Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52968
Книг: 129942
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Белый лебедь и Небесный дракон»

    
размер шрифта:AAA

Руслан Локтев
Белый лебедь и Небесный дракон

Предисловие

Люди всегда стремились к богатству и славе. Не смотря на то, что города людей славились своим великолепием и сокровищами, они становились крупнее, и их властолюбивым правителям хотелось большего. В королевстве Кенингдер, что простирается в южном Мортенвальде от океана на юге, и до великой реки Балиер на севере, поменялось уже шесть династий правителей. К двадцать четвёртому столетию третьей эры власть в свои руки взял дом Мордира — четвёртое древо, самые близкие потомки первой династии королей. Не было никогда такого порядка в королевстве, пока не пришли Мордиры. Все боялись их и уважали. За своё послушание народ Кенингдера получал защиту и спокойствие. Воры, мародёры и разбойники прятались от королевской гвардии в самых потаённых местах и даже боялись выходить на тракты. Большое значение отдавалось технической революции. В Кенингдере появились первые воздушные корабли, большое значение по всему Мортенвальду начал получать порох. В Кенингдере он закупался у гоблинов Мрачных гор и использовался для добычи ресурсов на склонах гор. И все эти прогрессы были под чутким контролем дома Мордира. Однако, не смотря на спокойствие в королевстве, отношения с другими народами, населявшими Мортенвальд, наоборот были в упадке. Теперь не каждый эльф или гоблин мог попасть в Кенингдер. Его границы стали более замкнутыми и неприступными. Свободными для перемещения становились лишь южные морские пути к Фронервальду. В 2322 году третьей эры на трон взошёл сорокалетний государь Шаддар Мордир. В своё правление он решил расширить сферы влияния и власть Кенингдера. Неизвестно как долго он вынашивал свой план, но первым его шагом было использование диких земель Лингфилда. Номинально территория Лингфилда была наследием союза эльфов Элмира и людей Кенингдера. Начав строить заводы и поселения на территории Лингфилда, люди нарушили экосистему существ живших там много сотен лет. Эти существа не могли противостоять заселению людей и вскоре начали или погибать или расселятся в южной части Элмира и на острове Манкарт. Графы Элмира были недовольны положением дел и дабы исправить его и не вызвать недовольств в 2324 году был подписан договор обязывающий людей покинуть север Лингфилда до истоков реки Керес. Этот договор хоть и номинально, но разделил власть эльфов и людей в Лингфилде. Однако дикие существа — лингсы не захотели переселяться обратно и южный Лингфилд, так и остался пустым. На этом король Шаддар не остановился и бросил свой взгляд на восток. В течение всего 2326 года шли переговоры с вождями гоблинов, и в итоге был подписан договор, который сделал Бергстад буквально провинцией Кенингдера. На местах власть сохраняли вожди гоблинов, но теперь они оказались под полным влиянием людей. Бедность и голод вынудили гоблинов стать под прямое подчинение Кенингдера. Они боялись торговой блокады, в случае которой они оказывались в плачевном положении. Так как сами ресурсы гоблинов были скудны, они закупали большинство товаров за пределами Бергстада и больше половины товаров предоставлял именно Кенингдер. Однако планы Шаддара были связаны отнюдь не с захватом гоблинских земель, шахт и рудников. Королю нужны были союзники и поставщики руды в его следующем шаге по расширению власти королевства в Мортенвальде. В 2327 году флот Кенингдера перекрыл устье Балиера на перешейке рядом с Кроскостом и остановили торговлю Эренора. В этом же году войска вошли в города халфлингов и хотели они того или нет объявили Эренор частью королевства Кенингдер. Это всполошило весь Мортенвальд и естественно вызвало волну агрессии. Не все халфлинги так просто смирились с этим и начались восстания. Шаддар знал, что задев халфлингов, он вызывает на себя гнев их вечных друзей — великанов олог-нуи. Для этого им и нужен