Библиотека java книг - на главную
Авторов: 45587
Книг: 113310
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Попаданец для драконши» » стр. 8

    
размер шрифта:AAA

На этом наши личные расшаркивания - весьма приятные, надо сказать - закончились, и следующие пятнадцать минут Ласла изображала из себя строгую учительницу, рассказывая мне о правилах проведения пира.
Итак, в большом зале установили множество круглых столов с разноцветными скатертями - под цвет расы гостей, что будут этот стол занимать. Помимо этого в центре стоял еще один стол - квадратный. На каждую сторону этого стола поставили по три стула, итого за ним могло сидеть дюжина гостей. Четыре стула - те, которые стояли посередине сторон стола, были спинками выше других. Их обычно занимали по словам ласлы король, королева, кронпринц и королевский советник. Каждый из этих четверых мог пригласить на свою сторону стола двух людей из зала - любого статуса и возраста.
- Обычно, - пояснила Ласла, - моя семья приглашала за этот стол тех, с кем хотела заключить какие-либо выгодные связи, но сейчас нам это не особенно было нужно. Так как нас двое, каждый мог пригласить не по два человека, а по пять.
- Слушай, но если за столом сидели четверо, то где же вы с Гансом раньше пировали? - спросил я осторожно.
- Для нас и наших приближенных ставили отдельный столик с золотой скатертью, - пояснила Ласла. - Но сейчас в этом нет необходимости.
- Хорошо, - улыбнулся ей я. - И... кого же мне пригласить?
- Во-первых, и это не обсуждается, лавандовую принцессу, - кивнула Ласла. - Оди Лиа Гот - весьма интересная личность, к тому же отказать ей было бы невежливо - слишком уж они были с Гансом дружны.
- Будем ей врать? - потупился я.
- Нет, не будем, - неожиданно покачала головой Ласла. - Лаванды - наши ближайшие союзники. Им уже было сказано, что ты - не настоящий Ганс. А вот остальным придется врать до конца, даже если они будут в лоб уличать нас во лжи.
У меня отлегло от сердца после этих слов.
- Не думал же ты, что я второй раз подвергну твои нервы такому испытанию? - почти обиделась Ласла. - Помни, я - против потопа.
- Да-да, - не сдержал я улыбки. - Спасибо, любимая сестрица.
- Не за что, любимый братец, - в тон мне, почти весело, ответила Ласла.
Потом, спохватившись, мы испуганно переглянулись и королева, вернувшись к серьезному тону, поспешила продолжить свои объяснения.
- Помимо Оди Лиа Гот, - сказала она, - пригласи четырех принцев, которые тебе больше всего понравятся. По какой причине понравятся не важно - хоть за красивые глаза их рядом с собой сажай. Не приглашай королей или королев, не приглашай принцесс, не приглашай советников и рыцарей. Первое растолкуют так, будто я решила передать тебе трон, второе - так, будто ты ищешь себе жену, третье - так, будто ты показательно готовишь заговор. Так же не зови за стол гречей. По традиции мы обязаны пригласить их на пир, но, как ты понимаешь, водить с ними дружбу после двух войн - ниже достоинства Розалиндов.
- Хорошо, запомнил, - кивнул я, а потом осторожно добавил. - Ласла... мне все эти фиолетовые и синие кожи в диковинку. Ты, если я буду слишком на них пялиться, осади меня, пожалуйста.
- Не переживай об этом, - успокоила меня королева. - Вадгард - довольно изолированный континент, у нас тут мало иностранцев. То, как ты будешь на них пялиться, вовсе их не удивит, даже польстит их самолюбию. На знать вообще долгие, рассматривающие взгляды действуют очень хорошо. А сегодня еще и случай особый - ты чистый лист, и они будут буквально драться за твое внимание. Будь морально к этому готов.
Я сглотнул. Все меньше и меньше мне нравилась перспектива отобедать с сильными мира сего.
А потом я узнал, для чего во дворце, полном красивых женщин, имелся гарем. Фигуристые девицы в кошачьих масках под предводительством великолепной Шоны соны Онтерн, наполнили зал, разнося кушанья по столикам. Ласла пояснила, что они будут вместе с нами встречать гостей, помогать им рассаживаться, решать все проблемы с едой и вообще развлекать и разбавлять серьезную атмосферу - петь и танцевать. Помимо кошек пришел целый оркестр девушек в птичьих масках - им выделили небольшой постамент-сцену, и они шустро принялись расставляться.
