Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49283
Книг: 123043
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Аполлион»

    
размер шрифта:AAA

Дженнифер Л. Арментроут
Аполлион

Глава 1

Моя кровь зудела в предвкушении борьбы. Мускулы требовали вступить в бой. Мои мысли были покрыты опьяняющим, янтарным туманом могущества. Я была Аполлионом. Я обладала властью и имела контроль над четырьмя элементами, и пятым и наиболее сильным — акашей. Я наполняла Убийцу Богов. Я была его «подпиткой» — тузом у него в рукаве. Я была началом, а он был концом. А вместе мы были всем.
Впрочем, все, что я могла сейчас делать — это ходить взад и вперёд. Загнанная в клетку и беспомощная из-за символов, выгравированных в бетоне над моей головой, и благодаря прутьям клетки, искусно изготовленным богом.
— Алекс.
Ну, конечно же, я не была одна. Ах, нет. Мой личный ад был вечеринкой на двоих. Ну, на самом деле троих… четверых в некотором роде. Это звучит более увлекательно, чем на самом деле. Голоса… было так много голосов в моей голове.
— Ты помнишь?
Я склонила голову вправо, чувствуя, как растянулись мышцы и хрустнули кости. Затем я повторила движение влево, мои пальцы перемещались — мизинец, средний, указательный… снова и снова.
— Алекс, я знаю, что ты меня слышишь.
Я посмотрела поверх плеча, мои губы изогнулись в усмешке. Боже, была ли у меня кость размером с тираннозавра, чтобы проткнуть этого чистокровного. Айден Св. Делфи стоял по другую сторону прутьев. Там он был непоколебимой силой. Но без защиты, установленной Гефестом, или Аполлона между нами, он станет несущественным пустяком.
Нет. Нет. Нет.
Мои руки по своей воле взметнулись к хрустальной розе, прикоснувшись к которой почувствовала гладкие и тонкие края. Он был всем.
Острая боль резанула меня между висками, и я зарычала. Послав ему ненавидящий взгляд, я стала смотреть на голую бетонную стену.
— Тебе надо было продолжать давать мне Эликсир.
— Я никогда не должен был давать тебе Эликсир, — воспротивился он. — Это не помогло достучаться до тебя.
Я холодно рассмеялась.
— Ах, ты очень даже достучался до меня.
Возникла пауза.
— Я знаю, ты всё ещё здесь, Алекс. Несмотря на эту связь, ты всё ещё ты. Девушка, которую я люблю.
Я открыла рот, но слов не нашла — только воспоминания о том, как стояла у ручья и признавалась Айдену в любви, и затем на меня обрушился нескончаемый поток мыслей и действий, сосредоточенных на нем. Месяцы, если не годы, прокручивались снова и снова у меня в голове до тех пор, пока я не могла уже отделить прошлое и настоящее, и то, что должно стать моим будущем.
Словно почувствовав, куда направился ход моих мыслей, он сказал:
— Несколько дней назад ты призналась мне в любви.
— И несколько дней назад я была под кайфом, словно наркоман и пряталась в шкафу, благодаря тебе. — Я резко обернулась, как раз в тот момент, чтобы увидеть, как он вздрогнул. Хорошо. — Ты посадил меня на Эликсир.
Айден резко втянул воздух, но не отвел взгляда в сторону, испытывая стыд или чувство вины. Он встретился с моим взглядом и удерживал его, всматриваясь в глаза, которые, как я знала, он ненавидел всеми фибрами своей души.
— Посадил.
Я сделала глубокий, тяжелый вдох.
— Рано или поздно я выйду отсюда, Айден. И я убью тебя. Медленно.
— И ты убьешь каждого, кого я люблю. Я знаю. Мы это уже проходили. — Он прислонился к прутьям. На этот раз, на его гладко выбритом лице не было и намека на щетину. На нем была форма Стража — он был весь в черном. Но под этими поразительными глазами лежали темные тени.
— Я знаю, ты не причинишь мне вред, если выйдешь отсюда, — продолжил он. — Я верю в это.
— Печально.
— Что именно?
— То, что кто-то настолько привлекательный как ты, может быть невероятно глупым, — я улыбнулась, когда он прищурил глаза. На мгновение они вспыхнули серебром, я поняла, что задела за живое. Это воодушевило меня и опьянило примерно на три секунды, и затем я осознала, что я всё ещё была в проклятой клетке. Бесить Айдена помогало коротать время, но это ничего не меняло.
Я могла заняться кое-чем получше.
Мне лишь надо подождать и выждать время. В моей голове звучал низкий шум. Постоянно. Всё, что мне надо сделать — это установить связь, но каждый раз, когда Айден понимал, что я пытаюсь это сделать, он начинал разговаривать со мной.
Подойдя к матрасу, лежащему на полу, я села на него и подтянула колени к груди. Я наблюдала за тем, как Айден наблюдает за мной. Я пыталась заставить молчать голос, который неожиданно «всплывал» каждый раз, когда он был поблизости. Я не любила или не понимала этот голос.
Айден рукой провел по волосам и отошел от прутьев.
— Ты же знаешь, что сейчас происходит там, снаружи?
Я отмахнулась. Меня это должно волновать? Всё, что меня заботило — это как вырваться отсюда и связаться с моим Сетом. Затем, если мой отец всё ещё был порабощен в Катскиллс, мы его освободим. Мой Сет обещал мне это.
— Ты помнишь, что Посейдон сделал с Божественным островом?
Как, чёрт возьми, я должна забыть об этом? Посейдон стёр с лица земли Ковенант.
— Будет еще хуже, Алекс. Половина из двенадцати богов Олимпа хотят вступить в войну с Сетом и Люцианом, — продолжил он. — И я уверен, что он знает об этом. Может быть это то, чего он и хочет, но хочешь ли ты этого? Ты знаешь, сколько невинных жизней будет утеряно — уже утеряно? Как со стороны смертных, так и полукровок? И ты сможешь с этим жить?
Я собственно и не жила на тот момент, учитывая, что я была запрета в клетке.
— Потому что я знаю, в глубине души, ты не сможешь жить сама с собой, зная, что стала причиной смерти тысяч, если не миллионов — особенно полукровок. Ты сомневалась, что тебе нужно стать Стражем из-за того, как с ними обращаются. Если Сет добьётся своего, они умрут. — Осуждение в его голосе раздражало. То была страсть, которая подпитывала его слова. — Калеб — ты помнишь, как ты себя чувствовала, после того, как Калеб…
— Не смей говорить о нём.
