Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49230
Книг: 122954
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Соблазн 4»

    
размер шрифта:AAA

Рокси Слоан
Соблазн
Серия: Соблазн — 4

Пролог

Ты хочешь знать, какова на вкус женщина, которая приходит ко мне?
Восхитительная.
И не пизди мне про то, что у тебя сводит челюсть от одной лишь мысли об этом. Парни, которые не в состоянии полизать у женщины, слабаки. Настоящий мужчина отдает столько же, сколько получает, и вы можете быть уверены, что если я засуну свой член между плотно сомкнутыми, влажными губками, то я непременно сделаю то же самое своим языком.
И я говорю не о ее рте.
Да, это искусство заставить женщину кричать, как в чертовом борделе, и я в этом мастер. Микеланджело в поглощении кисок. Понимаешь, ты должен заставить умолять тебя об этом, дразнить ее клитор нежными, медленными полизываниями, подобрав нужный ритм и не отступать. Окунись в ее влагалище, чтобы испытать всю сладость, и не думай, что это все, что она готова принять. Твои пальцы приветствуются на этой блестящей, сочной вечеринке.
Черт, эти ебущие пальцы будут почетными гостями, оказывающими честь.
Чувствуешь, как она сжимает их, когда ты правильно двигаешь ими? Это оно. Она приближается. Упорно трудись своей рукой, вжавшись головой в ее бедра так, чтобы она смогла ими перекрыть тебе воздух. Но не давай то, чего она так сильно хочет, пока нет. Доводи ее медленно. Еще лучше, привязать ее к кровати, пока ты будешь ее мучить более длительными, медленными облизываниями, очередными глубокими погружениями внутрь.
Ощущения превосходные, не так ли?
Заставлять ее умолять, чувствовать, как ее тело содрогается под твоим руководством. Да, и ничего больше не подлежит подчинению там, внизу, между ее ног. Теперь все под твоим контролем.
Она в отчаянии, извиваясь и хныкая, проклинает тебя и просит прекратить это и просто трахнуть ее? Вот теперь ты, наконец, дашь ей то, что нужно. Протолкни свои пальцы глубже, растяни эту тугую киску. Пожирай ее клитор, соси его, не останавливаясь. Не сдавайся, не щади ее, и вскоре она закричит так, будто только что познакомилась с Богом.
Ибо, она открылась, когда сделала это.
Именно этот момент всегда заводит меня. Чувствовать, как ее влагалище плотно обхватывает меня, этот горячий, сладкий прилив. Когда она ушла из-под чертового контроля, я единственный, кого она держала на грани.
Да, в свое время, я пробовал сладкие киски. И ни одна из них не была настолько хороша.
Келли Фоуз.
Эта женщина смогла изменить меня, как никто другой. Ощущение ее сочного тела, трение моего члена глубоко погруженного в ее тугую, влажную пизду. А еще больше то, как она выглядит, когда находится на грани, толчки ее капитуляции, когда ее тело ослабевает, экстаз на этом прекрасном лице. Это каждый раз убивает меня.
Предполагалось, что она будет очередной работой: случайной девушкой, которую надо трахнуть по приказу моего клиента. Но она сыграла роль недоступной девушки, она потребовала от меня больше, чем просто ночь легкого секса. Ей хотелось узнать, кто прячется за дорогим костюмом и грязными разговорчиками. Она доверяла мне, когда у нее не было для этого никаких оснований. Она увидела во мне добро, человека, которым я мог бы быть в другой жизни, при иных обстоятельствах. И, черт возьми, я позволил своей защите сломаться.
Одна крошечная трещина, но она разрушила мой мир.
Я поклялся, что буду использовать ее в месть за то, что она разрушила меня.
Она узнала, что меня наняли соблазнить ее. И теперь она оттолкнула меня, послала меня навсегда, но я не могу ее забыть.
Я не сдамся просто так.
Она в опасности, и я должен ее защитить, должен заставить ее увидеть, что я стал другим человеком.
Даже если я умру из-за этого.