Гости начали прибывать, как сказала мне Ласла, чуть с опозданием - в пять минут седьмого. Началось все с громкого взрыва, раздавшегося издалека. Я испугался честно говоря, подумав, что вездесущие страшные гречане, которыми меня все так старательно пугали, приехали воевать. Как бы не так! В воздухе за стеклом красивой нежно-голубой лилией расцвел салют. Даже на фоне истощивших свои запас воды туч его было плохо видно, но я все равно впечатлился.
- Сейчас они выпустили всего один, чтобы показать, кто едет, - пояснила мне Ласла. - Но когда пир кончится будет уже темно, и тогда небо просто утонет в фейерверках.
- Они его что, прямо с кареты запускали? - уточнил я, представив себе это.
- Зачем с кареты? С корабля.
- С какого корабля?
- С летучего разумеется. А ты думал просто так мы на крыше собираемся?
И тут до меня дошло, что происходит. Дошло, когда я увидел в небе множество приближающихся точек. И я не выдержал - как маленький ребенок подъехал к стеклу и прижался лицом. Поняв мое желание посмотреть на корабли, Ласла скомандовала, чтобы открыли ворота. Сражницы живо раздвинули в разные стороны стекла и раскатали перед открывшимся широким входом ковер с изображением дракона среди колосьев.
- Пошлите кто-нибудь за Эллой, что она там копается? - раздраженно кинула назад Ласла. - Совсем обнаглела.
- Ваше величество! - раздался как по заказу голос запыхавшийся командирши от двери. - Прошу меня простить!
- Времени нет, давай уже сюда, - позвала ее Ласла. - Но на прибавку к жалованию больше не надейся. Я понимаю, если бы ты занималась чем-то важным, но доказывать Луке что ты лучше ее дерешься на шпагах перед таким важным мероприятием - это уже перебор.
- Простите меня, ваше величество, - пропыхтела Элла. Она подошла поближе и устроилась по левую руку от королевы, я же замер в своем кресле по правую. - Такого больше не повториться.
Небо снова окрасили салюты разных цветов, а потом гости по одному начали пришвартовываться. Корабли - маленькие, совсем не такие громадины как в порту - поворачивались боком к замку, устанавливали трап, выпускали своих пассажиров на твердую землю, а потом отлетали в сторонку и замирали, давая простор для маневра остальным. Надо сказать, что корабли эти отличались не только размером от тех, что я видел. Каждый из них был маленьким произведением искусства, способом выделиться.
- Где же вся эта красота стояла? - тихонько подергав Ласлу за юбку, спросил я.
- В загородном дворце, у которого свой воздушный порт, - так же тихо ответила королева. - Они туда все съехались перед пиром, а потом оттуда летели сюда. Это в некотором вроде соревнование - кто первее доберется. Как видишь, победили льняники. Как и всегда, впрочем.
Следующий час мы встречали гостей. Под конец у меня скулы заболели от улыбок.
Правители, к моему удивлению, оказались не напыщенными дядьками и тетками, как я думал, а... вполне нормальными людьми. Нет, и среди них попадались зазнайки, но большая часть меня буквально покорила.
Сначала пришвартовались на - о боже господи, как они его вообще сделали? - стеклянном корабле льняники. Серьезные, сосредоточенный, высоченные люди с длинными носами, узкими глазами и нежно-голубой кожей. Белые волосы их чуть напоминали седину, а вот улыбками они нас одарили вполне дружелюбными. Одарили и ушли к своему столу, скользя за собой длинными шлейфами синих, просторных одежд.
Вслед за ними лихо причалили и быстро сбежали с борта кораблика с красными парусами и алыми щитами по бортам кизильники. Ярко-красные, веселые, зубасто улыбающиеся - ну демоны или черти, ей богу, только рогов и трезубцев не хватало. Они привезли с собой, пожалуй, больше всех детей - аж целых пятерых крепких мальчишек и одну юную леди лет пятнадцати. Мужчины все голые по пояс, обе женщины в воздушных платьях, желто-оранжево-красные юбки которых своей многослойностью напоминали цыганские.