Его темные брови взметнулись вверх. На его лице промелькнуло потрясение, и затем он метнулся прямо к этим проклятым прутьям, схватив их.
— Да, Калеб, Алекс! Ты помнишь, что ты чувствовала, когда он погиб? Как ты винила себя?
— Заткнись, Айден.
— Ты помнишь, что ты была расстроена, что провела в кровати пять дней? Твое сердце было разбито, когда ты потеряла его. Ты думаешь, что он хотел бы видеть, как ты делаешь это с собой? Его смерть была событием «не к месту и не ко времени», но это? Будут тысячи таких Калебов, но все они будут твоим грехом.
Я прижала голову к коленям и сомкнула руки над моими ушами. Но это не дало никакого эффекта, чтобы остановить удар возрастающего прилива эмоций или боли в висках, которая быстро переросла в острую, режущую муку.
И это не остановило его.
— А что насчет твоей матери, Алекс?
— Заткнись! — Закричала я.
— Не этого она хотела! — Прутья качнулись, когда он ударил по ним, как я полагаю, кулаками. Это должно быть было больно. — Она умерла, защищая тебя от этого. Как посмела ты просто сдаться и позволить ему сделать это…
Всё мое тело надорвалось, как резиновая лента, которую натянули слишком сильно.
— Заткнись…
Гул в моих ушах ревел, заглушая Айдена и всё остальное. В ту же секунду, появился он, скользя по моим венам как теплый сладкий мед.
«Послушай меня». Слова появились в моих мыслях, успокаивающие как целебный летний воздух. «Послушай меня, Алекс. Вспомни, что мы сделаем вместе, как только соединимся. Освободим полукровок — и твоего отца».
— Алекс, — рявкнул Айден.
Боги милостивые, неужели ему больше нечем заняться? Рассерженный вздох Сета содрогнулся в моем теле. «Закройся от него. Он не важен. Важны только мы».
Мои пальцы напряглись в моих волосах.
— Он сейчас здесь, верно? — ярость сгущалась в голосе Айдена. Прутья снова затряслись. В том случае, если он собирался продолжать так бить по прутьям, его костяшки станут сплошным месивом. Ровно так же, как мой мозг. — Не слушай его, Алекс.
Смех Сета был похож на осколки льда. «Он входит внутрь? Выведи из строя его, Ангел. Затем сбеги или покончи с этим. Никто не будет способен остановить тебя».
Я потянула за волосы до тех пор, пока тонкие иглы боли не вонзились мне в кожу головы.
— Алекс, посмотри на меня, — отчаяние, доведенное до края, в голосе Айдена прорвалось к части меня, с которой я не совсем была знакома. Мои глаза распахнулись и сфокусировались на нем. Они были серебристыми, словно лунный свет. Красивые глаза. — Вместе мы сможем разорвать связь между тобой и Сетом.
«Скажи ему, что не хочешь разрывать связь».
Изумительно… и пугающе то, как много мой Сет может видеть и слышать, когда мы связаны. Это было так, будто внутри тебя живет другой человек.
— Алекс, — сказал Айден. — Даже если ты сделаешь это ради него, он иссушит тебя как демон. Может быть, он и не хочет этого, но он сделает это.
Моё сердце споткнулось. Меня уже раньше предупреждали — моя мама, несколько месяцев назад. Это была единственной причиной, по которой она хотела обратить меня в демона. Странная причина, совершенно не логичная, но все же…
«Я никогда с тобой так не поступлю, Алекс. Всё, чего я хочу так это обеспечить тебе безопасность, сделать тебя счастливой. Освобождение твоего отца — это то, чего хочешь ты, так ли? Вместе мы сможем сделать это, но только вместе».
— Я не сдамся, — сказал Айден. Благословенная тишина растянулась на несколько волнительных минут. — Ты слышишь это, Сет? Я не сдамся, что бы ни случилось.
«Он меня раздражает».
«Вы оба меня раздражаете». Затем я громко сказала:
— Тебе не за что бороться, Айден.
Он прищурил глаза.
— За всё.
Эти слова показались мне странными. «Всё» было призраком того, что было и никогда снова не произойдет. Всё изменилось в тот момент, как я соединилась с Сетом. Было сложно это объяснить. Несколько месяцев назад, когда у меня были проблемы со сном, связь между нами успокаивала моё тело и разум? Ну, было похоже на то, сотню раз.
Во всем этом не было меня. Как будто не было и Сета в этом, до моего Пробуждения. Я поняла это сейчас. Как сильно он изо всех сил старался быть рядом, боролся с тем, чтобы я не втянула себя в то, что происходило. Теперь были только мы — одно создание, существующее в двух отдельных телах. Одна душа, расколотая надвое. Соларис и Первый…
Острая боль вспыхнула под глазами.
«Нет». Его шепот пронесся по моим венам. «Не думай о них».
Я нахмурилась.
И затем мой Сет продолжил говорить. И Айден тоже. Но он не был настолько глуп, чтобы войти в клетку. Даже уставшая и сдерживаемая защитными знаками на стенах, я была уверена, что смогу справиться с ним. Проходили минуты, возможно часы, пока оба они уничтожали клетки моего мозга.
Когда всё это закончилось, я осела на матрас. Чертова головная боль наносила тяжелые удары. Айден вышел только потому, что кто-то — возможно, мой дядя? — открыл сверху дверь, что обычно означало, что что-то происходит. Я повернулась на бок, медленно вытягиваясь.
«Наконец-то», вздохнул Сет.
Я раскрыла пальцы. Суставы болели. «Он ушел ненадолго».
«Нам не нужна вечность, Ангел. Нам лишь надо выяснить, где ты находишься. И тогда мы будем вместе».
Слабая улыбка тронула мои губы. Если я сконцентрируюсь достаточно сильно, я могу почувствовать моего Сета в конце жужжащего шнура, который всегда был со мной. Иногда он прятался от меня, но не сейчас.
Моя память вытащила его полный образ. Его золотистый оттенок глаз и слегка изогнутые брови сформировались в моих мыслях. Решительный изгиб его челюсти требовал, чтобы к нему прикоснулись, и самодовольная ухмылка, растянувшаяся на его полных губах. Боги, его лицо было неземной красоты — холодное и сильное, словно у мраморных статуй, которые стояли в линию у здания Ковенанта.