был союз с воинственными племенами гоблинов. В ноябре 2327 года король олог-нуи — Радогольд Великий поставил людям ультиматум: или они покидают Эренор или Олог-нуи навечно забывают о дружбе с людьми. Ультиматум был отвергнут, и Гиантор объявляет войну. За несколько месяцев пребывания в Эреноре люди создали неплохие укрепления, и так же на северный берег Балиера было переброшено 11 отрядов подготовленных к войне гоблинов численностью 4 тысячи воинов. Своих ресурсов задействовал король Шаддар тоже не мало. Он выставил армию из трёхсот кораблей и 20 тысяч воинов. В эту войну Кенингдер впервые использовал боевые колесницы. У Шаддара была идеальная стратегия, он уже считал себя победителем, но, увы, недооценил мощь противника. 25 ноября 2327 года против воинов Кенингдера выступила всего лишь пятитысячная армия Олог-нуи и Халфлингов, но вооружённая оружием, против которого людям не чего было противопоставить. В этой войне широкое использование получило изобретение Олог-нуи и Халфлингов — мушкетов и ручных пороховых пушек. Они перезаряжались долго, но зато наносили противнику ужасный урон, против которого ни сабли, ни стрелы не могли противостоять. В Кенингдере мушкеты только начали появляться, в то время как в Гианторе они уже претерпели массу изменений. В первой же битве при Айрлингстоне люди потерпели сокрушительное поражение и понесли ужасные потери. Только теперь понял Шаддар Мордир мощь великанов и бесполезность флота. Почти всю войну корабли Кенингдера так и простояли без дела, так как олог-нуи не задействовали свои корабли, а оставили их охранять границы. Без лишних трудностей олог-нуи и халфлинги отвоевали Бакстон и двинулись дальше. Вторая и решающая битва за Эренор состоялась уже 5 декабря 2327 года у Принстона. Здесь понесла серьёзные потери и армия освобождавшая Эренор. Когда битва перекинулась к побережью, корабли Кенингдера стреляли из пушек в толпу сражавшихся, попадая и по своим и по врагам. На некоторое время олог-нуи и халфлинги отступили, но скоро пришло подкрепление, и Кенингдер проиграл эту битву. Огромные потери понёс Кенингдер в этой битве: погиб старший сын короля Шаддара, пятьдесят кораблей было захвачено халфлингами и много воинов пало в этой битве. Силы освободителей Эренора тоже были на исходе. Идти дальше в наступление было бессмысленно, так как на востоке ещё оставались гарнизоны людей и гоблинов. Война на месяц затихла, но и Шаддар Мордир и Радогольд Великий понимали, что новый ход соперника это лишь вопрос времени. Кенингдер уже почти потерпел поражение, но Шаддар не мог смириться с этим. Он просил о помощи эльфов Элмира и даже угрожал им торговой блокадой, но гордые эльфы не сломились перед угрозами короля. В этой войне эльфы от самого начала до самого конца продержали свой нейтралитет, хотя и олог-нуи и люди не раз пытались склонить их на свою сторону. Третья битва состоялась 8 января 2328 года. В ней не было много потерь, она завершилась отступлением по приказу кенингдерского генерала Асвара. Генерал не хотел опять терпеть большие людские потери и решил подождать и нанести удар в тот момент, когда отступать уже будет некуда. Вот его записи из дневника после поражения в третьей битве:
«Многие командиры осудили бы мои действия. Король приказывал держаться до конца, но у нас слишком много молодых солдат и воины гоблинов плохо обучены. Я не мог допустить, чтобы повторилось то, что случилось при Айрлингстоне. Наша война проиграна, но король никак не поймёт этого».
После третьей битвы не было больше крупных сражений и, в конце концов, в феврале 2328 года король Шаддар Мордир признал своё поражение, и войска Кенингдера освободили Эренор. Между королями Гиантора и Кенингдера, а также между графами Эренора был подписан мирный договор. Заканчивался он словами Радогольда Великого:
«И с этих пор не ступит больше человека с мечом на северный берег Балиера, ни в Эренор, ни в Гиантор. Иначе, если дом Мордира нарушит этот договор, будет война и смерть роду человеческому».
