Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54062
Книг: 132602
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «По тонкому льду»

    
размер шрифта:AAA

Кэрри Ааронс
По тонкому льду

Эта книга посвящается всем мечтателям.
Людям, которые осмелились поверить в то, что они могут достичь большего. Тем, кто кровью, потом и слезами добивается поставленных целей.
Приветствую вас.

Пролог
Девушка, что умеет пройти сквозь пламя,
Может пройти и по тонкому, в трещинах, льду.
Но не спеши, дорогая,
Ледяная до боли вода,
Представляет не самую опасную преграду.




Глава 1

Натан

Слово движется по городу, словно неторопливый рой пчёл, своим жужжанием заражающий слух каждого. Жители Харлин Фоллс с энтузиазмом слушали новости, перешёптываясь и обсуждая их с друзьями, размышляя, какая она в жизни, и действительно ли этот дом проклят.
Я ехал по городу, моему городу, длиной в тридцать миль. Я родился и вырос здесь, работал на этих землях и прошёл пешком каждый их дюйм. Я знаю, где подростки выкуривают свои первые сигареты, куда женатые мужчины увозят своих любовниц покататься. Знаю, какая шиповка нужна колёсам моей машины, чтобы не застрять в снегу высотой три фута, и что кафетерий открывается на пятнадцать минут раньше для постоянных посетителей.
Рутина этого города, его схожесть с другими городками и отсутствие перемен меня успокаивают. Я живу полноценной жизнью. Мне не нужны волнения, и сюрпризы мне отнюдь не по вкусу.
Но я бы соврал, сказав, что сегодня меня ничто не тревожит. Если скажу, что это ничего для меня не значит, что ж, в этом я буду нечестен с вами. Я был смотрителем земель и садов в Холлис Хаус последние пять лет, и за всё это время здесь никто не жил. С мебели никогда не вытирали пыль, кухней никогда не пользовались. Ни одна живая душа, кроме меня и небольшой команды уборщиков и садовников, которыми я руководил, не ступала на эти земли.
До сегодняшнего дня.
Говорят, он назвал это место Холлис Хаус потому, что в детстве она не могла выговорить «Харлин». Мне лишь раз довелось мельком увидеть темноволосую, светлокожую девочку, когда мне было одиннадцать, а мой отец был смотрителем. Она играла с двумя хрупкими куклами, а я наблюдал за ней исподтишка, прячась за кустами роз, ограждающими главный сад от заднего двора.
Я втиснул свой грузовичок на парковке за единственным кафетерием в городе «У Арчи». В нашем маленьком райском уголке на севере штата Нью-Йорк вы не найдёте ни «Старбакс», ни «Данкин Донатс», и мне это нравилось. Каждый владелец магазина на Мэйн Стрит знал меня по имени, и я не представлял, как можно жить в таком месте, где разъярённая толпа человек двадцати выкрикивает имена, написанные с ошибками на стаканах с кофе, пока другая дюжина покупателей пытается пробиться к прилавку.
Без пятнадцати восемь я неспешным шагом зашёл в кафетерий, о чем тут же прозвенел дверной колокольчик. На главной стойке лежал коричневый пакет, в котором, как я догадывался, лежали сосиска, яйцо и сырные крекеры, а рядом с ним пенопластовый стакан с горячим и свежесваренным чёрным кофе.