Но теперь… теперь не было больше статуй на Божественном острове. Не было ничего. Посейдон разорвал всё это на части и затянул всё в океан. Здания, статуи, песок и людей — всё это исчезло.
Я утратила образ Сета.
Тревога прекратилась в дыру у меня в животе. Айден был прав ранее — более или менее. Что-то во всей этой ситуации беспокоило меня, заставляло меня ощущать беспомощность, а я не была беспомощной.
Я была Аполлионом.
«Вернись к размышлению о том, как прекрасно я выгляжу. Мне это нравилось».
Некоторые вещи никогда не меняются. Эго моего Сета всё также было велико, как и раньше.
Но образ моего Сета расцветал передо мной. Его волосы завивались у его висков, и оттенок волос напоминал золотые нити. Он напоминал мне Адониса с картины. Но Адонис не был светловолосым. Благодаря знаниям, полученных от предыдущих Аполлионов, я знала, что он был брюнетом.
«Где ты? Спросила я.»
«Направляюсь на север, Ангел. Ты на севере?»
«Я вздохнула. Я не знаю где я. Здесь вокруг деревья. Небольшая река».
«Это не поможет». Наступила пауза, и я представила каково это ощутить его руку на моей щеке, тщательно выводящую изгиб скулы. Я задрожала. «Я скучаю по тебе, Ангел. Эти недели, когда ты спрятана от меня, сводят меня с ума».
Я не ответила. Я не скучала по моему Сету. Пока я была под действием Эликсира, я даже не знала о его существовании.
Сет посмеивался. «Ты творишь чудеса с моей самооценкой. Предполагалось, что ты скажешь в ответ, что тоже скучала по мне».
Перевернувшись на спину, я попыталась избавиться от судороги в ноге. «Каково это будет, когда я передам тебе свою силу?»
Снова возникла пауза и я начала нервничать.
«Это не причинит вреда», прошептал его голос. «Это будет как тогда, когда мы прежде касались друг друга, когда появились метки. Тебе это нравилось».
Мне нравилось.
«Будет произнесено несколько слов, ничего особенного, и затем я возьму твою силу. Я не иссушу тебя, Алекс. Я никогда этого не сделаю».
И я поверила ему, поэтому я расслабилась. «Какой план, Сет?»
«Ты знаешь, какой план».
Он хотел уничтожить двенадцать олимпийских богов до того, как они найдут способ уничтожить нас. Легенда гласила, что мы были уязвимы только для другого Аполлиона, но никто из нас не был уверен в этом утверждении. Оговорки и малоизвестные мифы были тем немногим, что смогли обнаружить предыдущие Аполлионы. Но как только боги уйдут с арены, мы будем править. Или Люциан будет править. Я не знала этого или меня не волновало это. Всё, что я хотела это быть рядом с моим Сетом. Я сходила с ума из-за боязни разлуки.
«Нет. Каков план, чтобы мы смогли быть вместе?»
Одобрение Сета омыло меня, будто я просто вышла на солнечный свет. Я наслаждалась теплом, словно милый маленький щенок с сытым животиком. «В конечном счете, они проявят слабость. Они всегда это делают. Особенно Св. Делфи. Ты его слабость».
Мне стало неловко. Я его слабость.
«И когда тебе представиться шанс сбежать, воспользуйся им. Немедля, Ангел. Ты Аполлион. Как только освободишься, они не смогут остановить тебя. Поверь в это. И как только у тебя появится представление о том, где ты, я буду там».
Я верила моему Сету.
Появился приятный и пьянящий туман снова, овладев мною. «Ты видела Аполлона или другого бога в последнее время?»
«Нет». Ни разу с момента, как я вышла из-под дурмана Эликсира, и это было странно. Аполлон доставал меня с самого момента, как я Пробудилась, но я не ощущала и не видела его — или какого-либо другого бога.
Я открыла глаза и пристально посмотрела на прутья. Потребуется ли Гефесту вскоре усиливать прутья? Боги, я надеюсь, что так. Если они ослабли, значит, и защитные метки ослабли. Тогда я могу выбраться отсюда.
Сет что-то сказал, что заставило мои пальцы подогнуться, поэтому я снова обратила своё внимание на него. «Куда ты уходила?»
Я показала ему прутья и свои мысли. Он засомневался. Работа Гефеста редко ослабевает, но я лелеяла надежду… в течение одной секунды. Эта… эта связь не была чем-то настоящим. Даже несмотря на то, что мой Сет был внутри меня, он, на самом деле, не был здесь. Я была одинока — одна в клетке.
Он никогда не позволит мне выйти. Айден никогда не позволит мне быть рядом с тобой. Слезы прожигали мне глаза, словно открылась бесконечная пропасть безысходности. Я никогда не увижу своего отца.
«Конечно, увидишь. Не имеет значения, что он сделает. Я заберу тебя. Боги говорят, что может существовать только один из нас, но они ошибаются». Необъяснимое чувство свернулось спиралью, а затем расслабилось, наполнив меня. «Ты моя, Алекс — всегда была и всегда будешь. Мы были созданы для этого».
Часть меня ожила в ответ на это. А другая часть меня, которая была источником другого голоса, возникающего каждый раз, когда Айден был поблизости, спряталась и скрылась от моего Сета, отпрянула, когда мои пальцы коснулись хрустальной розы, обвивавшей мою шею.

Глава 2

Спустя какое-то время, я не знала, ночь это была или день, или сколько я спала, я оказалась одна. В кресле не было наблюдавшего за мной Айдена. Не было Сета на другом конце янтарного шнура. Это было благом.
Я наконец-то могла думать спокойно.
Я встала и подошла к прутьям. Они выглядели обычно — серебристый титан, но тонкая сетка, опутывавшая их, была проблемой.
Цепь Гефеста была настоящей проблемой.
Сделав глубокий вдох, я схватила решетку и сжала. Вспышка голубого света пробежала по прутьям, поднялась к потолку и перешла на знаки, как дым, полный блесток.
— Проклятье, — пробормотала я, попятившись.
Я пыталась призвать акашу. Внутри меня ничто не шевельнулось, не было даже искры. Подняв руку, я решила попробовать что-то попроще. Ну, попроще для меня.
Я призвала огонь.
И-и-и-и-и… ничего.
После Пробуждения освободившаяся и наполнившая мои вены сила была словно поток, такой большой, словно я могла дотянуться до потолка, ни с чем несравнимый кайф. Я поняла, почему демоны желали эфира, я только что вкусила его. И я не чувствовала это с тех пор, когда Аполлон вырубил меня чертовой божественной молнией.