План Шаддара провалился и руки его отныне были связаны. Но это было ненадолго. Король проиграл первую войну, но не собирался отказываться от расширения власти. И на этот раз взор его был устремлён на юг к королевству Фронервальд. Многие годы между Кенингдером и Фронервальдом были нерушимые связи. Но жажда власти и величия затмили эту многовековую дружбу. За последние десятилетия Фронервальд пришёл в упадок. Власть королевских династий всё больше угасала, а богатство этих краёв давно кануло в безвестность. Большинство ресурсов Островов Свежести истощилось, а растущее население требовало всё больше. Многие уплывали в Мортенвальд, но большинство оставалось на своих родовых землях. Многие ресурсы Фронервальду пришлось привозить из Мортенвальда. Короли Фронервальда неразумно тратили сокровища Островов Свежести взамен на помощь Кенингдера. Так получилось, что скоро королевство обеднело и короли содержали при себе даже меньше ресурсов, чем многие князья из королевской династии. В итоге за несколько лет у них накопилось много долгов Кенингдеру. Король Шаддар решил не ждать, пока Фронервальд выплатит эти долги, а взять то, что он сам захочет. За год, увеличив свой флот в четыре раза и, наладив строительство воздушных кораблей, которые свободно могли за сутки достичь Островов Свежести, решил за место уплаты долгов оккупировать некоторые острова Фронервальда. В марте 2329 года на Остров Надежды приземлилось шесть воздушных кораблей под предводительством командира по имени Тарин Белегор. От имени короля Шаддара он объявил об оккупации острова. Нынешний король Фронервальда — Медельин Кеперон был в ужасе от действий Кенингдера, но ему тут же напомнили о его долгах. Король пообещал выплатить часть долга к концу апреля, а Шаддар в ответ, если король не выплатит часть долга, Кенингдером будут оккупированы соседний Кабальтин и Янтарный Остров. Посланец короля — Тарин Белегор серьёзно надавил на Медельина и заручился поддержкой князей Ямалинского и Глассариана, которые в любую минуту ради богатств могли предать короля. Медельину пришлось собрать дань со своих земель и с без того бедных крестьян, однако он опоздал на два дня и солдаты Кенингдера заняли Янтарный и Кабальтин. Медельин был просто в недоумении от наглости короля Шаддара и понимал, что хорошо это не кончится. Он начал понимать, что замысел Шаддара подчинить себе Фронервальд. Но пока Медельин был осторожен и не хотел, чтобы в его королевстве разразилась война.

Вторжение

Принцесса спускалась по лестнице дворца, озарённой вечерним светом, на первый этаж и уже с первого пролёта слышала громкие разговоры внизу. Она, не спеша, поддерживая подол расшитого платья, спустилась в большой зеркальный зал с блестящей алмазами люстрой над потолком и диковинными коврами под ногами. Легко ступая по ним, шаги принцессы не издавали ни звука. Прямо напротив лестницы стояла большая двустворчатая дверь, откуда и доносились разговоры. Дверь была сделана из дуба и была очень толстой, но в момент, когда девушка спустилась вниз, она была немного приоткрыта, поэтому было слышно, о чём говорят, собравшиеся там люди. Принцесса подошла поближе и внимательно прислушалась:
— Что же нам делать? — говорил один голос.
— Я не позволю им забирать наши земли! — нервно и громко отвечал другой — Это земли Фронервальда! Они не посмеют!
— Никто не знает мотивов короля Шаддара, можно ожидать чего угодно — говорил уже третий.
— С меня хватит! Последний раз я пресмыкаюсь перед ним! Я хочу встретиться с этим посланником! Сам, лично! Адмирал Вонг, снарядите мне корабль! Пора с этим покончить! Это всё… Все свободны.
Принцесса отскочила подальше от дверей и незаметно стала за одну из мраморных колонн, поддерживающих второй ярус дворца. Двери отворились и из них вышли несколько статных личностей. Некоторые были одеты как богатые бароны, другие в военной форме, с широкими наплечными латами и железных наручах. Последним вышел человек с негустой бородой, длинными волнистыми волосами. На нём была одета жилетка, по фасону напоминавшая кольчугу, а сзади висел пурпурный плащ до пола. Принцесса не спеша вышла из-за колонны и подошла к нему:
— Куда ты собираешься отплывать?
— А, Милена… — произнёс он, увидев красивую девушку с белоснежной кожей, длинными тёмными волосами и с лёгким румянцем на щёках.
Взяв её за руку, он произнёс:
— Я знаю… Я обещал тебе эти дни… но понимаешь, возникли кое-какие обстоятельства. Я должен отправиться в Глассариан. Ты не будешь обижаться на меня?
— Конечно нет, отец — сказала девушка и кинулась в объятья — Я всё понимаю. Сейчас на тебе большая ответственность.
— Я обещаю тебе, когда эти времена закончатся, мы обязательно с тобой отправимся в Серебряный Ручей.