— Я подумала, тебе сегодня понадобится больше сил, так что я положила туда и яблочную слойку, — сказала Фоун, жена Арчи, выходя из кухни и на ходу вытирая руки о красный клетчатый передник.
— Ты лучшая, — поцеловав её в щёку, я взял пакет и стакан с кофе.
— Нервничаешь, наверное, дорогой? — спросила она, аккуратно протирая каждый дюйм барной стойки.
Кафетерий «У Арчи» был для меня вторым домом, тёплым и гостеприимным; кухня была обустроена в стиле семидесятых, как у бабушки, когда тебя сажали за стол и давали печенье, пока родители не видели.
— Конечно, нет, Фоун. Этот парень не ребёнок, он умеет держать себя в руках. Он знает, как делать свою работу, Нэйт Раш не слушает сплетни и всякую несусветицу, — показался из-за двери Арчи, неся в руках два огромных чайника с кофе и ставя их на специальные горелки на стойке.
— Он абсолютно прав. Это всего лишь ещё один рабочий день, просто более напряжённый. Она обычный человек. Всё будет в порядке. Увидимся позже, удачного дня.
Помахав на прощание, я вышел на улицу, чувствуя себя слишком взвинченным, чтобы оставаться там и обсуждать день грядущий. Мне ещё многое нужно сделать, подготовить, а пустой болтовни в моём списке дел нет. К тому же я не любитель вести светские беседы.
Пока я садился в машину, мистер Симмс пересёк улицу, поприветствовав меня, а Джейк проехал мимо на своём пикапе, посигналив мне. В нашем небольшом городке все друг друга знают, и так было всегда, сколько я себя помню. Целые поколения семей жили в Харлин Фоллс, сёстры и братья ходили в одну и ту же школу, играли в футбол и дарили друг другу подарки на День благодарения.
Сверкающий белизной снег покрывал голые ветви деревьев и траву вдоль извилистых дорог по всему городу. Впереди виднелся лес, двигатель моего серого пикапа хрипел, но тянул изо всех сил. Я включил обогреватель, и тёплый воздух подул на мои ладони. Я выехал из главного порта города, оставляя дома и людей позади. Я был одиноким волком на этих дорогах — никто регулярно не ездил на край города, кроме меня и ещё парочки человек. За пределами Харлим Фоллс вы могли увидеть… да, пожалуй, ничего и не увидели бы. Случайный турист остановится где-нибудь на трассе, хотя лагерь находится примерно в часе езды отсюда на север. В любом случае там есть земля. Красивая, неосвоенная земля.
Мой отец однажды сказал, что мир забыл про Апстейт Нью-Йорк1, что за пределами Олбани, Баффало и Рочестер никто даже не знает, где это. Если вы спросите кого-то, где находится Нью-Йорк, вам просто укажут на «Большое Яблоко»2.
Но мне так даже нравилось. Я не хотел, чтобы город заполонили их безвкусные, яркие технологии и обыденные рестораны быстрого питания. Я предпочитал жить в своём спокойном городке с размеренным темпом жизни.
Переживая, что у меня могут отнять работу, я совсем не предвкушал того, какой цирк она может привезти с собой. Мне было жаль девочку, было бы бесчеловечно не… но нам не нужны здесь драмы.
Я надеялся и молился всем святым, чтобы она никому не раскрыла своего места пребывания.
Камилла Валон была принцессой, а Харлин Фоллс был ничем иным, как её королевством.