Придурок.
Он тоже был в моем списке тех, кто должен умереть.
Я пошла в ванную и вымылась. Чистая и в свежей одежде, я вернулась к решеткам и начала их изучать. Мерцающий голубой свет был даже симпатичным. По меньшей мере, это было что-то, на что можно смотреть.
Я вздохнула, готовая просунуть голову сквозь стену. Я поискала моего Сета на другом конце шнура — всё еще нет. Я могла бы позвать его, и он ответил бы, но я была уверена, что он занят, пытаясь меня освободить. Мне нечем было себя занять, и я вернулась проверке участков решетки.
Казалось, прошло несколько часов, и наверху открылась дверь. Донеслись голоса. Одним из них был голос Айдена, но второй…
— Люк? — позвала я.
— Уйди, — жестко ответил Айден.
Дверь закрылась, и тяжелые шаги спустились вниз по лестнице. Я клянусь богами, звук, который вышел из моего горла, был животным рыком.
Показался Айден, держа пластиковую тарелку с яйцами и беконом. Его бровь была выгнута.
— Ты, правда, думаешь, что я подпущу к тебе полукровок?
— Девочка может надеяться, — полукровки были более восприимчивы к внушению, и сейчас я очень хорошо умела это делать.
Он протянул тарелку через отверстие в решетке. В последний раз, когда я отказывалась от еды, это не сработало. Я практически умерла от голода и оказалась из-за этого под Эликсиром. На этот раз еда была моим другом.
Я протянула руку к тарелке.
Айден потянул свободную руку и обхватил мою руку. Его ладонь была такой большой, что она проглотила моё запястье. Он ничего не сказал, но его грозовые глаза хотели, чтобы я что-то сделала. Что? Вспомнить нас вместе? Вспомнить, что я думала только о нём? Как я хотела быть с ним? Он хотел, чтобы я вспомнила, что было в ту ночь, когда он мне рассказал о том, как демоны напали и убили его семью? И как я чувствовала себя в его руках и была любима им?
Я помнила это всё в подробностях.
Но эмоций, сопровождавших эти события и воспоминания, больше не было. Они полностью исчезли. Ушли с обрывками прошлого… Айден был моим прошлым.
Нет. Нет. Нет. Этот тихий голос снова вернулся. Айден был будущим. По какой-то причине я подумала о том чертовом оракуле — Бабуле Пипери. «Знай разницу между любовью и необходимостью», сказала она. Разницы не было. Не могла она попробовать научить меня, как сломать эти решетки?
Айден отпустил меня, и его глаза были такими же жесткими, как цементные стены. Он попятился, когда я отнесла еду к матрасу. На удивление, он позволил мне поесть в тишине.
Но только поесть.
Сегодня Айден хотел поболтать о наших тренировках и как сильно я его раздражала тем, что разговаривала без умолку. Когда он рассказал, как я пародировала его голос, я начала улыбаться. Он был раздражен и не знал, как со мной обращаться.
Глаза Айдена вспыхнули в ту секунду, когда мои губы дернулись.
— Ты говорила, что я словно отец.
Говорила.
— Ты еще говорила, что тебе придется бросить наркотики, когда я объяснил правила, — улыбнулся Айден.
Мои губы почти ответили в том же духе. И мне это не понравилось Время сменить тему.
— Я не хочу об этом говорить.
Айден откинулся в металлическом раскладном кресле. Должно быть, оно было очень неудобным.
— О чем ты хочешь поговорить, Алекс?
— Где Аполлон? Поскольку он мой пра-пра-кто-то, я чувствую себя брошенной.
Он сложил руки:
— Аполлона не будет.
Ох, интересное открытие. Мои старые добрые уши встали торчком.
— И почему нет?
Его взгляд был тяжелым.
— И ты действительно думаешь, что я собираюсь тебе сказать, когда ты сразу побежишь к Сету?
Я поставила босые ноги на пол и встала.
— Я не скажу ни слова.
Айден кинул мне ничего не выражающий взгляд:
— Называй меня сумасшедшим, но я тебе не верю.
Подходя к решетке, я наблюдала за выражением его лица. По мере моего приближения, он утратил свой безжизненный вид. Его челюсть напряглась, и заходили желваки. Его глаза стали острее, губы истончились. Когда я дотронулась до решетки, вспышка света была слабой. Каким-то образом она понимала разницу между тем, когда я просто дотрагивалась и пыталась убежать. Умные цепи.
— Что ты делаешь? — спросил Айден.
— Если ты меня отпустишь, я не дотронусь до тех, кого ты любишь.
Какую-то секунду он ничего не отвечал.
— Но я люблю тебя, Алекс.
Я склонила голову на сторону.
— Но я буду невредима.
— Нет. Ты не будешь в безопасности, — в его глазах показалась грусть и сразу же его густые ресницы опустились.
Мой желудок предупреждающе сжался. Вспоминая обрывки информации, которые я собрала, будучи под действием Эликсира, я знала, что он чего-то не договаривал.
— Что ты знаешь, Айден?
— Если ты уйдешь из этого места и будешь соединена с Сетом… ты умрёшь, — последние слова были прерывистыми.
Я рассмеялась.
— Ты лжешь. Ничто не может причинить вред… — мифы и легенды, Алекс. О чём я раньше думала? Всегда было что-то, что помогало сохранить равновесие. В первую очередь, поэтому был создан Аполлион. — Что ты знаешь?
Его ресницы взметнулись вверх, показывая потрясающие серебряные глаза.
— Это не важно. Все, что тебе нужно знать, это то, что это правда.
Мой рот открылся, но я захлопнула его. Айден пытается залезть мне под кожу. Это всё. Если Танат и его Орден не нашли Ахиллесову пяту Аполлионов за все свои многовековые попытки, один чистокровный не преуспел бы в этом. Орден не…
Или да?
Но они не в счет. Мой Сет и его Стражи систематически стирали их с лица Земли.
Я подняла взгляд и обнаружила, что Айден уставился на меня. Неожиданное желание высунуть язык было сложно игнорировать.
— Могу я у тебя кое-что спросить?
Я пожала плечами.
— Если я скажу нет, ты все равно спросишь.
— Точно, — появилась натянутая улыбка. — Когда ты была с Люцианом до собрания Совета, он привел тебя в свой дом против воли, разве нет?
— Да, — медленно сказала я, уже чувствуя себя неуютно.