А потом все как-то закрутилось, и я совсем потерял счет разноцветным людям. Я все пытался как-то провести для себя аналогии с народами своего мира и фэнтазийными расами чтобы запомнить всех, но этого у меня не получалось. Широкоглазые, дружелюбные рисы, несмотря на тонкие длинные уши, вовсе не тянули на эльфов, а чернокожие хрупкие кофе - на негров. Высоченные крапивники толкали витиеватые тихие речи, высоченные, черные как эбонитовые статуи лакрицы вообще не выражали никаких эмоций, а коренастые, широкоплечие гречане не стали с нами даже здороваться - молча зло утопали к своему столу. От разнообразных тряпок разного кроя у меня начинало рябить в глазах. Однако даже это не помешало мне впасть в некоторый ступор, когда подъехал последний корабль с двумя фиолетовыми шарами и фигурой ангела на носу.
Потому что лавандовой принцессе действительно удалось всех затмить.
16. Лавандовая принцесса


- Знаете, за что я вас любила, люблю и всегда буду любить, сон Ганс?
Я вздрогнул, с трудом оторвав от девушки взгляд. Я немой рыбой пялился на нее уже минут десять, позабыв об остальных гостях. И вовсе не потому, что она была такой уж выдающейся красавицей. О нет, куда там. Личико лавандой принцессы вообще под слоем косметики было невозможно разглядеть. Зато как она оделась! Я в жизни не видел ничего более потрясающе-безумного, чем ее наряд! Ничего!
- За что же, Оди? - как можно более уверенно спросил ее я.
- За то, что вот все тут смотрят на меня как на местную сумасшедшую, но только к вашему взгляду всегда примешивалось восхищение, - одарила она меня милой улыбкой.
О да, здесь было чем восхититься.
Оди Лиа Гот выглядела как фанатка и прямая последовательница Леди Гаги. Ее стройные ножки, затянутые в кружевные, полупрозрачные колготки, были обуты в туфли со стеклянными платформами в добрых двадцать сантиметров. Ее ярко-розовые волосы украшал водруженный на макушку аквариум с живыми фиолетовыми рыбками. Ее платье состояло из корсета, явно сворованного из какого-нибудь кабаре, а газовая юбка, короткая спереди, уходила назад метровым шлейфом, похожим на пышную мочалку. На ее тонкой шее висело больше цепочек и кулонов, чем на каркуле Джус. Все ее тонкие руки были испещрены татуировками. Каждый длинный синий ноготь украшала крошечная бабочка с крыльями на пружинках. И я все продолжал и продолжал подмечать детали! Да я о том, что у нее была нежно-лавандовая кожа, просто напросто забыл!
- Слушай, скажи по секрету, а ты сама этот костюм разрабатывала? - спросил я у нее заговорщицки-тихо.
- Разумеется, - гордо кивнула девушка. - Вам нравится?
- Самое потрясающее, что я когда-либо видел. Нет, серьезно!
- Ну значит я не зря старалась, и меня это радует. Когда я услышала новость о том, что вы буквально воскресли из мертвых, на меня накатила такая волна вдохновения!
Девушка весело крутанулась на месте, демонстрируя мне наряд со всех сторон. Ее юбка-мочалка взлетела от этого в воздух и хлестнула по ногам мимо проходившего гречанина. Тот зыркнул злобно, но увидев Оди развернулся и ушел торопливо по своим делам.
Гости пришвартовались за полчаса - удивительная скорость для такого действа - и теперь маленькими компаниями болтали о том, о сем. Ласла, сдав меня невероятной лавандовой принцессе, ушла с ее отцом и матерью, прихватив заодно с собой и еще пару правителей, и теперь они, весело жестикулируя, о чем-то болтали. “Пир” все больше и больше напоминал мне банальную светскую вечеринку!
- Давай уже на ты, - попросил ее я, удивляясь, как при такой одежде Оди может настолько грациозно двигаться.
- Без проблем, Ганс, - согласилась она. - Но... ну что ты за злодей такой! Ну покажи мне лицо, чтобы я убедилась, что ты и правда мой дорогой принц!
- С огромным удовольствием.
Я снял маску и лаванда, изящно нагнувшись, заинтересованно меня осмотрела. Рыбки в аквариуме панически метнулись.
- Потрясающе! - поразилась она звонко. - Не вериться даже. Ты...
- Мы с тобой еще потом поговорим, - заговорщицки улыбнулся ей я, возвращая маску на место. - Что скажешь?
