вот и зайдешь ко мне за ним, - кивнул я Камилле. - Только смотри, на этот раз правила не нарушай. Увижу за тобой на турнире хоть одну хитрость - придется тебе ехать домой. Идет?
- Разумеется, - закивала девушка, а потом посмотрела на меня глазами, в которых буквально огонь горел. - Я обещаю вам, сон Розалинд, что я всеми силами и со всей ответственностью подойду к турниру и приложу все старания чтобы победить и стать вашим личным рыцарем. Вы не разочаруетесь во мне!
- Ты лицензию сначала получи, балда везучая, - дала ей веселый подзатыльник Джус, а потом взмахнула быстро на каркула ко мне. - Смотри у меня. Я за тобой в оба глаза, пристальнее чем за остальными следить буду, рыжуха.
- Тц... - фыркнула Элла. - Даже не надейся победить, малявка. Слава рысей давно уже в прошлом. А на турнир и шакалов занесло, и медведей, и даже сипух. Провинциальной дурочке не чего с ними и тягаться... Хотя подозреваю, что зассышь ты и сбежишь в свою дыру еще раньше, чем позорно продуешь. Я тоже не мало усилий к воспитанию рыцарей прикладываю... ты у меня взвоешь еще, молокососка... к кошкам запросишься.
Камилла закусила губу, и я постарался ей ободряюще улыбнуться. Мои сопровождающие же, не прощаясь, развернулись и поспешили к спуску. Действительно многовато времени на осмотр порта мы потратили... пора было двигаться дальше.
11. Болезненное счастье


Старая нянечка младшего принца жила недалеко от воздушного порта. Видимо поэтому-то Ласла и одобрила эту поездку. Интересно, а если бы она жила на противоположном конце города, отпустила бы она меня? Эх... отпустила бы, наверное, но точно не сегодня, а очень не скоро... Все же плохо на мой счет королева настроена, плохо. Ничего я с этим за эти три дня сделать на смог. И все казалось мне, что вот толкну я речь на этом пиру... и все. Кинет она меня в тюрьму и скажет, что слег ее любимый брат с тяжелой болезнью.
Но до этого у меня оставались еще одни счастливые сутки, а может даже чуть побольше.
Конечно, думалось мне иногда, в порыве энтузиазма - авось пронесет, авось приживусь, авось лиса, лошадь и сова спасут, отсрочат расплату, авось и правда сниму с королевы проклятье. Но даже если и не сниму... даже если и не будет отстрочки... даже если она меня убьет сразу после бала... я...
- Джус... - позвал я, когда она меня как слабую девчонку сняла с каркула и усадила в мое летучее кресло.
- Ая? - спросила всем довольная тетя-лошадь.
- Спасибо, - потупился я. - Ну, что рассказываешь, что возишься, что...
- Ой да брось, - отмахнулась польщенная моими словами Джус. - С чего это ты вдруг?
Элла тоже посмотрела на меня - правда недовольно.
- Да я... - я кинул взгляд на домик няньки. - Просто подумал тут, пока мы ехали. Ну, что вот это все, вот эти чудеса... они же всей моей жизни прошлой стоят.
- Подмазываешься, - брезгливо поморщилась Элла. - Какой же ты все же жалкий...
- Эх ты, тварь ты неблагодарная, - посетовала Джус на ее слова. - Ничего-то ты, сона Тонильф, не понимаешь. Обнаглела ты совсем, девочка моя, ссучилась, привыкла к жизни хорошей. Будто и не помнишь, на какой помойке мы тебя подобрали...
- Я даже при том, что с помойки, хоть какую-то гордость имею, - выплюнула Элла, которую эти слова задели. - И всегда имела. А этот... тошнота одна. Только и бормочет. Спасибо, извините, спасибо, извините, спасибо...
- А я больше ничего и не могу, - совсем на нее не разозлившись, пожал плечами я. - Простите уж, сона Тонильф, что я такой жалкий. Мне и самому противно порой бывает...
- Ну хорошо хоть, что бывает, - поморщилась Элла. - Давай уже, катись, дури голову старой женщине. Как низко еще ты можешь пасть ради того, чтобы подольше просидеть на шее Ласлы?...
Джус презрительно на нее посмотрела, фыркнула, взялась за ручки кресла и повезла меня в сторону двери.