— Как ты себя при этом чувствовала?
Мои руки сжались на прутьях.
— Ты теперь психолог?
— Просто ответь на вопрос.
Закрыв глаза, прислонилась к решетке. Я могла солгать, но в этом действительно не было смысла.
— Я ненавидела это. Я пыталась убить Люциана столовым ножом, — очевидно, всё пошло не так, как планировалось. — Но тогда я не понимала. Теперь понимаю. Мне нечего было бояться.
Тишина, и Айден уже был прямо передо мной, его лоб прикасался к моему лбу через решетки. Его большие руки были над моими руками, и, когда он заговорил, его дыхание было теплым. Я не отстранилась, и я не понимала, почему. Быть так близко к нему было неправильным по многим причинам.
— Ничего не изменилось, — тихо сказал он.
— Я изменилась.
Айден вздохнул.
— Нет.
Я открыла глаза:
— Тебе когда-нибудь это наскучит? В конце концов, должно.
— Никогда, — сказал он.
— Потому что ты не сдашься, что бы я тебе ни сказала?
— Именно.
— Ты невероятно упрямый.
Губы Айдена приподнялись в полуулыбке.
— Я то же самое говорил о тебе.
Мои брови сошлись.
— А сейчас ты не можешь так сказать?
— Иногда я не знаю, что сказать, — он протянул руку через решетку и кончики его пальцев погладили мою скулу. В следующую секунду он придал всю ладонь к моей щеке. Я вздрогнула, но он не убрал руку. — И иногда я сомневаюсь во всем, что делаю.
Он откинул мою голову назад, чтобы встретиться со мной взглядом.
— Но я не сомневаюсь в том, что то, что я делаю сейчас — правильно.
В моей голове всплыло много ответов, но они померкли, когда тихий голов внутри меня сказал: «я откажусь от всего ради тебя…»
Моё горло перехватило. Внезапно камера оказалась слишком маленькой. Подвал сжался, и маленькое расстояние между мной и Айденом стало удушающим. Сердце тяжело перевернулось, и я стала искать шнур…
— Не надо, — прошептал Айден. — Я знаю, что ты собираешься сделать. Не надо.
Я отпрянула назад, разрывая контакт между нами.
— Откуда ты знаешь, что я делаю?
Его рука всё ещё была вытянута, и я чувствовала его прикосновение на щеке.
— Я просто знаю.
Во мне поднималась злость, подпитываемая расстройством и хорошей порцией разочарования.
— Ну, разве ты не особенный?
Качая головой, Айден опустил руку. Он смотрел, как я протопала к матрасу и плюхнулась на него. Я уставилась на него, желая ему сего самого плохого, что я могла придумать. И я знала, что я могла сказать ему, чтобы причинить боль, сломать его самоконтроль и разбить его на маленькие кусочки. То, что шептал мне мой Сет и то, что я хотела сделать. Я могла… о да, я могла уничтожить Айдена. Но когда я открыла рот, все эти ужасные вещи застряли у меня горле.
Сидя там, я чувствовала себя неловко в собственной шкуре, как будто я не была частью этого. И единственное время, когда мне было уютно, это могла я соединялась с моим Сетом. Без него я хотела скинуть эту кожу или содрать её до крови.
Я хотела что-нибудь ударить. Сильно.
Сделав прерывистый вдох, я сосредоточилась на символах на потолке. Там были нарисованы две пересекающиеся луны. Поскольку столько богов были связаны с луной, я не знала, что они значили, или как это лишало меня сил.
— Что это? — спросила я, указывая на потолок.
Я отчасти не ожидала, что Айден ответит, но он это сделал.
— Это символ Фиби.
— Фиби? Очевидно, ты имеешь в виду не одну из Зачарованных.
Он фыркнул.
Ух ты, они принесли большие пушки. Я чувствовала себя особенной во всех смыслах, прищурившись на знаки. Они были странного голубовато-красного оттенка.
— Так значит, Титан…
— Да.
— И это кровь Титана, да? — я подняла голову в направлении Айдена. — Можешь объяснить, как возможно то, что на потолке кровь Титана? Олимпийцы держат вокруг кувшины с ней?
Айден сухо рассмеялся.
— Когда Олимпийцы свергли Титанов, большинство из них были заключены в Тартаре. Фиби не была одной из них. И она любит своих детей.
Я перешерстила свой мозг, чтобы вспомнить, кого она родила, но ничего не обнаружила.
— Кого?
— Лето, — ответил он. — Которая, в свою очередь, дала жизнь Аполлону и Артемиде.
Я простонала.
— Конечно. Почему нет? То есть Аполлон попросил у своей бабули немного крови? Прекрасно. Но я не понимаю, как она работает, — я показала вокруг себя. — Как она лишает меня сил?
— Кровь Титанов очень могущественная. Ты знаешь, кто клинки, погруженные в кровь Титана, могут убить Аполлиона, — когда я послала ему убийственный взгляд, на его лице появилась натянутая улыбка. — Смесь этой крови с кровью твоего предка и это удержит тебя от того, что ты причинишь себе вред.
— Или причиню вред тебе, — отрезала я.
Айден пожал плечами.
Гнев пульсировал в моей крови как яд, не имея возможности выплеснуть его, я была в секунде от сумасшествия. Я вытянула ноги, затем руки. Я представила, как бегу и пинаю Айдена в голень.
С другой стороны решетки послышался вздох.
Иногда я думала, что он может читать мысли.
— Я ненавижу это, — признался Айден так тихо, что я не была уверена, что расслышала его. Он развернулся, показывая мне спину. — Я ненавижу, что Сет ничего не делал, кроме того, что играл с тобой, лгал тебе, и ты доверяешь ему. Я ненавижу, что это связь более важна, чем всё остальное, что здесь происходит.
Я собиралась спорить, но мой Сет действительно мне лгал. Он, вероятно, играл со мной с той секунды, когда обнаружил, что я — второй Аполлион. Без сомнения, так делал Люциан.
Беспокойство скользнуло по моему позвоночнику, оставляя холодные мурашки по пути.
— Это… это сейчас не имеет значения, — сказала я.
Айден быстро развернулся ко мне.
— Что не имеет значения?
Я встретилась с ним взглядом.
— Что Сет мне лгал. Это не имеет значения. Потому что я хочу того же, чего и он. Если я…
— Заткнись, — прорычал Айден.
Я в удивлении моргнула. Я не могла вспомнить, когда бы Айден говорил мне заткнуться. Ух ты. Мне это очень не понравилось это по множеству причин.