- Дали бы нам наедине поговорить - я бы поговорила, но увы, вряд ли получится! Но ничего! Кстати, я ведь тебе привезла подарок. Привезла, но не хотела отдавать. Но теперь, так уж и быть!
Она слазила в маленькую, висящую на уровне колен круглую сумочку, обшитую крупными пуговицами, и вручила мне два непонятных брикета, завернутых в бумагу и перевязанных фиолетовыми ленточками. Я подарок принял, прикидывая, что эта экстравагантная особа может мне подарить.
- Ничего такого, просто - письма, - пояснила она. - Ты ведь не помнишь ничего, а они - напомнят. Почти как читать чужой дневник, только он не чужой. Тут и те письма, что ты мне слал, и те, что писала я тебе. Последние мне передала Ласла после восстания чтобы скрасить мое горе. Я хотела их выкинуть, но рука не поднялась. И вот видишь, пригодились же!
- Огромное спасибо, - улыбнулся ей я. - Ты просто не представляешь, насколько это ценный подарок!
- А ты? - уткнула руки в боки девушка. - Подари мне что-нибудь в ответ, Ганс!
Я растерялся. У меня ведь ничего не было. Совсем ничего.
- А... может ты чего-нибудь сама хотела бы? - спросил я осторожно.
- Разумеется хотела бы! - развеселилась принцесса. - Возмести мне эти письма! Моя душа жаждет переписки! Надеюсь, рука у тебя не отвалится?
- Хорошо, - кивнул я, обрадовавшись ее непосредственности.
- И не смей заставлять служанку писать их за тебя, - погрозила мне пальцем Оди.
- С этим небольшие проблемы, - смутился я. - Проблемы с языком. Я помню как говорить, но совсем не помню ни как писать, ни как читать. Если тебя устроит, что я начну заново учиться языку на твоих письмах - я могу попытаться.
- Конечно меня устроит, - она улыбнулась хитро-хитро, почти зло. - Я специально буду выбирать слова посложнее чтобы ты не скучал!
- Умаляю, прекраснейшая из женщин, пощади, - засмеялся я.
- Ну ладно, только ради тебя!
И она, наклонившись, чмокнула меня в щеку. Пара гостей неприязненно на нее покосилась, но Оди это вовсе не впечатлило.
Наверное в этот момент до меня и дошло наконец, неожиданно, почему Гансу она нравилась. В зале было множество других принцесс - нежных и жестких, серьезных и сексуальных, красивых и просто симпатичных. Но не смотря на мнимую разность все они были чертовски похожи друг на друга. Одинаковая вежливость, хотя и по разному выражающаяся. Одинаковые улыбки - хоть и на разных губах. Одинаковые наряды, хотя и разный крой. И у всей этой одинаковости было название - этика. Мертвая этика, превращающая девушек в однотипные манекены, разряженные в цветные тряпки. И если и есть в них что-то интересное - то оно внутри, и попробуй до него еще доберись.
- Знаешь, за что я тебя всегда любил, люблю и буду любить? - в тон ей спросил я, хотя едва ли подразумевал под этим действительную влюбленность.
- За... что же? - она неожиданно удивленно запнулась.
- За то, что твой наряд - это не просто красивый маскарад, - сказал я ей честно, - а продолжение тебя внутренней. И пусть тут все, кроме меня, Ласлы, Эллы и кошек без масок, пожалуй ты единственная действительно ее не носишь.
Подняв глаза я встретился с растерянным, ошарашенным взглядом. Попал в точку, значит? Впрочем, мне не нужно было угадывать, что думал о ней настоящий принц. Мне столько твердили о том, как сильно я на него похож, что я решил теперь просто быть собой. Так получалось натуральнее.
- Слово в слово... - пробормотала лавандовая принцесса, а потом снова превратилась в капризную девчонку. - Нет, все же не слово в слово! Ласла видно дурит нас всех - все-то ты помнишь, Ганс! О семеро кун, я впервые вижу такого живого мертвеца!
Я глянул в сторону королевы. Лавандовое семейство оставило ее, и теперь с ней разговаривал, все настойчиво пытаясь приобнять за талию, какой-то не запомнившийся мне кизильник. И я готов был поклясться, что ей это не нравится. Ласла держалась строго, неприступно, но он все лез и лез... раздражающе лез...