Глава 2

Камилла

За последние тридцать три минуты по дороге не проехала ни одна машина. Я считала.
Чёрный интерьер лимузина служил мне коконом, как и всё остальное. Пузырь вокруг моей жизни всё ещё защищал меня или душил, даже когда отца не было рядом.
Надо признать, Апстейт Нью-Йорк был необыкновенно живописным местом. Никаких шумных улиц Чикаго, суетливого пригорода с его ожиданиями и дизайнерскими ярлыками. Миля чудес3 осталась позади, как и моя жизнь, я это знала.
Глаза снова наполнились слезами, последние дни были какими-то… Плач и слёзы стали обычной ежедневной рутиной, как дыхание или чистка зубов, и были мне неподвластны. Неожиданно я увидела мамины глаза, зелёные с золотыми крапинками, пристально следящие за мной в отражении заднего окна машины. Резкий вдох прорезал мои лёгкие, и мне понадобилось время, чтобы осознать, что это были мои глаза. Не её. Она не сидела рядом со мной.
— Мисс, мы будем на месте примерно через двадцать минут.
Глубокий, но добрый голос водителя привёл меня в чувство, и я вежливо кивнула ему в ответ. Сэмюэль, надо запомнить его имя. В конце концов, теперь он всегда будет рядом со мной. Для моей защиты и безопасности. Казалось безумием, что мне понадобился телохранитель, будто я находилась в какой-то альтернативной реальности, и каждый день лишь мельком напоминал мне прошлую жизнь.
Холлис Хаус. Я не была там уже… даже и не припомню. Родители приезжали сюда пару раз, пока я проходила практику или находилась на соревнованиях. В памяти сохранились очертания особняка, старого здания в викторианском стиле с розовыми садами, укромными уголками и закоулками. Когда я была совсем маленькой, то считала, что отец купил мне особняк из «Таинственного Сада», потому что это был мой любимый фильм. Я часами просиживала в этих садах, играя с куклами, шепча им секреты на ушко и гоняясь за бабочками.
Я не могла выговорить «Харлин», когда была маленькой, и, наверное, поэтому дому дали такое название. Отец купил дюжину или около того акров земли в Апстейт Нью-Йорк в качестве подарка моей матери и построил огромное поместье для летних каникул. Это был лишь один из всех домов, находящихся во владении отца, но о Харлин Фоллс он отзывался совсем по-другому, нежели о других местах. Мне казалось странным, что человека, объездившего всю Азию и Европу, дом в такой глуши интересовал больше остальных. Мы втроём проводили время как неразлучная троица. Он никогда не приглашал к нам гостей. Но когда он всё же сдал его в аренду, то воспользовался услугами компаний, которые никогда и никому не раскрыли бы, что дом принадлежит семье Валон. Для него это место было оазисом.
И теперь, полагаю, оно станет оазисом для меня.
Хьюго Валон, мой отец, никогда не рассказывал об этом доме ни своим партнёрам по бизнесу, ни друзьям из Чикаго. Мама никогда не говорила о нём своим знакомым из благотворительных организаций или клубов. В общем, этот дом будто и не существовал. И теперь мне тоже предстояло исчезнуть из поля зрения. Там, где никто бы меня не нашёл.
Клинтон в течение многих лет был адвокатом нашей семьи и одним из лучших друзей моего отца, и, возможно, он единственный, кто знает о Холлис Хаус. Именно поэтому он отправил меня туда, дав новый сотовый телефон и телохранителя.
После всего произошедшего в Чикаго…
Я не могла думать об этом, воспоминания были мучительны, и мысли мои отключались каждый раз, когда я пыталась сосредоточиться на том, что произошло.
Деревья, наконец, уступили место парку для трейлеров. «Мотор Хоум Менор». Мило. Сотни жестяных прямоугольных построек усыпали землю по правому краю дороги; некоторые имели настоящую обшивку, другие были с разбитыми деревянными порогами, ведущими к входным дверям. Моё внимание привлекла ржавая лошадка — качалка рядом с полуразрушенными качелями — грустное до боли зрелище. Я пыталась напомнить себе, что для некоторых детей из этой коммуны эта ржавая лошадка была как собственный Диснейуорлд. Я пыталась обосноваться в реальном мире и научиться сопереживать.
Мне придётся стать лучше, чем я была когда-то. В моей жизни больше не осталось никого, кто помог бы мне в этом.
Мы проехали знак зелёно-кремового цвета с красными буквами, оповещающий, что мы въехали в Харлин Фоллс, основанный в 1785 году. Снег покрывал всё вокруг, кроме дороги, и, хотя я привыкла к снегу в Чикаго, здесь всё было совсем иначе: будто зимняя страна чудес с нетронутыми, мягкими и белыми сугробами и равнинами, мерцающими в солнечном свете.