Домик был двухэтажным, но, судя по тому, что у него имелось целых три крыльца, жило в нем несколько семей. Джус свернула к боковой двери, оставила мою коляску и громко, настойчиво постучалась. Зеленая дверь, краска на которой облезла и потрескалась, затряслась от ее ударов, с верхнего косяка посыпались опилки.
Тут же внутри застучали шаги, и дверь приоткрылась. На нас карими глазищами уставилась пухлая, курносая девушка.
- А, блогородные соны и сон принц, - обрадовалась она, открывая дверь и кланяясь. - Проходите. Сона Лони как узнала о том, что ваше величество жив, так только о вас и говорит. Все уши мне уже прожужжала, никак наговориться не может. Она вас очень ждала.
- Она... знает, что я ничего не помню?
Мне почему-то стало не по себе. Нет, все же права Элла. Я приехал сюда чтобы обманывать... и даже не подумал об этом.
- Да, но ей все равно, - махнула рукой девушка, отступая в сторонку и пропуская нас вперед. - Она готова хоть всю вашу жизнь вам пересказать, только бы разок на вас взглянуть.
Джус похлопала меня по плечу, и мы вошли.
Сразу за зеленой дверью начиналась обшарпанная деревянная лестница на второй этаж - узкая, вдвоем не разойтись. Джус беспощадно поднялась, везя меня перед собой. Девушка быстро распахнула еще одну дверь - тоже зеленую, и тоже обшарпанную. В нос мне ударил запах валерианки и старости. Знакомый запах, запах, который исходил из квартиры покойной бабушки. Она была очень старой, ей приближалось к девяти десяткам, когда она умерла, и я помнил ее уже в те годы, когда она почти не вставала с постели. Я надеялся, что старая нянечка окажется моложе... но я ошибся.
Мы проехали по узкому коридору с облупившейся, бугристой белой штукатуркой на стенах, и мы завернули в одну из дверей. Здесь стояла железная кровать. На кровати, на четырех толстых матрасах, застеленных сбившейся белой простыней - совсем как в больнице - лежала пожилая леди и хрипло, тяжело дышала.
- Сона Лони, принц приехал, - жизнерадостно сказал девушка, подходя к старухе. - Вы не спите?
- Нет, милая, - сказала женщина беззубым, шамкающим голосом. - Помоги-ка мне сесть.
Джус подкатила меня к самой кровати. Девушка помогла старой няньке усесться, прислонившись к железной спинке кровати. Старая женщина, морщины которой походили на трещины в засохшей глине, посмотрела на меня подслеповато щурясь. Джус сжала мое плечо, и я, собрав остатки мужества, ухватился за край постели и пододвинулся поближе. Бабушка протянула ко мне трясущиеся руки, положила их мне на щеки и заставила наклониться, всмотрелась в мое лицо, а потом... потом...
Она так улыбнулась, что я прикусил губу. На ее лице проступило выражение такого счастья, которого я никогда ни у кого в жизни не видел.
- Мой дорогой, как же я рада... как же я счастлива что вижу тебя снова... - сказала она тягуче, хрипло. - Как ты? Мне сказали, что ты ничего не помнишь. И что у тебя болит спина...
- Да, так и есть, - выдавил из себя я, а потом посмотрел на Джус и незнакомку. - Вы не могли бы... нас оставить?
- Уверен? - спросила генеральша.
- Да, - кивнул я, а потом улыбнулся бабушке. - Вы же не против, да?
- Свет-птица, конечно, - согласилась охотно старушка. - Я ведь не с этими блогородными сонами хотела увидеться, а с тобой. А на Ику свою я еще насмотрюсь. Вот ведь как получается, мой милый - раньше нянькой служила при дворе, а теперь мне и самой нянька понадобилась...
Джус посмотрела на меня, еще раз обеспокоенно переглянулась с сиделкой и удалилась. За ней ушла и Ика, и мы остались одни. Сердце стучало в горле - ни сглотнуть, ни вздохнуть. На глаза наворачивались слезы. И я все ждал... ждал, что вот сейчас она рассмеется и скажет, что раскусила меня.
- Знаешь, я рада, что ты остался жив, - сказала старуха. - И не потому, что ты принц, и даже не потому, что я люблю тебя, мой мальчик, пуще собственных детей и внучат. А потому что человечек ты хороший. Самый светлый из всех Розалиндов. И знаешь... то, что ты ничего не помнишь о своем прошлом... может оно и к лучшему?