В этот момент во дворец вошёл явно испуганный человек с короткой стрижкой, диадемой на голове и с поклоном бросился к королю:
— Ваше высочество! Ваше высочество! Пренеприятное известие… Князь Ольгерд скончался!
— Что? — в недоумении произнёс король — Но когда? Как?
— Его нашли сегодня утром мёртвым в постели! Ваше высочество, что я могу сделать?
— Пошли весточку с моими соболезнованиями в Денадейн, Андур… — ещё не до конца придя в себя, произнёс король — жаль я не смогу присутствовать на его похоронах…
Слуга тут же удалился и начал выполнять приказ короля. Король гневно оскалился и резким шагом направился в свои покои. Принцесса, молча, последовала за ним. Закрыв двери, чтобы никто не мог войти, король достал из серванта бутылку вина и налил в бокал. Он с грохотом приземлился на мягкое кресло и, отхлебнув вина, о чём-то задумался. Милена хотела успокоить его и, облокотившись на спинку кресла, обняла его.
— Всё в порядке… Всё будет хорошо — произнесла она.
— Нет не в порядке Милена! — резко встал король, бросив бокал на пол — О, Менелир! За что нам это всё? Эта оккупация! Члены королевской династии мрут, как мухи! Меня предают князья моих же земель, Милена! Как может быть в порядке?
Девушка так же, не теряя спокойствия, попробовала успокоить отца:
— Но эти все беды ещё не в твоём дворце. Всё исправиться, я верю в это…
Король сел и успокоился. Он тяжело выдохнул и обнял дочь. Напротив, на стене висела картина прекрасной дамы, чертами лица похожей на Милену.
— Когда я смотрю на портрет твоей матери, мне всегда вспоминаются те хорошие времена ещё семь лет назад. Тогда не было таких забот… — сказал король — А когда я смотрю на тебя, мне кажется, что она тоже рядом.
Милена улыбнулась и крепко прижалась к груди отца. Да, семь лет назад жизнь её семьи была совсем другой. Тогда они с отцом и с матерью жили в Даротане счастливо. Каждые выходные вместе отдыхали в особняке, находившемся на западном побережье острова Фагерот, где река Сильверот впадала в океан. Это было волшебное место, где принцесса Милена провела всё своё детство. Эти места благоухали цветами, сады распускались каждую весну по берегам реки. Не было места красивее и умиротворённей, но скоро детство закончилось. Семья всё реже отдыхала у берегов Сильверота. Семь лет назад закончилось правление дома Фонендера, и на трон из трёх претендентов от дома Кеперона был выбран именно Медельин — отец Милены. Вместе с женой и дочерью Медельин перебрался в Форкентрит, где занял своё место во дворце Верспулон. Первые годы правления Медельина были спокойными. Милена освоилась во дворце и, подобающе принцессе, приняла новую жизнь. Но спустя три года случилось горе. Мать Милены умерла от неизлечимой болезни. Горестными и полными отчаяния стали её дни. Только спустя ещё два года всё вернулось в привычно русло, но ненадолго. В марте нынешнего года солдаты Кенингдера вторглись в Фронервальд. Медельин был озабочен решениями проблем королевства. С отцом они уже редко говорили и путешествовали по Островам Свежести. Тучи сгущались над королевской семьёй. Только воспоминания о тех заоблачных временах грели душу короля и его дочери. Когда солнце опускалось за горизонт, и зажигались ночные огни Форкентрита, Медельин и Милена, молча, сидели у камина и любовались языками пламени постепенно затухающими в покоях Верспулона. Ночь опускалась над садами дворца и король с дочерью, пожелав друг другу спокойной ночи, заснули в своих постелях. Погода была неспокойной. За стенами дворца слышалось завывание ветра, который то и дело запутывался меж ветвей деревьев в саду, издавая сильный шелест. Милена никак не могла уснуть. Дурные мысли не покидали её голову. То и дело она открывала глаза и, лёжа без движения, смотрела в потолок. В итоге так и не уснув, она зажгла светильник, стоявший рядом с кроватью, и открыла большой комод, стоявший у стены. Надев лиловый бархатный халат, она осторожно приоткрыла дверь своей комнаты и выглянула в коридор. Светильники на стенах дворца ещё горели, но он был совсем пуст. Кроме Медельина и Милены во дворце жили: верный придворный и телохранитель королевской семьи Норин, посол Андур, предсказатель и маг Пармасмур и несколько слуг и стражников. Но все они уже давно спали, только несколько стражников обходили дворец с внешней стороны. Милена же последовала во внутренний двор, где находился прекрасный сад, украшенный фонтанами и небольшими водяными каналами, которые под светом луны превращались в ручейки. Принцесса прошла по дорожке, украшенной мозаикой через весь сад, и оказалась в другой стороне дворца. В этой стороне прямо у сада находились ступеньки, которые вели к небольшой резной деревянной двери. Дверь была раскрашена в синий и жёлтый цвет с порталом посередине, напоминающем врата к звёздному небу. Поднявшись по ступенькам, Милена постучала в дверь, и за ней после пары секунд молчания послышалось шорканье ног. Дверь отворил человек с густой седой бородой, взъерошенными волосами, в длинном халате и мягких меховых тапочках.