Глаза Айдена светились ярким серебром.
— Ты не хочешь того, чего хочет Сет, потому что тебя нет в этом. Есть только он.
Меня пронзил шок, украв все ответы, которые я могла придумать. Не было меня. Были только мы. Этот тихий голос внутри меня ревел от гнева, потом охватил меня.
Не было меня.

Глава 3

Когда мой Сет решил появиться на другом конце радуги, я была рассержена, и он был… ну, он был на взводе. А, те вещи, которые она сказала через связь, просто были не правильными.
Сбита с толку? Да.
Приемлемо ли то настроение, в котором я находилась? Нет.
Я хотела выбраться отсюда, я сказала ему, мысленно встряхнув его. Я не выдержу этого больше. Айден… он…
Неодобрение Сета было похоже на лезвия бритвы, которые вонзили в мою голову.
«Что Айден?»
Что я могла сказать моему Сету? Что Айден заставил меня задуматься?
«Айден много болтает».
Его смех щекотал мою шею. «Да, он такой. Ангел, это не продлится долго. Люциан оказал нам огромную услугу».
«Какую? Выдал Белый халат?»
Ещё один приятный смешок клубился во мне: «Давай просто скажем, что он предоставил мне неограниченное количество приманок и движущей силы».
Я мысленно послала ему знак, что закатила глаза. «Да, я не поняла».
Наступила пауза, и я смогла через связь почувствовать, чего хотел Сет. Он был в игривом настроении, но этот разговор был слишком важен, чтобы пороть чушь. В конечном счете, он ответил. «Чистокровные, которые встали против нас, оказывается, могут быть полезными».
«Как так?»
«Ты помнишь, как Телли отказывался признавать, что демоны могут хорошо сражаться и работать сообща над тем, чтобы сформировать сплоченную атаку против Ковенантов?»
«Да… И Маркус не верил, что они сами по себе действовали против нас».
Так же, как и я. На экстренной встрече Совета, которую Люциан собирал ранее, до того, как мой Сет нивелировал членов Совета, я подозревала, что каким-то образом за атакой демонов стоял Люциан, но никаких настоящих доказательств этому не было. К тому же, моя ненависть к Люциану, вероятно, и привела меня к этой мысли.
«Ну, Телли, очевидно на половину был прав. Без правильной мотивации — скажем, бесконечного запаса эфира — они, вероятно, согласятся на любого чистокровного, до которого они смогут дотянуться».
Еще одна пауза, и сила того, что он чувствовал, чего он хотел, бушевала через связь. На мгновение я действительно поверила, что я могу чувствовать его, и эмоции затопили меня, сжигая мои мысли и наполняя меня блаженством от соединения.
«Алекс. Его голос был ворчливым, самодовольным. Ты слушаешь внимательно?»
«Да. Демон… эфир… всё такое…»
«Хорошо. Позволь мне задать тебе вопрос, Ангел. Ты действительно думаешь, что демоны действительно организовали все эти атаки сами своим умишком?»
Прекрасный туман, созданный моим Сетом, исчез, как будто ледяной ветер подул, спускаясь вниз по моей шее. «Что? Что ты имеешь в виду?»
«Даже рассудительные демоны не смогли бы успешно провести то, что они сделали в Катскиллс. Им требовалась помощь, так не думаешь? "
Я не могла думать, так как мой пульс зашкаливал.
«Так я была права?»
Кислый привкус снова появился у меня в горле.
«Не расстраивайся, Ангел. Люциану было необходимо отвлечь всех и это произошло».
Мысленно вернувшись к атаке в Катскиллс, я попыталась вспомнить, где находился Люциан во время хаоса. Я предполагала, что он был в бальной комнате с остальными чистокровными, но я не видела его. Всё, что я знала, так это то, что мой Сет контактировал с ним…
Все эти погибшие слуги-полукровки, Охранники, или Стражи… все невинные…
Я резко дернулась, практически потеряв связь с моим Сетом.
«Ангел, как ты думаешь, демоны вообще смогли попасть в Катскиллс? Ты видела уровень безопасности там. И бальная комната? В ней было всего только два входа, и оба были под охраной. Одна из дверей находилась под охраной стражи Люциана.»
Подозревать, что Люциан стоял за этими атаками это одно — я бы не стала доверять этому человеку — но мой Сет? Он не мог быть согласен с этим. Подумать о том, что он был частью всех тех смертей невинных людей, значило одобрить что-то ужасное. Чего мой Сет хотел, хотела и я, но демоны… они были и всегда будут врагами.
«Враги могут быть союзниками в войне, Ангел».
О, мои боги. Огромная, шокированная, размером с кратер часть меня не могла переварить то, о чём говорит мой Сет. Я отбивалась от тянущей силы его эмоций, выныривая, как будто тонула, а затем глотала воздух.
Там было столько невинных людей, размышляла я. Ужасающие образы бойни следовали один за другим — слуги в зале со вскрытыми глотками, Стражей и Охранников, которые были выпотрошены, а затем выброшены через окна.
«Они не имеют значения, Ангел. Только мы имеем значение, имеет значение только то, чего хотим мы».
«Но те люди были важны. Нас могли убить, Сет. Моего отца могли убить».
«Но его не убили, и я никогда не позволю ничему случиться с тобой. Ничему».
Мы были разделены во время атаки. И если я правильно помню, я была очень близка к тому, чтобы встретиться лицом со смертью. Не говоря уже о том, что я должна была бороться с фуриями в одиночку. Не знаю, как именно он смог бы предотвратить мою смерть в этом случае.
«Ангел, нам необходимо было, чтобы это произошло. Демоны помогут мне заполучить тебя. Ты хочешь этого? Чтобы мы были вместе?»
«Да, но…»
«Тогда доверься мне. Мы хотим одного и того же, Ангел».
Слова Айдена вернулись ко мне, и я скорчилась. «Сет? Ты… ты не заставляешь меня хотеть что-либо, верно? Ты не оказываешь на меня влияния? "
Он не сразу ответил, и моё сердце запнулось.
«Я мог бы, Ангел, если бы хотел. Ты знаешь, что я не делаю этого. Мы просто хотим одного и того же».
Я прикусила губу. Мы действительно хотели одного и того же, за исключением дел с демонами… Я остановила эти мысли. Так словно две сильные руки опустили мне на плечи, и я оказалась лежащей на спине. И затем я снова начала тонуть в том, что чувствовал Сет.