Глава 1
Келли

— Если мы перенесем встречу с Юрген на четверг, то ты сможешь достать распечатанные записи и подать мне их как можно скорее? И перенеси встречу с трех часов на пять. О, и позвони в Майями и скажи им о возможном новом проекте, и мне нужно снова увидеть прогнозы.
— …прогнозы…поняла. — Моя помощница Сандра быстро все записала в блокноте.
— Могу я предложить тебе что-то. Воду, аспирин? — Она нахмурилась. — Ты реально должна сохранять спокойствие после того, что произошло.
— Я в порядке, — возразила я. — Доктора выписали меня несколько дней назад. Всего несколько синяков. Скажи ей, Кэм, — добавляю я, увидев, как мой заместитель вошел в кабинет.
Кэм смеется, отвечая с еле различимым шотландским акцентом.
— Требуется нечто большее, чем падение с лестницы, — успокаивает он Сандру с очаровательной улыбкой. — Она сделана из более прочного материала.
Сандра не выглядела убежденной.
— Этому отелю следует предъявить иск, — говорит она, — Оставить влажную лестницу без каких-либо предупреждающих указателей. Удивительно, что ты не убилась, поскользнувшись на ней.
Кэм и я обмениваемся взглядами. По правде говоря, не вода стала виновником моего падения с крутых бетонных ступеней. Но, пока мы не знаем, кто толкнул меня той ночью, мы придерживаемся нашей версии. Все и так уже достаточно плохо с прессой, даже при том, что они не знают, что кто-то может причинить мне вред. Не то, чтобы мой неожиданный нападавший нанес какие-то серьезные повреждения той ночью. Сломанное ребро и легкое сотрясение было ничем по сравнению с агонией моего разбитого сердца.
Даже сейчас я чувствую боль от одной мысли о нем. Вон. Я до сих пор не могу поверить, что человек, которому я доверяла, фактически был нанят моим соперником, Брентом, соблазнить меня. Но у меня не было другого выбора, кроме как принять истину, особенно с доказательствами в виде воспроизведения видео с записью нашего секса. Брент хотел использовать компромат, чтобы вывести меня из компании, но я сказала, что он блефует, и отказалась уйти в отставку.
С тех пор я ничего не слышала о нем, но я не настолько глупа, чтобы думать, что он отказался от своей задумки.
— Она права, — говорит Кэм, как только Сандра уходит.
— Только не ты, — вздыхаю я. — Я сказала вам, что хорошо чувствую себя. Пары дней в больничной палате было более, чем достаточно. Помнишь, у меня еще есть компания?
Компания, которая не может рисковать негативной рекламой, не тогда, когда цена наших акций и так нестабильна, и есть предложение поглотить нашу компанию от врага, готового наброситься тут же.
— Нет, я имею в виду, что ты могла умереть. — Кэм хмурится. — Мы не знаем, кто пытался навредить тебе, или зачем. А это означает, что мы не сможем предотвратить очередную их попытку.
Я внимательно смотрю на Кэма. Он даже сейчас не выходит из-под моего подозрения. Он был самым близким советником моего отца и моим проводником после того, как я унаследовала компанию. Но у меня пока нет доказательств, кто желал причинить мне вред, потому осторожность мне не помешает.
— Я усилила охрану здесь, в офисе, и двадцать четыре часа семь дней в неделю в моей квартире ведется видеонаблюдение, — я попыталась успокоить его. — И поверь мне, Сандра задаст любому, кто попытается пройти через эту дверь.
Кэм усмиряет свою усмешку. — Я вижу, что тебя не убедить побыть дома подольше. Ты готова обедать?
— Минуту. — Я проверяю свое расписание, пытаясь вспомнить, не упустила ли что-то. Моя жизнь в качестве генерального директора «Эшкрофт Индастриз» превратилась в настолько суетливые дни, что иногда я забываю про назначенные встречи, потому что я должна беспокоиться о расшифровке записей моего идиота экс-босса Картера, или учебе в LSTA — в пятнадцатый раз.
Мой телефон звонит сразу, как только я направляюсь к двери. Я смотрю на экран и застываю.
Вон.
Он постоянно звонил, приходил в офис, настаивая на встрече со мной. Я не могла допустить мысли о нахождении с ним в одном помещении. Хотя я думаю о том, как доверяла ему, как открылась ему и впервые позволила себе быть уязвимой. О грешных вещах, которые он проделывал с моим телом. Об удовольствии, которым я наслаждалась под его мастерским руководством. Но все кончено. Это прошлое.
Я нажала на кнопку, проигнорировав его вызов, и мысленно сделала пометку, что необходимо сменить номер. Затем я убрала свой телефон и повернулась к Кэму с яркой, фальшивой улыбкой.
— Пошли!