— Здравствуйте Пармасмур, извините, что побеспокоила в столь поздний час.
Старик немного улыбнулся и кивнул головой:
— Не буду спорить, что ваш визит принёс мне некоторое неудобство, но вас принцесса я рад видеть в любое время суток и в помощи не откажу.
Пармасмур завёл девушку в свою обитель и попросил пару минут подождать его. Милена села напротив камина, в котором ещё горел слабенький огонёк, и осмотрела многочисленные полки заставленные сотнями книг, которые находились в комнате. Множество антиквариата было расставлено по углам комнаты. На столе возле камина лежало несколько свитков перевязанных лентами. Через некоторое время появился Пармасмур, уже с приглаженными волосами в длинной мантии и больших очках с круглыми линзами. Сев рядом с принцессой старик спросил:
— Что же привело вас сегодня ко мне ваша светлость?
Принцесса Милена немного задумалась, как будто с трудом приведя мысли в порядок и сказала:
— Раньше я к вам ходила, чтобы узнать о своей судьбе, любви и за советом, как провести будущие дни, но сейчас я попрошу вас о кое-чем большем.
— Я вас внимательно слушаю.
— Последнее время не всё хорошо в королевстве. Я беспокоюсь за отца. Вы можете сделать предсказание о его судьбе и о судьбе королевства?
Пармасмур тяжело вздохнул и произнёс:
— Да, сейчас это интересует многих. Я каждый день пытаюсь дать ответы на эти вопросы, но слишком туманна картина. Ни звёзды, ни духи не говорят об этом. Да, я бы мог соврать и сказать, что всё скоро наладиться и королевство вновь будет процветать, но не могу… Если какие-то вопросы туманны на данный момент, значит ещё не время.
— Я понимаю… — сказала Милена, грустно опустив глаза.
— Но может быть, сегодня удача улыбнётся нам? — улыбнулся маг и повёл принцессу за собой.
Вместе они последовали вверх по винтовой лестнице. На самом верху находилась святая святых дома Пармасмура. Здесь он проводил свои магические и алхимические эксперименты и изучал природу вещей, которые его больше всего удивляли. Принцесса осмотрела комнату. Со всех сторон стояли пузырьки, какие-то трубки, железные инструменты. Посередине стоял стол похожий на чашу покрытый копотью и ржавчиной, а перед ним деревянная подставка, на которой находилась толстая книга в потёртой обложке. В комнате стоял непонятный запах не похожий ни на что. Это была целая смесь запахов. Пармасмур подошёл к стойке, на которой стояла книга, и открыл одну из закладок. Затем он подошёл к одному из шкафов, стоявших в комнате и начал доставать оттуда различные предметы. Наконец, найдя нужные, он подошёл к столу-чаше.
— Наше будущее как пламя — сказал маг — Оно непредсказуемо и иногда даже пугающе. В постоянном движении находится наше будущее и иногда трудно увидеть его. Наша судьба кипит в этом огне, как капли воска она приобретает тысячу форм, пока не превратится в ничто. Как и огонь, наше будущее нельзя потрогать, нельзя противостоять, но его можно ощутить. Поэтому я использую древний метод предсказания, через обращение к огню. Пусть дух огня укажет нам нашу судьбу.
Пармасмур сделал некую смесь, похожую на порошок чёрного цвета и высыпал на металлический поднос. Затем поставив на стол чашу, зажёг спичку. Пламя постепенно начало окутывать смесь, приготовленную магом. Оно становилось всё ярче и ярче. Пармасмур стал за стойку и начал произносить заклинание:
— Herei ja sunri adra valin fary neita minu ask omir! Herei valin fary! Herei!