Айден вернулся. Принеся еду, и на этот раз он привел с собой компанию — моего дядю Маркуса. По отношению ко мне сейчас, на самом деле, он был своего рода порядочным. Иронично. Я ела и пила воду, словно хороший пленник.
И я даже не выкрикивала ничего оскорбительного.
Я полагала, что заслужила поощрение, к примеру, отдых от клетки или что-то такое, но просить об этом было чересчур. Зато, Маркус отправился посмотреть, чем были заняты другие. Как только дверь наверху закрылась, Айден сел, спиной прижавшись к прутьям.
Храбрый, храбрый мужчина… или действительно глупый — с равной вероятностью. Я с легкостью могла скрутить петлю из простыни и обвить ею его шею еще до того, как он успеет отреагировать.
Но я села вниз, практически прикоснувшись спиной к его спине. Появившаяся вспышка синего цвета от цепей была слабее. Тишина растянулась, это оказалось странно успокаивающим. Прошло несколько минут и натянутые мышцы моей спины расслабились. Прежде, чем я осознала, я прислонилась к прутьям… и к спине Айдена.
Предшествующий разговор с Сетом оставил странный привкус у меня в горле и шар из узлов в животе. Может быть, именно поэтому я позволила себе осуществить свои кровожадные намерения с простыней и шеей Айдена? Полагаю, это была упущенная возможность.
Опустив подбородок, я вздохнула. Чего хочет мой Сет, хочу и я, но… демоны? Я потерла ладони о согнутые колени и вздохнула опять — громче, словно нетерпеливый ребенок.
Спина Айдена изогнулась, когда он повернул ко мне голову.
— Что, Алекс?
— Ничего, — пробормотала я.
— Есть что-то. — Он откинулся назад, запрокинув голову назад, прислонив её к прутьям. — У тебя такой тон.
Я неодобрительно посмотрела на стену.
— Какой тон?
— «Я кое-что хочу сказать, но не должна» тон. — В его голос просочилось немного юмора. — Я очень хорошо знаком с этим тоном.
Ну… проклятье. Мой взгляд упал на руки. Я полагаю, что с моими пальцами было все в порядке. Но мои ногти были сбитыми и короткими. Руки Стража — Стража, который убивал демонов. Я завернула вверх рукав свитера. Бледно-белые следы укусов покрывали мою правую руку. Серповидные отметины было сложно прятать, чтобы прятать их, и они были на обеих руках, и еще на шее. Они были такими уродливыми, были жестоким напоминанием о том, как я была у них в ловушке.
И не имело значения, как сильно я пыталась, я не могла стереть из памяти лица всех этих убитых полукровок в Катскиллс… или забыть выражение лица Калеба, когда он увидел лезвие, вонзенное в его грудь — лезвие, которым орудовал демон.
Калеб был бы настолько… разочарован, что даже нет необходимости представлять это, если я ничего не скажу.
Но мой Сет будет взбешен. Он сует нос в мои воспоминания, и я мне хочется, чтобы он был счастлив со мной. Я хочу…
Я не хочу вести дела с демонами. Это будет пощечиной всем, кто умер от их рук — моей маме, Калебу, тем невинным слугам — и по моим шрамам.
Мой Сет… он просто должен понять это. Он поймет, потому что любит меня.
Появилась мысль, я сделал глубокий вдох.
— Просто чтобы ты знал, я не рассказываю тебе это, потому что это не имеет никакого отношения к тебе. Хорошо?
Он мрачно рассмеялся.
— Я бы никогда не подумал о таком безумии.
Я состроила гримасу.
— Я говорю тебе это лишь потому, что я не считаю это верным. Это противоречит чему-то… присущему мне. Я должна что-то сказать.
— Что, Алекс?
Закрыв свои глаза, я сделала глубокий вдох.
— Ты помнишь, как Маркус думал, что за нападением демонов было нечто большее, особенно за той, в Катскиллс?
— Да.
— Я отчасти считала, что это был Люциан, особенно на заседании Совета. Это имело смысл. Создать хаос и всё, что поспособствует более простому убеждению людей на переворот и взять всё под свой контроль. — Я провела пальцем по метке на чувствительной части своего локтя. — Во всяком случае, атаки демонов, по-видимому, были организованы Люцианом и…
Спина Айдена стала жесткой напротив моей. Он молчал так долго, что я сорвалась с места.
— Айден?
— Сколько? — его голос был резким.
«— Я думаю, все», — сказала я, чувство вины разъедало мои внутренности. Я предавала моего Сета, но я не могла молчать об этом. — Они нашли способ контролировать демонов.
Он опустил голову и его широкие плечи стали покатыми.
— Как?
Поднявшись на колени, я схватила прутья, проигнорировав слабый пульс синего света.
— Они… они используют чистокровных в качестве мотивации. Те, кто против них, нас, я имею в виду против нас.
Айден развернулся настолько быстро, что я отпустила прутья и отшатнулась назад. Его глаза горели серебром.
— Ты знаешь, где они держат этих чистокровных?
Я покачала головой.
Его ресницы опустились.
— Ты знаешь, почему они делают такое?
Отвращение в его голосе было очевидно. Я провела ладонями по бедрам. Почему они делают это? Безусловно, чтобы создать диссонанс. Совет был отвлечен на демонов, нападающих то слева, то справа. У богов возникли сомнения относительно способности чистокровных контролировать орды демонов, и в результате, они послали фурий. И теперь, это будет служить в качестве отвлечения, чтобы я смогла сбежать. Как они сработают в данном случае, я не знаю. И если увядающий синий свет был некоторым признаком, в этом не будет необходимости.
— Нет. Я не знаю.
Его взгляд встретился с моим, и мы не могли отвести глаз.
— Почему ты мне это рассказала? Я уверен, что Сет не будет признателен тебе за это.
Я отвела взгляд.
— Я сказала тебе. Это неправильно. Эти чистокровные…
— Невинны?
— Да, и Калеб… его убили демоны. Мою мать обратили в одного из них, — дыхание дрожало во мне, и я встала. — Я хочу того, чего хочет Сет, но я не могу поддержать это. Он поймет.
Айден запрокинул свою голову назад.
— Поймет ли? Ты знаешь, я передам эту информацию. Это помешает его планам.
Я обхватила себя руками за талию.
— Он поймет.
Печаль заполнила его выражение лица и его глаза опустились вниз.
— Спасибо.