На горизонте справа появился гараж по замене автозапчастей, а за ним и остальная часть города. Мейн Стрит — улица, по которой мы проезжали в тот момент мимо книжного магазина, кафе, бара, банка, о котором я никогда не слышала, кофейни, семейной скобяной лавки и пары других витрин магазинов, названия которых мне не удалось прочесть из машины. Замысловато и… мило. По улицам расхаживали разные люди, одетые в пуховые куртки с мехом, дети в шапках и варежках, и с красными от мороза носами. Казалось, это картина из фильма, и актёры вот-вот снимут свои наряды, а из-за кулис появится съёмочная группа. Всё это казалось нереальным, как и всё в моей жизни на этот момент.
— Минут через десять прибудем к дому, мисс Валон.
— Спасибо, Сэмюэль. Можете называть меня Камилла, вам необязательно соблюдать такую формальность.
Он проигнорировал мою просьбу, и, я знала, он наверняка считал меня глупышкой. Он никогда не будет называть меня Камиллой, мы оба это понимали. Камилла Валон. Я уже не была уверена, кто это. Я видела свои фотографии в новостях, мне удавалось выкрасть и припрятать некоторые самые лакомые вырезки, пока Клинтон не видел, и с трудом узнавала в них ту худенькую, темноволосую и зеленоглазую девушку. В этих статьях писали о моих достижениях, медалях и о том, как произошедшее повлияло на мою семью. Или… о том, кем была моя семья.
Город остался позади, на смену ему пришёл лес. Мы проехали пару миль, и, наконец, Сэмюэль свернул налево по проездной лесной дороге между деревьями. Лес поглотил нас, трасса растворилась позади. Три минуты езды по гравийной дорожке, и мы приблизились к воротам, точнее, к двум большим кованым железным воротам, стоящим, словно солдаты, среди лесных деревьев. Сэмюэль открыл окно и набрал код на мониторе, после чего ворота стали медленно открываться, и за ними не было ничего, кроме деревьев.
Проехав ещё две минуты, я, наконец, увидела их, шпили особняка Холлис Хаус. Чёрная городская машина петляла между деревьями, пока мы не увидели дом целиком — величественный кирпичный особняк, занимавший особое место в сердце моего отца.
Подъездная дорожка была очищена от снега, но пуховые сугробы покрывали каждую видимую ветвь и травинку. На красной парадной двери красовался красивый зелёный рождественский венок с орнаментами и цветущими маками. Я не видела дом изнутри, но представляла, что он должен был быть таким, каким его оставили родители: красивая дубовая мебель, персидские ковры и белый фарфор. Особняк в форме буквы «С» имел четыре крыла; закрытая галерея разделяла дом от гаража; далее, вниз по лужайке, виднелась конюшня, в которой были размещены призовые лошади, на которых когда-то ездил верхом отец. Ещё дальше, за садами, располагалось озеро, которое я смутно помнила, и о котором мои родители часто говорили, но так ни разу мне его и не показали. Я помнила, как однажды мама назвала это место особенным.
— Прибыли, мисс Валон.
Я даже не заметила, как Сэмюэль остановил машину, пока он не заговорил со мной. Я кивнула в ответ, отстёгивая ремень и собираясь с мыслями. Мои волосы были аккуратно собраны в пучок на затылке, чёрное в горошек пальто доставало до колен, я была одета в чёрные брюки, кремового цвета свитер и сапоги для верховой езды. Элеонор Валон была элегантна всегда, в любой ситуации, и я делала всё возможное, чтобы следовать её примеру. Того требовал мой внешний вид, и я обнаружила, что за слоями одежды и макияжа можно хорошо скрывать свои эмоции.
— Я занесу ваши вещи внутрь. Мне поднять их наверх в вашу комнату? — спросил Сэмюэль, вытаскивая чемодан и сумки от Луи Виттон из багажника.
— Да, пожалуйста, — последнее время я была немногословна.
— Желаете, чтобы повар приготовил для вас ланч?
— Нет, спасибо. Только немного чаю. — Чай — единственное за всю неделю, что мой желудок мог переварить.
— А ваши коньки, мисс? Отнести их на каток?
Он вытащил из машины большую чёрную спортивную сумку, от вида которой мой желудок свело. Я не могла даже смотреть на неё, я молила бога, чтобы он не открывал её, иначе меня вырвало бы прямо там, на тротуаре.
— Я не хочу видеть эти вещи снова. Уберите их куда-нибудь, где я никогда их не найду.