Огонь горел ровно и немного тускло. Пармасмур повторил заклинание и вгляделся в пламя. Он ничего не видел там. Огонь не открывал ему будущее. Последний раз тогда произнёс маг заклинание, но уже едва не шёпотом. И тут вдруг что-то произошло. Огонь начал разгораться всё сильнее. Его языки начали тянуться ввысь и вдруг потеряли спокойствие. В этот момент взгляд Пармасмура был прикован к пламени и чем больше он вглядывался туда, тем больше оно разгоралось, словно какая-то тайная сила подпитывала его. Принцесса испугалась, когда языки пламени скрыли за собой силуэт Пармасмура. Она уже хотела убежать и звать на помощь, но тут произошла яркая вспышка. Милена отскочила и, упав на пол, прикрыла лицо руками. После этой вспышки огонь начал затухать. Как только пламя полностью исчезло, Пармасмур схватился за сердце и начал задыхаться. Милена встала на ноги и испуганно произнесла:
— Что произошло? Что это было?
Но старик ничего не мог сказать. Милена подошла к нему и осмотрела:
— Что с вами? Вам плохо?
— Я видел… — посмотрев на принцессу ошарашенным взглядом, произнёс Пармасмур — Я видел боль, видел страдания… Я видел зверя с одной стороны и укротителя с другой, а между ними сердце горькое, полное печали. Судьба этого сердца, судьба всех. Пламя… пламя бушует.
— Что это всё значит? — спросила Милена.
— Время великих перемен грядёт! — ответил предсказатель — Я не смог понять всего, что увидел… Но одно я тебе скажу точно: будет много печали…
— А судьба королевства? Судьба моего отца?
— Не знаю… туманно всё… Но одно я скажу тебе точно, теперь судьба королевства и твоя судьба сливаются воедино.
— Значит, от меня будет зависеть судьба королевства?
— Возможно…
В эту ночь придворный предсказатель впервые увидел то, что грядёт. Но ни сам он, ни Милена мало что поняли в этом предсказании. Однако в сердце принцессы затаился страх. Слова о боли и страданиях никак не выходили из её головы. Ей становилось страшно от той мысли, что её отец в большой опасности. Этой ночью ей так и не удалось заснуть. Только под утро её окутала пелена снов. Проснулась принцесса уже когда солнце давно взошло на небосвод и осветило белоснежные стены Верспулона. Она ощутила нежное прикосновение руки и открыла глаза. Перед ней в своей выездной одежде сидел Медельин.
— Доброе утро моё солнышко — произнёс он.
— Ты уже собрался? Уже собрался отплывать? — обеспокоенно спросила Милена.
— Да я уже отплываю, зашёл вот к тебе, а ты до сих пор спишь. Слуги с каретой уже, наверное, давно заждались меня.
— Отец! Зачем тебе надо отправляться в Глассариан? Пошли кого-нибудь туда, останься в Форкентрите. Вдруг с тобой что-то случиться? — схватив короля за руку, сказала Милена.
— Всё будет в порядке Милена, тебе не о чем волноваться — успокоил Медельин — Я уже завтра или послезавтра вернусь обратно.
— Я всё равно беспокоюсь… — вспоминая о ночном предсказании, сказала она.
— Не волнуйся, со мной же будут все мои верные друзья. А ты пока присмотри за дворцом, пока меня не будет. Покомандуй немного — улыбнулся Медельин — А то эти слуги любят бездельничать.
Медельин и Милена попрощались. Перед дворцом королю была приготовлена карета, которая должна была отвезти его в гавани. Перед тем, как сесть в неё, его окликнул голос дочери:
— Отец! Удачи! Да сохранит тебя Менелир!
— Будь умницей Милена! — ответил отец, и погонщик, стеганув хлыстом лошадей, повёз короля к гаваням.
Милена вернулась во дворец. Сердце её было не спокойно поначалу, и долго она стояла на балконе и смотрела в сторону моря. Эти бескрайние синие просторы были спокойными, и это немного ослабило страх принцессы. Она стояла, облокотившись на колонну, поддерживающую балкон и склонила голову. Вдруг сзади раздался голос:
— Прошу прощения ваша светлость…
Принцесса обернулась и увидела посла Андура.