- Все так плохо? - спросил я осторожно, отстраняясь от нее, но позволяя своей ладони остаться в ее старой руке. - Моя жизнь была такой тяжелой?
- Нет-нет, вовсе нет, мой милый, что ты. Твоя жизнь была достаточно беззаботной. Но твоя беззаботность крылась в неведении, мой мальчик. Однажды ты бы узнал о всех пороках своей семьи. Узнал бы, и это тебя очень сильно бы огорчило. Это бы сломало твое представление о мире. Ведь ты искренне верил в то, что твоя семья - самая лучшая на свете.
- Я... - я замялся.
- Не переживай, - похлопала меня по руке старушка. - Не помнишь, так не помнишь, что с того? Главное - живой.
- Да какой я живой... - слезы все же навернулись на глаза, и я опустил голову, уставился на свои колени. - Жалкий калека, обуза... почти мертвец... Ласла меня ненавидит, сона Тонильф считает жалким... но я и есть жалкий... я...
- Эх ты, глупый, - она протянула руку и потрепала меня по волосам, а потом сказала почти весело. - Вот вроде и потерял ты память, а все таким же остался. Вот давай я расскажу тебе одну историю.
Я вытер глаза и кивнул. Этот разговор буквально выдавливал из меня все соки. Я не хотел ее обманывать. Не хотел. Хотел сбежать. Я думал, что выведаю у нее что-нибудь полезное о семье Ласлы... но я не мог ничего спросить. Не мог, потому что из-за этого почувствовал бы себя полным ничтожеством, сволочью, не заслуживающей никакого сострадания.
- Это случилось, когда твои родители первый раз разрешили тебе прийти на бал, - начала старушка. - Ты был так горд, одел свой лучший костюм, постоянно просил срезать лишние кружева и бантики - хотел чувствовать себя взрослым, а не мальчиком. Даже рапиру из оружейной взял и на пояс прицепил, хотя она за тобой по полу волочилась. И вот в таком виде ты явился на бал - такой милый маленький мужчина. Как раз в тот день приехал жених Ласлы, и они с ним весь вечер болтали. А ты был один на балу, ребенок. И в какой-то момент ты, как ты сам мне потом сказал, увидел, что Ласле не нравится этот парень, этот принц гречей, за которого ее хотели выдать, чтобы войны не было. И знаешь что ты сделал? Вот что бы ты сделал?
- Я бы отозвал ее в сторонку под каким-нибудь предлогом, - сказал я, шмыгнув носом. - Или пригласил бы на танец.
- Вот, это же ты, мой мальчик! - обрадовалась старушка. - Так ты и сделал. И хотя твоя сестра была тебя на две головы выше, вы с ней танцевали вальс. А потом ты сделал вид, что у тебя разболелся зуб, и заставил ее увести тебя к целителю. Греч был очень этим недоволен на следующий день, и... вот именно этого я никогда не забуду - ты пришел к нему извиняться. Ты извинялся перед ним совершенно искренне за то, что украл у него сестру, пока он не простил и тебя, и ее. В этом весь ты, мой малыш. Ты перед всеми всегда чувствовал себя виноватым, даже если это они - не правы. Даже если они сделали тебе что-то плохое. Даже если они - сволочи распоследние.
Я прикусил губу.
- Ты устал? - спросила старушка, заглянув в мое лицо. - Прости, заболталась я, старая дура. У тебя наверняка много дел, много хлопот из-за твоего возвращения во дворец. Столько надо наверстать. Иди, мой милый... что мне тебя держать? Но сначала... открой-ка вот эту тумбу.
Она слабо похлопала рукой по стоящему рядом с кроватью обшарпанному ящику. Я послушно наклонился и открыл дверцу. Тумбочка была почти пустой, но в ее глубине, у дальней стенки, белело что-то. Я протянул руку и вытащил шкатулку размером с брикет сливочного масла - судя по гладким бокам и характерному желтоватому цветы, она была костяной.
Но что самое страшное - я где-то уже эту вещь видел. Видел... но никак не мог вспомнить где именно.
- Это... мое, да? - спросил я. - Вы сохранили ее?
- Да, это твои сокровища, - сказала старушка. - Хочешь, я тебе о них расскажу? Давай, открой.
Я открыл крышку и облизал вмиг пересохшие губы.