Нет... нет смысла мне соваться в ее дела. К тому же это напомнит ей о былом, а мы только-только примирились.
- Слушай, спаси меня, - повернулся я к Оди, чтобы отвлечься от этого неприятного зрелища. - Ласла попросила меня пригласить за стол четырех принцев. Я наметил кое-кого, но сомневаюсь. Ты же их лучше меня знаешь, помоги определиться. А то вдруг один из моих избранников окажется свиньей или занудой.
- Валяй, - соизволила помочь мне лавандовая принцесса, а потом захлопала в ладоши, загоревшись идеей. - Хотя нет, давай я угадаю! Можно? Это будет весело!
- Что ж, угадывай, - согласился я, а потом, заразившись ее азартом, предложил. - А давай так. Если ты ни разу не ошибешься - то я разрешу тебе сесть рядом со мной, по правую руку, и покормить меня с ложечки как маленького ребенка. Что на это скажешь?
- Охохо, какие ставки, Ганси, - закусила она накрашенную губу. - Готовься позориться! Тааааак...
Она сложила ладошки наподобие бинокля и осмотрела зал.
- Так-так-так, мной был замечен скромный, симпатичный рисовый кронпринц! - заявила она. - Он всегда тебе нравился, и я никогда не могла понять почему! Может просветишь меня?
- Да ты посмотри на него, - я кивнул на парня, который пытался спокойно болтать с кизиловой принцессой, но при этом его щеки предательски приближались по цвету к оттенку ее кожи. - О так старается. С его внешностью и низким ростом так сложно заставить всех воспринимать себя всерьез. А уж то, как он тщетно пытается сдерживать смущение, и как его же кровь его постоянно сдает, приливая к лицу. Нет, его упорство и то, как он стойко переживает неудачи, определенно заслуживает уважения.
- Говоришь о нем так, будто не впервые его видишь, - удивилась Оди, совсем забыв о том, что нужно поддерживать легенду.
- На самом деле я просто на него смотрел больше, чем на остальных, - хмыкнул я. - А еще он покраснел, когда пожимал мне руку, и я это запомнил. Так что я сделал выводы почти на пустом месте. Но, судя по твоей реакции, попал в точку.
- Да, попал, - согласилась Оди. - Так что, с ним я угадала?
- Разумеется. Поехали дальше.
- Так... дальше уже посложнее, - хмыкнула она. - Возможно ты бы хотел видеть за своим столом льняных братьев близнецов. Они довольно веселые и интересные. Они могли бы привлечь тебя своей необычностью.
- И опять угадала, - кивнул я, а потом делано ужаснулся. - Ну вот, я уже жалею, что предложил! Ты меня насквозь видишь. Но я позову их вовсе не из-за необычности.
- Тебя интересуют корабли и летучий газ, да? - спросила Оди. - Какой ты скучный... небось Ласла тебя заставила.
- Нет, она дала мне свободу выбора, - покачал головой я.
- Тогда почему тебе не позвать льняного кронпринца? - кивнула девушка на высокого, серьезного парня в белом наряде, похожем слегка на японское кимано, только более короткое и разрезанное на ленты внизу. Ноги льняника утопали в широченных, непонятно как держущих форму штанах.
- Он мне не нравится, - нахмурился я. - Надменный. К тому же я не нацелился на какую-нибудь сделку, нет у меня права на такие манипуляции. Но согласись, если я подружусь с его братьями, то, в нужную минуту он может быть ко мне чуть более благосклонным, чем к кому-нибудь другому.
- О, как меня греет тот факт, что ты наконец выбираешь то, что тебе нравится и ищешь в этом выгоду! - обрадовалась Оди. - Смерть пошла тебе на пользу. Ну и последним, пожалуй, будет кизиловый младший принц.
- Мимо, - обрадовался я.
- Постой, как нет? - ошарашилась она. - А кто же?
- Твой брат, - улыбнулся ей я. - Я думаю Ласла пригласит твоих отца и мать, а тебя однозначно приглашу я. И мне бы не хотелось, чтобы твой брат скучал в одиночестве.
- Как мило, ты позаботился о незнакомце, Ганси, - мурлыкнула Оди польщено. - Я должна была догадаться.
- Жаль, мы не назначили штраф за проигрыш, - хитро улыбнулся ей я. - Да, очень-очень жаль.