Глава 3

Натан

Я не мог оторвать от неё глаз. Конечно, я видел раньше её фотографии в газетах, я знал, кто она. Её показывали в новостях последние несколько лет, даже мы здесь в курсе общественных новостей.
Но в жизни она… чёрт, я не мог подобрать подходящих слов. Она была элегантная и утончённая. Камилла Валон выглядела моложе своих лет, ей был всего двадцать один год. Я ещё раз мельком взглянул на неё через окно в гостиной, когда она давала инструкции водителю. Она была среднего роста, между 5,4 и 5,6 футами. И я был уверен, что под этим длинным пальто скрывается худенькая девушка, собранные в пучок чёрные волосы которой открывали лебединую шею. Она будто только что сошла со страниц глянцевых журналов, рекламирующих осеннюю одежду для Новой Англии или что-то вроде того.
Я посмотрел на свои тёмные джинсы, красную фланелевую рубашку и ботинки — тимберленды и осознал, что, возможно, мне стоило надеть что-то более формальное для первой встречи со своим работодателем. Ведь семь дней назад она стала моим работодателем.
Мне нужно было понравиться ей, впечатлить проделанной работой… потому что мне нужна была эта работа. Мне она нравилась. Хоть нанимал меня её отец, но моим боссом сейчас была она. Скорее всего, ей придётся принимать определённые решения по вопросам бизнеса и активов отца в ближайшем будущем. Мне хотелось войти в круг тех людей, которых она не уволит.
Водитель достал из машины какую-то особую сумку, и я увидел, как девушка напряглась всем телом. Мне показалось, на секунду её нисходящая любезность сменилась уничтожающей грустью. Я не мог разглядеть её глаз, лишь представил, какую скорбь и боль она испытывала.
— Хорошо, просто кивайте ей, не говорите слишком много и делайте всё, как она говорит, — я ещё раз проинструктировал персонал дома.
Пять пар глаз — два ландшафтных работника, две горничные и повар — смотрели на меня с пониманием. Мы все собирались приложить максимум усилий, чтобы сделать пребывание Камиллы Валон в Холлис Хаус приятным.
Настолько, насколько может быть приятным пребывание здесь, учитывая, что она пряталась от человека, убившего её родителей.
Я прошёл к большим, двойным парадным дверям и открыл их, впустив уличный холод в дом. На протяжении многих лет особняк был закрыт, так что свежий воздух будет только на пользу. Было странно видеть освобождённую от простыней мебель, составную люстру, освещавшую парадную лестницу. Аромат еды, идущий из кухни, весь день отвлекал меня; мне представлялось, будто какой-то преступник, забравшийся в дом, готовил вкуснейший куриный бульон.
Я встал у парадной двери, и, когда водитель посмотрел на меня, я постарался придать себе профессиональный вид. Он слегка махнул рукой в знак понимания, как один, прислуживающий у богача работник, другому.
И вот Камилла Валон в своих блестящих сапогах, будто плывя по мощёному тротуару, направилась в мою сторону. Ни единый волосок на её голове не шелохнулся, ни ворсинки, ни малейшего пятна на её одежде. Эта женщина или, вернее сказать, девушка, выглядела изысканно и безупречно… она всем своим существом излучала холодную вежливость.
— Мисс Валон, надеюсь, поездка была неутомительной, — я не знал, что ещё сказать.
Было не очень приятно видеться с ней при таких обстоятельствах. И мне не хотелось говорить с ней о её семье, потому что…
Поэтому я обошёлся простым приветствием, надеясь, что она не придаст этому особого внимания.
Чуть погодя мне удалось разглядеть её получше. Она бросила взгляд в мою сторону, стоя в одном лишь футе от меня. И я был сражён. Она была не просто красива… она излучала свет. Её кожа была словно кремового цвета снег или нетронутый фарфор, настолько безупречной, что меня одолевало желание протянуть руку и прикоснуться к ней, но я знал, что мои грязные пальцы запачкают её. Девушка остановила свой полный удивления взгляд на мне. У неё зелёные глаза цвета самого изумительного в мире изумруда, цвета зелёной листвы деревьев в Харлин Фоллс в первый день весны. Она двигалась словно газель, грациозно, но при этом с лёгкой нервозностью, как будто что-то могло спугнуть её, и тогда она умчалась бы прочь.