- Сережка с зеленым камнем - это Ласлы, - пояснила нянька. - Ты всегда говорил, что женишься на ней, когда вырастешь, и она тебе ее подарила. А прядка волос - от дочери служанки, с которой ты играл в детстве. Альти ее звали... хорошая девочка. Пуговичка - подарок от лавандовой принцессы. Наконечник стрелы - это с первой твоей охоты, ты этой стрелой свалил маленького пирка. И ключик... ты не сказал от чего, прости. Это был единственный твой от меня секрет.
Я провел по локону волос пальцем. Так вот оно что... так вот почему она решила пойти ко мне в служанки сразу же, как увидела.
- Спасибо вам, - сказал я, а потом, ненавидя себя за это, добавил. - Можно... я еще раз приду?
- Конечно, конечно Ганс, - закивала она. - Мне, правда, не долго осталось, но ты приходил. Приходи. И держись за сестру. Она всегда тебя любила, хотя и неумело это показывала. И не спрашивай, меня, пожалуйста, обо всех остальных розалиндах. Твоя семья была самой лучшей, так и знай.
Я кивнул... и направил свою трость в сторону двери.
Впервые в жизни мне настолько тяжело было кому-либо врать.
Джус молча вывела меня на улицу и хотела уже пересадить на каркула, но... я скинул ее руки и отъехал к старому, засохшему дереву, все еще прижимая к себе  шкатулку. Подъехал и, чувствуя страшную боль в позвоночнике, согнулся пополам, уткнувшись лбом в неподвижные коленки. Кресло не выдержало такого кощунственного перераспределения веса и перевернулось, скинув меня на опавшие листья. В голове помутилось, все звуки приглушились и зрение - потускнело. Чувство было такое, будто на мою несчастную голову опустили вес всего мира...
Я сжался клубком на листьях и заплакал. Джус потормошила меня, потом подняла, отряхнула и, все так же рыдающего втащила на каркула, но все эти действии как будто не достигали меня. Был только я... и моя боль. Краем глаза я заметил непонятно что выражающий взгляд Эллы, но и это меня тогда не тронуло...
В молчании лучшие воины Вадгарда, слушая мои всхлипывания, двинулись обратно во дворец.
12. Загноившийся волосок


Я никогда в жизни так не плакал.
Даже когда у меня начались проблемы со спиной, я не чувствовал себя так плохо. Там я был просто бесконечно напуган, а когда все более или менее нормализовалось - плакать оказалось уже поздно. Но, кажется, вселенная - даже чужая - любит равновесие.
Казалось, что все напряжение, которое накопилось во мне за последний год, решило вытечь через глаза. Я плакал - беззвучно, прижавшись к Джус - всю дорогу до замка. Я плакал, пока меня везли до моей комнаты. Я плакал и там... и никак не мог остановиться. Слезы отпускали меня ненадолго... но стоило вспомнить разговор со старой женщиной, вспомнить, как развернулась и ушла Ласла, когда мы с ней завтракали, вспомнить о том, что меня в скором времени возможно ждет, так слезы сразу начинали катиться снова. Я прекратил всхлипывать только тогда совсем уже стемнело за окном.
Альти, все это время сидевшая рядом, гладила меня по волосам. Она бормотала что-то о том, что все будет хорошо, о том, что после слез мне должно стать легче. Иногда она начинала что-то петь - колыбельную, слова которой казались мне такими знакомыми. Иногда она тоже, кажется, начинала смахивать слезы. Но в конце-концов все кончилось.
И как только я решил - твердо решил - что хватит на сегодня грусти, в дверь постучались.
- Войдите, - измученно попросил я.
К моему удивлению вошла Ласла.
Ее появление заставило сердце предательски ухнуть в пятки. Я сразу вспомнил все свои грешки - и пошлину за вход в комнату, и безумные идеи по поиску безумного ученого, и помощь рыси, чей меч я все это время обнимал в своем истерическом припадке. Но королева, кажется, не была зла. Хотя кто знает, что пряталось под маской.
- Оставь нас, - приказала она Альти и та, быстро поклонившись, вышла из комнаты.
Стоило служанке скрыться за дверью, Ласла тяжело вздохнула и, сняв свою громоздкую маску-шлем, поставила ее на прикроватную тумбочку. Я вскользь заметил на ее лице задумчивое, чуть печальное выражение. Я ожидал, что она сядет в кресло, на котором сидела Альти... но королева примостилась на край кровати и, заглянув мне в лицо, погладила по волосам.