Краем глаза я заметил, как Ласла раздраженно отмахнулась от красного ухажера. Нет, терпеть это больше не было никаких сил.
- Ты не обидишься, если я брошу тебя и отправлюсь, как славный рыцарь, спасать свою драгоценную сестру? - спросил я у Оди. - Этот парень никакой меры не знает. И как она его только терпит.
- У нее очень выгодный договор с кизильниками по поставке древесины, - пояснила Оди. - Разумеется она не хочет ссориться, но я бы на ее месте тоже не стала такое терпеть, особенно от простого советника. Но с другой стороны я ее понимаю. После войны страна еще до конца не оправилась, и бесперебойные поставки с других континентов важны как никогда. Иди. Не обижусь. К тому же мы вот-вот все равно сядем за стол.
Я улыбнулся ей и направил коляску в сторону Ласлы. И королева, и кизильник синхронно уставились на меня удивленно, когда я подъехал.
- Прошу меня простить, но я хочу украсть у вас эту прекрасную сону, - улыбнулся я парню, хотя под маской было и не видно. - Хочу обсудить последние мелочи перед началом пира.
- Сколько угодно, ваше величество, - картинно поклонился мне кизильник и, наконец, отчалил.
Мы с Ласлой проводили его взглядом, а потом королева с облегчением вздохнула и, наклонившись ко мне, шепнула заговорщицки.
- Спасибо. Мне уже становилось сложно сдерживаться от того, чтобы как взять, как макнуть его лицом в суп!
Я на это только фыркнул от смеха, а королева потрепала меня по волосам. И от ее прикосновения и откровенной веселости на душе стало так хорошо и приятно... что я испугался. Испугался и глянул на нее украдкой. Да нет... только не в нее! Не нравятся мне такие женщины! Она же меня лет на пять старше. если не на десять, на голову выше, да еще и королева, и подставная сестра, и знакомы мы с ней три дня!...
- Ты, кстати, вовремя, - не заметив моих метаний, она сунула мне в руки скрученную свитком бумажку. - Это твоя речь. Прости, что в последнюю минуту, но ее только-только закончили. Мы ее переписывали раз двадцать, и это, пожалуй, лучшее что у нас вышло.
- Ласла, есть проблема... - напрягся я.
- Все потом, мне еще нужно подойти к рисам, - кивнула она на большеглазую чету, уже рассаживающуюся за стол. - Пробегись глазами хотя бы перед тем, как читать. Хотя на самом деле забудь. Все читают с бумажки и запинаются, так что не волнуйся по поводу этого.
Я уже хотел напрямую сказать ей, что читать-то я не умею... но Ласла уже ушла. А я остался со свитком в руках и в полном недоумении.
Что делать то?
Так... спокойно, спокойно, его величество, сейчас я пойду к Оди и она мне все прочитает. А я просто уловлю общую суть и...
Оди на своем месте не было. Пошарив глазами по залу я понял, что моя экстравагантная подружка, не дождавшись меня, тоже ушла к своей семье.
Я уже почти запаниковал, как вдруг...
- Вам помочь, сон Ганс? - раздался из-за спины приятный мужской голос.
17. Жечь речь


Обернувшись, я обнаружил за своей спиной троих королей - кизильного, кофе и лакрицу. Это меня обеспокоило. Еще беспокойнее стало от того, как понимающе, изучающей они на меня смотрели.
- Отойдем? - широко улыбнувшись, сделал жест в сторону воздушных ворот кизильный король. - У нас еще есть около пяти минут перед началом пира, и мы вполне бы могли полюбоваться на город.
- У меня нет причин вам отказывать, - пожал плечами я. - Почту за честь.
Когда мы прошли мимо Ласлы, она обеспокоенно дернулась в мою сторону, решив видно помочь, но я махнул ей - мол, ладно, сам справлюсь. В конце-то концов я - полубезумный от потери памяти принц, мне любая глупость сойдет с рук. К тому же - и я эту черту тоже делил с младшим Розалиндом - я считал, что умею искренне извиняться.
Когда мы оказались на самом краю, кизильный король - мужчина с широкой грудью и козлиной, торчащей вперед, бородкой, взял стул и уселся рядом со мной, видно решив, что лучше нам находиться на одном уровне.