— Ваш отец отбыл в Глассариан — сказал он — если вам нужна будет какая-то помощь, то позовите меня. Я пообещал вашему отцу, что помогу в случае чего.
— Спасибо Андур — произнесла Милена — Если мне нужна будет помощь, я позову тебя.
Посол поклонился и спешно удалился, а Милена осталась на балконе, думая о том, как бы ничего не случилось с её отцом во время этой поездки. Путь до Глассариана, который находился на западном побережье Янтарного острова, при попутном ветре составлял не более суток. Отплыв в полдень из Форкентрита, три королевских корабля Медельина достигли берегов Янтарного острова на следующее утро. Рядом с королём были его самые верные друзья: советник Норин, адмирал Вонг и один из Тагенвальдских командиров по имени Ротгард Дагонгор. Кроме того, вместе с ними плыли две сотни отборных воинов форкентритского полка. Прибыв в город, король встретился с человеком, который назвался главным генералом Глассариана. Это был человек высокого роста с длинными волосами, собранными в хвост. При первом взгляде на него создавалось впечатление его невозмутимости и величия. С правой стороны на поясе висел меч, на нём была одета плотная одежда, на которой был вышит герб Фронервальда. На вид ему было не больше тридцати. Это был генерал Арон Линдон. На самом деле он совсем недавно стал генералом. Раньше он стоял на службе князя и за особые заслуги был произведён в генералы год назад. Примерно перед кончиной князя на него пали обязанности временного наместника, но вскоре пришли солдаты Кенингдера и установили свою власть в городе. Генерал Линдон ещё не осознавал того, что его судьба уже передана в руки правителей Кенингдера. Арон Линдон оказался преданным своему королевству в отличие от многих остальных генералов и командиров, которые решили, что Кенингдер даст им лучшую жизнь. Король Медельин, Норин, Адмирал Вонг и Дагонгор сошли с корабля и их встретил поклоном генерал Линдон:
— Приветствуем вас, ваше высочество, генерал Арон Линдон. Добро пожаловать на Янтарный остров. Я ваш верный слуга и готов стать вашим проводником.
— Приветствую, генерал — невозмутимо произнёс король — Я думаю, вам сообщили, зачем я прибыл.
— Да ваше высочество, посланник короля Шаддара прибудет в город к полудню. Пока прошу следовать за мной. Я провожу вас в бывшую резиденцию князя — сказал генерал и проводил короля, его подданных к карете, возле которой стоял человек среднего роста с негустыми усами, в облачении оруженосца.
— Леонард, ко двору — скомандовал ему генерал Линдон и, сев в карету вместе с остальными тронулись по мощёным улочкам города. Глассариан не был похож на величественный Форкентрит. Здесь мало что изменилось за последние лет двести. Старый городок, даже не обнесённый стеной с широкими улочками, высокими каменными постройками и торговыми лавками. По городу редко кто разъезжал в карете и поэтому жители не были так осторожны. Путь до резиденции Глассариана был не долог, но из-за того, что на улицах было много народа, он немного затянулся. Король немного беспокоился из-за того, что его солдатам пришлось остаться на корабле, однако генерал Линдон уверял, что его люди обеспечат королю должную безопасность.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Несси о книге: Кэт Форд - Сильная рука [любительский перевод]
    Нда..определенно расширяет кругозор. Чем дальше читала, тем больше понимала, что это не мое(БДСМ). Но, блин, не могла оторваться!!

  • moonlight о книге: Алиса Ардова - Мое проклятие
    мне очень понравилась книга!! героиня умная и добрая. было интересно читать , сюжет захватил. единственное смутило что любовь не возникла сама по себе, а этому поспособствовали некоторые свойства героини, но автор сгладил этот момент, описывая то как они проводят время вместе , узнают друг друга

  • Alena741 о книге: Виктория Лукьянова - Чистая любовь
    Мля... Как тут печально всё

  • len.glu о книге: Виктория Лукьянова - Чистая любовь
    Литнет. Золушка (уборщица, но в глубине души — дизайнер), мистер начальник (охренительный чел, проблемы с кукушкой — он даже пахнет парфюмом "M. Gr." — О, нестареющие 50 ОС!). На этом можно было бы написать, обладая склонностью к написанию литературных произведений, что-нибудь эдакое душещипательное на вечерок... А не тоску.

  • Werenok о книге: Евгений Черкасов - Герой с магическим протезом
    Посредственный рассказик

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.