По какой-то причине, ярость вскипала во мне, и я хотела разразиться бранью.
— Мне не нужна твоя благодарность. Это последнее, чего я хочу.
— У тебя она есть. — Он встал в одно плавное движение. — И больше моих благодарностей, чем ты думаешь.
Растеряно, я пристально на него посмотрела.
— Я не понимаю.
Улыбка Айдена была натянутой, с оттенком постоянной грусти, которая возникала всякий раз, когда он смотрел на меня, как будто я была тем самым несчастным существом, которое вызвало печаль, куда бы я ни пошла. Всё же, за этой печалью была непреклонная решимость.
— Что? — Спросила я, когда он не ответил.
— Ты дала мне надежду, в которой я нуждался.
Мой Сет не был взбешен от того, что я разболтала. Я даже и не пыталась скрыть это от него. Как только мы соединились, я рассказала ему, что сделала. Если уж на то пошло, он похоже ожидал этого. Или я этого не поняла, но так или иначе, он не хотел говорить об этом.
Рассказывая мне о своем детстве, Сет был совсем другим — эту его сторону я редко видела. Когда он начал разговор о своей матери, уязвимость просачивалась через связь, как будто разговор о своей матери расстраивает его
«Как её звали? Спросила я.»
«Каллиста».
«Красивое имя».
«Она была очень красивая. Высокая и светловолосая, царственная словно богиня. Его слова затихли на мгновение. С учетом того, что он говорил в прошедшем времени, я предположила, что она умерла. Но она не была хорошей, Ангел. Она была холодной и неприступной, но самое главное, когда она смотрела на меня, в ее глазах всегда была ненависть».
Я вздрогнула, так как мои подозрения подтвердились, и мне хотелось заставить его чувствовать себя лучше.
«Я уверена, что она не ненавидела тебя. Она…»
«Она ненавидела меня». Его острый ответ был таким, словно тебя облили ледяной водой. «Я был постоянным напоминанием о ее позоре. Она искусила вкус запретного плода, а потом пожалела об этом. "
Полукровкам и Чистокровным запрещено смешиваться. Лишь недавно я обнаружила, что это произошло потому, что только отпрыск мужчины-полукровки и чистокровной женщины может стать Аполлионом.
Когда он снова заговорил, его голос был мягким, словно пуховое одеяло.
«Она не шла ни в какое в сравнение с твоей мамой, Ангел. Там не было большой любви. Она рассказывала мне, что единственная причина, почему она оставила меня потому, что бог посетил ее после моего рождения. Самый красивый мужчина, которого она когда-либо видела, так она сказала. Этот Бог сказал ей, что она должна защищать меня любой ценой, что я обрету великую силу в один прекрасный день».
Пока он говорил, я вспомнила отблески прошлого Сета, то, что я увидела, когда Пробудилась. Сет, маленький ребенок, с золотистой кожей и белокурыми локонами, играющий у ручья или склонившийся над игрушкой в большой комнате, наполненной неудобной на вид мебелью. Он всегда был один. Ночи, когда он просыпался и плакал от дурного сна, и никто не приходил его утешить. Дни, когда единственный человек, которого он видел, няня, которая была столь же безразличной, как его мать. Он никогда не видел своего отца. По сей день, он даже не знал его имени.
Моё сердце плакало о нем.
Затем в возрасте восьми лет, он предстал перед Советом, чтобы определить сможет ли он войти в Ковенант. У него не было такого опыта, как у меня. Не было толканий или щипков. Он не пинал Министра. Они сделали один взгляд на него, и, казалось, знали, кем он станет.
Это были глаза.
Золотистые, янтарные глаза, которые несли в себе мудрость, какой не было ни у одного ребенка — глаза Аполлиона.
Его дела пошли лучше, когда его отправили в Ковенант в Англию, и затем перевели в Нэшвилл. Так странно, что мы были настолько близки друг к другу так много лет и наши судьбы никогда не пересекались.
Но что-то было не так. Когда я Пробудилась, я узнала все о том, что узнали предыдущие Аполлионы в течение их жизней, это было как подключение к компьютеру и загрузка информации. И никто из них не был рожден с глазами Аполлиона. У всех глаза стали золотистыми только после Пробуждения.
Мой Сет был другим.
Но прямо сейчас, эта чистая боль в груди, поедала его.
«Где ты родился?» Спросила я в надежде увести тему от его матери. «Ты никогда не говорил мне».
Он рассмеялся, и я улыбнулась. Счастливый Сет был лучшим проявлением Сета. «Ты не поверишь, но ты же знаешь, как Богини Судьбы любят играть с людьми?»
«Ой, я всегда знала это».
«Я родился на острове Андрос.»
Дрожь кружила по моей спине. Какая… ирония. Было вовсе не огромной верой в непредсказуемое, чтобы полагать, что и мои предки были также родом с этого острова, так как многим давалось имя исходя из того, где они родились. Или, в некоторых случаях, острова назывались в честь семьи основателей.
«В любом случае, это было иронично. И что-то тошнотворное всплыло на поверхность. Андрос был островом в целых 147 квадратных миль. Ты не думаешь, что мы родственники?»
«Что?» Сет разразился смехом. «Нет»
«Как ты можешь быть настолько уверенным?» Потому что, если бы мы оказались Люком и Леей, меня бы стошнило.
«Моя семья не связана с твоей так или иначе. Кроме того, ваша родословная идет от Аполлона».
«А твоя от кого?» Ответа не последовало, только лишь надменное молчание. «Почему ты утаиваешь это от меня?»
Сет вздохнул.
«Я скажу тебе, когда мы будем вместе. Я покажу тебе всё, Ангел. На все свои вопросы ты получишь ответы».

Глава 4

На следующий день после обеда я одиноко бродила по своей клетке. Что-то происходило наверху — двери открывались и закрывались, раздавались звуки шагов и счастливые возгласы.
Желая расслышать больше, я подошла к прутьям и напряженно прислушалась. Разговор был слишком приглушенным, чтобы понять, кто это был, но кто-то точно прибыл. И это был не бог. Я бы поняла это, если бы это был бог. Их сущность была сильна, и я могла бы почувствовать её.
Прикоснувшись к прутьям, я ощутила отклик. Мерцание синего света затухало. Вот видишь, Сет. Не значит ли это, что сила знаков на потолке тоже ослабевает без обновления? Милостивые боги, я на это надеюсь. Я попыталась обнаружить шнур, желая сказать ему о новом открытии.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.