Возможно, она была самым красивым созданием, что мне довелось когда-либо увидеть, за гранью реального.
— Вы кто?
Её приветствие, если это можно так назвать, не было грубым, в голосе не читались нотки высокомерия или превосходства. Она просто казалась искренне удивлённой, что в особняке её кто-то ждал.
Я протянул руку, предварительно вытерев её о брюки:
— Натан Раш, смотритель земель в Холлис Хаус. Мой отец работал здесь когда-то, я занял его место около пяти лет назад.
С её губ сорвался удивлённый вдох, она старалась сохранить самообладание.
— Простите, не сочтите за грубость, я вовсе не этого хотела. Просто и не скажешь, что вам двадцать два года или около того.
Я улыбнулся, ничуть не оскорблённый её подсчётами. Было мило и в какой-то степени мне даже польстило, что она оценивала меня, хотя ей был всего двадцать один год.
— Скорее двадцать пять, мисс, но я рад тому, что эта работа меня не слишком старит, — я кивнул, а она не отрывала своих волшебных глаз от меня. — Позвольте, я попрошу Сэмюэля отнести вещи в вашу комнату, после чего покажу вам дом?
Естественно, я был проинформирован о каждом, кто будет проживать на территории Холлис Хаус, въезжать и выезжать. Сэмюэль, водитель и телохранитель Камиллы, использовал свой ключ от ворот, оповестив нас об их прибытии.
— Конечно, было бы замечательно. Я не была здесь целую вечность, — её глаза наполнились грустью, возможно, она увидела призраков, которых вижу и я, когда осматриваю этот старый особняк.
Я спешно представил её пяти членам персонала, ожидающим своего часа. Она провела какое-то время, давая инструкции Сьюзи, повару, касательно своих диетических потребностей. Никакого хлеба, никаких молочных продуктов и красного мяса. Неудивительно, что девушка была такой худой, она питалась так, будто ей необходимо было сбросить пятьдесят фунтов. Жаль, для неё здесь с душой приготовили бы столько домашней вкусной еды. Может быть, стоит предложить ей как-нибудь поужинать в «Зе Инн»4.
— Ваша комната наверху, если помните. Это восточное крыло, там вы найдёте всё необходимое. Если захотите что-то туда принести, составьте для меня список, и я всё организую. Другое крыло наверху предназначено для гостей, оно почти не использовалось. На первом этаже расположены кухня, гостиная, обеденный зал, комната для дневного отдыха, полностью оборудованный тренажерный зал и, конечно, ледовый каток. Его нужно отполировать, пару кругов ледовым комбайном и каток будет готов к использованию уже завтра. И третий этаж… Она прервала меня:
— Не могли бы вы, пожалуйста, запереть третий этаж, я бы не хотела, чтобы кто-нибудь там находился. Прекратите работы на катке, он мне не понадобится.
Я пытался поднять свою челюсть, упавшую до пола от удивления. Я понимал, почему она не хотела приближаться к третьему этажу. Весь верхний этаж дома представлял собой огромные покои, в которых проживали мистер и миссис Валон. Я и представить не мог, какие воспоминания преследовали её, и, возможно, было проще забить их в дальний угол, нежели разбираться с ними сейчас.
Но ледовый каток? Он ей понадобится. Она должна тренироваться, по крайней мере, мне так сказали. Он не поддерживался в должном рабочем состоянии, за исключением редкого обслуживания.
— Вы уверены, что не хотите, чтобы мы подготовили каток?
Камилла осмотрела коридор, будто изучая воспоминание, которое было нам недоступно. Прошло несколько секунд, прежде чем она снова посмотрела на меня, хорошие манеры взяли верх.
— Нет, спасибо. Я поужинаю в своей комнате. Это всё, Николас.
Она развернулась в своих отполированных сапогах и направилась к лестнице. Я даже не потрудился напомнить ей своё имя. У девушки и без меня достаточно забот.