* * *

Обед в центре города, в любом современном новоиспеченном ресторане для нас — легко. Одно только упоминание «Эшкрофт» и мы прошли мимо очереди и заказали лучший столик.
— Не так уж и плохо. — Кэм усмехается, выдвигая для меня стул.
Я сижу озираясь. Ресторан полон белоснежных скатертей и деловой элиты Нью-Йорка, а ведь всего лишь неделю назад я нервничала от возможности быть в центре внимания, чувствовать, как все взгляды обращены на меня.
Теперь я вижу знакомые лица. Я улыбаюсь и машу кому-то, кому-то киваю. Все это часть плана, ПиАр кампания Кэма и я соответствую плану убедить всех, что новый руководитель «Эшкрофт Индастриз» все контролирует и в безопасности у руля. Обеды, ужины, вечеринки и тусовки — изнурительный график, в котором я пожимаю руки и беседую с крупными инвесторами и финансистами, с которыми мы должны поддерживать деловые отношения, если хотим удержаться от поглощения.
Несколько человек подошли к столу, выказывая свои лучшие пожелания и интересуясь моим здоровьем.
— Я слышала, Вы были в коме, — вздыхает супруга одного из общественников, ее лоб был неподвижен из-за ботокса.
— Господи, нет, — я смеюсь. — Просто вывихнула лодыжку. Это научит меня не расхаживать в новой обуви перед большим мероприятием!
— Прекрасная игра, — тихо проговорил Кэм, когда пара отошла.
— Учусь. — Я перевожу дыхание, надеясь, что шоу окончено, и у меня есть несколько минут, чтобы расслабиться. Но, как только я начинаю потягивать свою воду, на ресторан обрушивается тишина. Потом люди начинают перешептываться, глядя на меня сплетническими глазами.
— Что такое? — Спрашиваю я у Кэма еле слышно. — У меня что-то в зубах застряло?
Прежде чем он смог мне ответить, надо мной нависает тень.
— Келли! Какое совпадение, — раздается голос. Я поднимаю глаза, и мое сердце обрывается.
Это Брент.
Он одет в роскошный дизайнерский костюм, улыбаясь мне льстивой усмешкой. Позади него его приемная сестра Изабелла и мой осел экс-босс Картер ждали, как обученные щенки, его команды.
— Как дела, сестра? — спрашивает Брент, достаточно громко, чтобы могли услышать все в помещении. — Тебе не стоило так скоро вставать на ноги после такой серьезной травмы. Твоя память возвращается? — добавляет он, нацепив на лицо фальшивое заботливое выражение.
— Брент, как всегда подшучиваешь, — я смеюсь, вставая. Заставляю себя обнять и поцеловать его в щеку, мучительно осознавая, что мы находимся в центре внимания. — Замечательно, что ты вернулся в страну. Не было никаких проблем с таможней Южной Америки?
Брент вторит моему поддельному смеху.
— Думаю, этой семье нравится жить на грани.
Я стараюсь не дрожать. Я не знала, что Эшкрофт был моим отцом, когда он был жив, а Брент, Изабелла и я связаны законом, а не кровью, но все же меня бесит, когда он говорит о нас, как об одной семье.
Тем не менее, я знаю, что он делает — пытается показать, что мы одна целая счастливая семейка, при этом замышляя выгнать меня из компании. Он уже пытался шантажировать меня, засняв тайно видео моего секса с Воном. Кто знает, на что он еще способен?
На попытку убийства?
Брент наклоняется ближе и шепчет, чтобы никто не услышал.
— Время истекло, принцесса. На следующем собрании акционеров я собираюсь устроить голосование о выкупе компании «Экскалибр Финанс».
Я задыхаюсь. — Ты не посмеешь. Это разрушит «Эшкрофт Индастриз».
Брент усмехается. — Нет, мой отец уже сделал это в тот день, когда назвал тебя своим наследником вместо меня. Наслаждайтесь обедом, — громко добавляет он. — Уверен, головокружения скоро пройдут.
Он разворачивается на каблуках и направляется к столу в другом конце помещения.
Мозг бешено работает. — Когда следующее собрание? — спрашиваю я Кэма.
— Через две недели. — Он выглядит напряженным. — Может он блефует?
Я смотрю на Брента, пьющего со своими друзьями, на мой взгляд, самую дорогую бутылку вина из меню.
— Что, если нет? — Я не могу вынести мысли об этом. Вся моя работа, работа моего отца, внезапно будет уничтожена. — Ты знаешь, что будет означать поглощение. Они распродадут компанию по частям, уволят сотни людей, переведут производство на потогонные предприятия…
— Полегче. — Кэм накрывает мою руку своей. И сжимает ее. — У нас есть две недели, чтобы понять, кто проголосует и перетянуть их обратно. Еще не конец.
Я пытаюсь сделать глубокий вдох, но при каждом взгляде на Брента у меня все сжимается в животе. — У меня пропал аппетит, — говорю я, отодвигая стул. — Думаю, вернусь в свою квартиру на пару часов. Мне нужно все обдумать.
— Отдых, вероятно, хорошая идея. — Кэм кивает, при этом выглядит обеспокоенным. — Вызову тебе машину.