- Итак, мы все знает, - сказал он почти весело. - Да все тут все, разумеется, знают. Такая глупая затея, ведь все прекрасно понимают - маску вы не снимете до конца этого вечера. Это лишь фикция. Формальность. Игра. Попытка убедить нас всех в том, в чем убеждена сама Ласла - она хорошая королева а мы злобные, не дающие ей спокойно править, мужланы.
- Однако, вы уже знаете не все, - вежливо улыбнулся ему я. - Я уже снимал сегодня маску, и с удовольствием сниму второй раз.
Привычно кроличий фарфоровый лик примостился на моих безжизненных коленках. Короли внимательно меня осмотрели, буквально сканируя взглядами, ища сходства и отличия, ища магию, прикидывая, обдумывая свой следующий ход. Мне на секунду подумалось что, будь у них вместо голов компьютеры, то сейчас бы кулеры зажужжали особенно громко, пытаясь охладить работающей на пределе мозг.
- Уж не знаю кто вы, но вы не должны идти на поводу у соны Ласлы, - начал вместо кизильного короля хрупкий, маленький, но от этого не менее серьезный кофе. Цветом кожи он походил на нашего земного чернокожего, ко губы, зубы и ногти у него были совершенно черными, как и чуть волнящиеся волосы. Черными были и белки глаз, на фоне которых желтые радужки практически светились. Да и одевался коф тепло - в подбитый мехом кафтан, подпоясанный куском веревки из золотистых нитей и шапку-колпак - тоже с опушкой меха по краю. Этот колпак вечно сползал ему на глаза, и он постоянно откидывал его назад.
Я на его слова только поднял брови, выражая свой интерес. Ну-ну... понял я уже, зачем вы меня оттащили в сторонку.
- Поймите, сон Ганс, женщине не место у руля страны, - начал почти заговорщицким, страстным шепотом кизильник. - Это противоестественно. К тому же Ласла - та еще ведьма. Вы наверняка не знаете, или действительно не помните многих вещей, которые она творила. Разумеется, она хочет выставить себя перед вами в лучшем свете... но мы-то в курсе.
- Так вы расскажите, а я послушаю, - предложил я. - Я не слишком люблю такие... абстрактные формулировки.
- Вы ведь знаете, при каких обстоятельствах вы погибли? - спросил коф.
- В общих чертах, - хмыкнул я. - Восстание, дворцовый переворот...
- Нет, не восстание, - покачал головой кизильник. - Ночь тихих ножей. В замок проникла всего пятеро, но они были профессионалами. Они убили короля и королеву - цинично перерезали им глотки, пока они спали в собственных постелях. Они убили кронпринца. И они же убили младшего принца, лишь вашей сестре удалось сбежать. Была ночь тихих ножей... а потом тела семьи Розалиндов показательно сожгли на костре. Даже девушку, похожую на Ласлу нашли, чтобы показать, что, якобы, и ее убили. Так что ваша дорогая сестра еще не факт, что не самозванка...
- Не вам решать, кто самозванец, а кто нет, - прервал его я. - Если она отбила престол - значит она его достойна. И пока вы меня не убедили в том, что она - злобное чудовище.
- После восстания, она покарала убийц, - вдруг спокойно, без какой либо интонации, подал голос лакричный король. - Вдоль улиц Фрита, сон принц, висели заговорщики в петлях. И рядом с каждым из них висели их жены и дети. Она вешала сначала, на глазах у заговорщиков, их семью, а потом и их самих.
- Жестоко, - кивнул я, и, хотя от сложившейся у меня в воображении картины меня замутило, я нашел в себе мужество сказать. - Но я понимаю, почему она так сделала. Да, жестоко, очень жестоко... но она отомстила. Каждому вернула то, что они сделали с ней. И каждому показала, что с ним будет, посмей он пойти против нее. Жестокие времена требуют... жестоких мер. Или вы скажете мне, что после этого она вошла во вкус и принялась вешать невинных?
Короли виду не подали, но я ощутил - они ожидали напугать меня этим. Что ж... напугали. Но мои опасений по поводу безумной любви к вешанию детей и женщин не подтвердили.
- Семья Розалиндов была грязной, отвратной семьей, - поморщился кизильник. - Пожалуй, вы и были лучшим, что она породила...
- Это моя семья, не оскорбляйте ее, - мягко прервал его я, улыбнувшись натянуто. - Я хоть ничего и не помню, но благодарен людям, что меня вырастили.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2019г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.