Глава 4

Камилла

Листок бумаги был скомкан, и на нём были заметны следы слёз. Я чуть не разорвала его на части, доставая из кармана.
Я читала эти пять строк так часто, что, казалось, они впечатались в мой мозг, словно татуировка.
Девушка, что умеет пройти сквозь пламя,
Может пройти и по тонкому, в трещинах, льду.
Но не спеши, дорогая,
Ледяная до боли вода,
Представляет не самую опасную преграду.
От дрожи и паники мурашки покрыли всё моё тело. Страх, сковывающий и хватающий меня за горло каждый раз, когда я перечитывала эти строки, не отступал. Он лишь становился сильнее.
Кто написал их? Что они означают? Почему я?
Я нашла это послание, написанное каракулями на аккуратно сложенном в моём кармане листке из блокнота, в тот вечер, когда внезапно проснулась от запаха копоти на лужайке перед нашим домом в Чикаго, промокнув в снегу и замёрзнув от холода.
Не знаю, почему я не отдала эту записку полицейским? Она могла бы помочь им в расследовании и ответить на мои вопросы. Но я отдала её частному детективу отца, который наверняка достиг большего прогресса в деле, чем толстопузый начальник полиции, задававший мне самые идиотские вопросы только спустя сорок восемь часов после пожара.
— Но, возможно, я и не хотела знать ответы. «В мире много загадок, которые лучше оставить нераскрытыми», — это были слова отца, сказанные им буквально за пару недель до той ужасной ночи, и они не давали мне покоя. Неужели он знал о приближающейся трагедии?
Я закрыла глаза, зажмуриваясь настолько сильно, что увидела перед глазами мелькающие оранжевые точки и вспышки света. Я подавила накатывающую желчь и тошноту, которые, казалось, то и дело застревали в горле.
Мой мозг нуждался в кнопке выключения, поэтому я решила сконцентрироваться на комнате, в которой находилась и в которую не возвращалась уже очень давно, словно это было в другой жизни. Всё вокруг было украшено розовым кружевом, как в мечтах шестилетней девочки — балерины. Видимо, это была моя мечта, когда мне было шесть лет, а отец, как всегда, воплотил её в жизнь.
И это только сильнее меня расстраивало. Я чувствовала, что никогда не смогу выбраться из тоски и печали. В конце тоннеля не маячил свет, а я продолжала двигаться к тупику.
Я села за белоснежный туалетный столик и стала изучать себя в зеркале. Со стороны могло показаться, что ничто меня не беспокоило. Если бы в меня кидали палки и камни, ни единый волосок не выбился бы из идеально уложенной причёски. Вот что с людьми делает воспитание белых англосаксонских протестантов. Что бы ни случилось, лицо всегда должно оставаться непроницаемым, в то время как в душе может бушевать ураган.
Шум где-то в доме заставил меня повернуться к двери и напрячь слух. Николас, так его звали? Или Ноа? Проклятье, придётся уточнить у кого-нибудь, как его зовут. Дело не в том, что его имя было трудно запоминаемым, но, даже поглощённая скорбью, я не могла оторвать взгляд от его глаз. Они были глубокого серого цвета, и было чувство, что они проникают в самую душу каждый раз, когда смотрят на вас. Это были глаза человека, не по годам умудрённого жизнью, и, возможно, я нашла в этом некоторое утешение. В тот момент казалось, мы с ним были в одной команде.
Я заставила себя встать со стула и отойти от туалетного столика, моё тело было практически неподвластно мне. Некий предмет на комоде привлёк моё внимание, и, отстукивая эхом каблуками по тёмному импортному паркету, я пересекла комнату и направилась к нему.
Это была маленькая коробочка из зелёного мрамора, украшенная замысловатыми золотыми узорами. Я провела пальцами по её крышке, чувствуя всю гладкость камня и выгравированную резьбу. Каждая клеточка моей кожи помнила тот день, когда мама с папой зашли в мою комнату и вложили эту музыкальную шкатулку в мои руки. Воспоминания зажглись в моей груди, и я, закрыв глаза, почти чувствовала аромат маминых французских духов. В уголках глаз показались капли слёз, и я приоткрыла крышку шкатулки.
Я будто лишилась способности видеть, будто воспоминания и музыкальные ноты, заполнявшие пространство вокруг меня, причиняли нестерпимую боль. Звонкое карнавальное исполнение главной композиции из фильма «Звуки музыки» заполнило комнату. Более того, оно заполнило моё пустое, ноющее сердце. На душе стало теплее, тлеющие угольки загорелись и принесли мне мгновение облегчения от глухой пустоты, образовавшейся в моём сердце неделю назад.
«Я уйду в горы, когда сердцу станет одиноко, и знаю, что услышу то же, что и прежде», — пела я тихим голосом, пока одинокая слеза скользила вниз по щеке.
Это был мой первый отрывок, который я всегда напевала, поэтому родители и выбрали его для музыкальной шкатулки. Всего пару недель назад я участвовала в первых своих соревнованиях по фигурному катанию. Всплеск толпы, наблюдавшей за моим выступлением, нарастающая музыка, под которую я прыгнула и закружилась на гладком льду, и мои коньки, оставлявшие свои следы.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Лешачка о книге: Анна Максимова - Моё небо [СИ]
    Классно, но затянуто. А под конец, видно автору самой надоело, пафоса покидала... Но, ей-ей, затянуто...