Это было... так пугающе и так неожиданно, что у меня на глаза снова навернулись слезы.
- Та женщина... она была счастлива... - выдавил из себя я. - И остальные. Вы все смотрите на меня и видите своего мертвеца. Я... только больно вам делаю. Будто я этого не понимаю. И мне самому от этого... так невыносимо...
Ласла еще раз тяжело вздохнула.
А мне... мне вдруг стало неприятно от самого себя. От тех мыслей, что мне хотелось бы выразить, но я не мог решиться. Но Ласла смотрела на меня так странно, с какой-то затаенной нежностью, что я решился. Решился, хотя и подозревал - ей эти слова не понравятся.
- Знаешь... ты возненавидишь меня за то, что я тебе скажу... но можно я уже скажу это?
- Говори, - благосклонно кивнула Ласла.
- Мне порой... так хочется быть этим вашим всеми любимым принцем... потому что я сам из себя ничего не представляю, - сказал я... и тут же до боли, до дрожи прикусил губу. - Мне и раньше казалось, что меня... попросту нет, не существую я... а теперь.... теперь...
Я уткнулся лицом в подушку, и Ласла снова прошлась рукой по моим волосам.
- Я не зла, - сказала она. - Но я не совсем понимаю, о чем ты. Объяснишь?
Я посмотрел на нее с надеждой, но поймал лишь усталый взгляд. Да... какая в конце-то концов разница. Завтра - она подпишет мне смертный приговор, а сейчас пришла, наверняка, чтобы что-нибудь о пире сказать. Мне так хотелось кому-нибудь выговориться, рассказать о том, о чем даже сестра не знала. И я решился.
- Можешь... дать стакан воды? - попросил я. - Объясню...
Ласла, одной рукой налила из прозрачного пузатого графина воды мне в высокий, стеклянный стакан. Налила, а потом, подумав, капнула туда пару капель снотворного, что в зеленом флаконе стояло тут же, на тумбочке. Протянула мне. Я выпил - в горле от слез пересохло - и выдавил из себя благодарную улыбку. А потом, вернув стакан на тумбочку, я начал:
- Знаешь... одно воспоминание очень... въелось в мою память. Потом, я сколько бы о нем не думал... мне все казалось, что именно оно меня подкосило. Там, у себя дома, я, прежде чем заболел, поступил в университет. Не знаю уж, есть у вас здесь университеты или нет...
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • zayachko0608 о книге: Анна Сергеевна Гаврилова - Тайная невеста
    А мне книга хорошо зашла. Герои отторжения не вызвали, бросить тоже желания не возникло. Сюжет развивается неспешно, а к концу так вообще стало весьма занятно. Пошла читать дальше

  • Botashka о книге: Марина Багирова - Присвоенная
    Капец вот это книга. Эмоции зашкаливают. Страстью пропитано. Хоть авторы постельных моментов не описывают но всё-таки мурашки по коже зашевелились.

  • amberdarkwood о книге: Рина Ских - Подари мне крылья. Книга 1
    Из плюсов: читается легко, хороший язык и темп повествования. Нет ошибок, опечаток, ну или они не бросаются в глаза. Автор не затягивает историю, сюжет интригует, так как подобный сюжет я встречаю редко ...в хорошо исполнении.
    Смущает только метания героини между ее рабами - вроде как у нее принципы и она ни-ни с рабами, ну а на следующей странице "я вся в огне". В любом случае буду дальше читать, книга стоит внимания

  • len.glu о книге: Дина Рид - Без боя не сдамся
    Переживательно, почти по-американски ср*корвательно: и тяжелое детство, и шоу с голосистыми талантищами, и непонятки между гг-ями, делающие историю ещё, ещё... что ж, "така любовь, така любовь". Но очень посредственно, как и всё, что я читала у Г.Манукян, хотя в данном случае ник автора был "Дина Рид" (ммм-да, а почему не Пола Маккартни, или, к примеру, Мика Джаггер, или, в конце концов, Карела Готт?) Знала бы, не стала портить себе вечер .

  • Nedugov о книге: Дмитрий Недугов - Белый Карлик
    Спасибо за выкладку и обложку) И это не конец, а только начало, продолжение пишется и по мере написания выкладывается на литературных сайтах. Приятного чтения, друзья)

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.