  • Div о книге: Джордж Гранд - Злой рок
    Зашел на сайт поискать новую книгу, а мне опять предложили эту, посмотрел коменты и увидел комментарий в ответ на мой, впечатлился и решил ответить...

    Вообще люблю читать, очень люблю. Мне нравятся разные жанры и стили, но главным всегда было и будет качество написания книги, даже если это Мэри/Марти Сью. НО только не книги написанные в стиле школьного сочинения, как в данном случае.

    Уважаемый Инквизитор так защищает и так описывает книгу, словно он сам ее написал. Но по существу. Читал я с телефона, со своими настройками читалки, так что количество страниц у каждого может быть свое, но будем читать с сайта. Дальше будут спойлеры, так что кто не хочет не читайте.

    1 стр, 2 абзац:
    спойлер


    Это герой как бы случайно подслушивал свою бабушку которая "рекламировала" своего любимого внучка и что бы не умереть от скромности, убежал, а зря, иначе бы еще бы узнал, что он спорсменка, комсомолка и просто красавица...

    1 стр, 5 абзац:
    спойлер


    А то мы до этого уже не узнали что он шатен... Ну, наверное, по мнению автора, читатель слишком туп что бы провести параллель между шатенами и людьми с темно-каштановыми волосами... Поэтому поправив свои темно-русые волосы продолжу...

    1 стр, примерно 13 абзац:
    спойлер


    Осталось только заглянуть в ширинку и послушать перезвон адамантьевых бубенчиков, а потом расцеловать себя любимого... И попрошу заметить, это он умудряется увидеть все в зеркале, находящемся в самолете, то ли он возит с собой специальное ростовое зеркало, то ли рассматривает себя по частям. И я даже не исключаю что у него в самолете может быть будуар и специальный душ для шатенов с темно-каштановыми волосами...

    А вообще у автора прямо таки маниакальное стремление описывать внешность всех, с кем герой пересекается. На этой же странице с дотошностью судебного пристава описывающего имущество, автор поведал нам как выглядит парень на фотографии, с которым предстоит встреча ГГ (этому отведен целый абзац в кучу букв). Менее подробно, но с болезненным азартом, автор описывает детали внешности сторожа, директора, заказчика, громил-отморозков и это только первая страница на сайте, боюсь предположить что будет дальше когда ГГ "попадет" и начнет напяливать на себя "курточки", "полусапожки", "шапочки" и пролетарские красные шаровары..

    Переходить на вторую страницу думаю не стоит. Помимо постоянной зацикленности на внешности, нас ждет философия на таком же уровне, да и вообще как и сказал выше -- стилистика напоминает скорее школьное сочинение чем литературное произведение. Не в смысле словарного запаса, а как бы это сказать... Вот дать краски Шишкину и пятилетнему ребенку и попросить нарисовать "Утро в сосновом бору" с медведями, и что характерно, с соснами. Вот так и здесь...

    А для уважаемого Инквизитора отмечу - отрицательные отзывы не умаляют факта их объективности, по сугубо субъективному личному мнению. Так как я считаю, что для хорошего произведения достаточно хорошей оценки, а вот от плохого иногда стоит и предостеречь...

  • Marrika о книге: Анна Платунова - Твое имя
    Очень хорошая книга. Адекватные герои. Спасибо автору

  • Katalina о книге: Маргарита Блинова - Забавно быть студентом
    Ну неплохо, типичная академка с суперсексиАпасным и загадочным мужиком)
    Сверх ненависть Гг к этому самому суперсексиАпасному мужику, мне показалась притянута за уши. Я тебя люблю но порежу на ленточки - бо.

  • Ramira о книге: Эвелина Тень - Попаданство со скидкой
    В начале с трудом шла книга, но потом зацепило. Интересно, смешно, и жаль что нужно ждать продолжение истории..

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.