* * *

Машина высаживает меня по адресу на Верхнем Ист-Сайде, около огромного старого особняка с видом на центральный парк. Это одно из самых первоклассных зданий в городе, которое перешло от Эшкрофта прямо ко мне, когда он умер. Когда Брент и Изабелла поселились в его загородном доме, я решила переехать сюда, чтобы быть ближе к офису, и одной. Здесь круглосуточная охрана и кнопка тревоги возле моей двери. Кто бы ни хотел причинить мне вред, они не смогут сделать это здесь.
— Добрый день, мисс Эшкрофт.
— Привет, Томми, — приветствую я швейцара, когда он пускает меня внутрь. — Не могли бы вы вызвать мне машину через пару часов? Я надолго дома не задержусь.
— Конечно. — Он приподнимает свою кепку, когда я направляюсь к лифтам.
До сих пор я не привыкла, что люди обращаются ко мне, как к Эшкрофт. Частичка меня чувствует, будто это предательство моих родителей — родителей, которые любили меня и воспитывали меня на протяжении восемнадцати лет, пока не погибли в автокатастрофе.
Но чем больше я провожу времени в компании, тем больше осознаю, что это достойная часть. Все, что я узнаю о своем биологическом отце, говорит мне, что он был хорошим человеком, боссом, который заботился о своих сотрудниках, и о том, как его работа оставила свой след в мире. Благотворительные пожертвования, хорошая заработная плата и льготы, безопасные условия труда — все это уничтожит поглощение, если Брент добьется своего.
Я вошла в свою квартиру на верхнем этаже, чувствуя головную боль, которая не имела ничего общего с моим падением. Как мне остановить «Экскалибр Финанс», если я даже не знаю, кто они? Кэм сказал мне, что подобные компании являются бумажным следом, зарегистрированные за границей и пропущенные через такое множество фиктивных корпораций, что невозможно выяснить, кто именно тянет за ниточки.
— Келли.
Я замерла, открыв рот, чтобы закричать. Кто-то здесь, дожидается в тени, но прежде, чем я смогла дотянуться до своей тревожной кнопки, рука накрывает мой рот и крепкие руки обнимают меня, заставляя оставаться на месте.
— Не паникуй, — говорит мне голос. — Я просто хочу поговорить.
Страх исчезает, мое сердце бьется в бешеном ритме, но не от паники, а от желания.
Я знаю этот голос. Я знаю этот запах. И я помню это чувство, находясь крепко прижатой к его телу, в его объятиях.
Это Вон.

Глава 2
Вон

Я лишился своего проклятого разума. Забираясь в ее квартиру, как какой-то гребанный вор, и хватая ее со спины. Но у меня не было иного выбора. Ее охрана не пускает меня в кабинет, машина, которая всюду возит ее. У меня не было возможности приблизиться к ней на достаточное время, чтобы успеть заставить выслушать то, что я узнал. Это была единственная возможность.
— Я не причиню тебе вреда, — обещаю я, крепко удерживая ее, когда она борется. Чертовы ощущения от ударов ее задницы о меня. Ее пышные груди оказались зажатыми у меня под мышкой, а ее задница-персик откидывалась назад, прямо мне в пах. Убрать пару слоев одежды из этого уравнения и я тут же буду похоронен в нее по самую рукоятку. Трахая ее жестко и медленно, заставляя ее выкрикивать мое имя, когда ей будет это доставлять наслаждение. Но это последнее, что может произойти. Пока я не заставлю ее понять все.
— Я просто хочу поговорить, — говорю я осторожно, чтобы не навредить ей. — Келли.
Она вжалась в мои объятия.
— Это ты, — шепчет она.
Она узнала меня. Но может ли она снова доверять мне?
Я пользуюсь шансом и медленно отпускаю ее. Келли разворачивается и с силой толкает меня. Я удивленный спотыкаюсь.
— Что, черт возьми, ты делаешь? — кричит она. — Ты меня до смерти напугал. Я думала это он!
— Кто? — требовательно спрашиваю я.
— Парень, который толкнул меня на вечеринке, — она поправляет одежду, быстро дыша. — Он пытался убить меня.
Он что?
Моя кровь леденеет. Я шагаю вперед, хватая ее за плечи. — Что случилось? — рычу я, тщательно осматриваю ее лицо на наличие каких-либо травм. Вижу синяк чуть ниже линии роста ее волос. Нежно прикасаюсь к нему, каждая частичка меня кричит от вины и страха. — Брент касался тебя? Я, блядь, убью его, клянусь.
— Это был не Брент. — Она качает головой. — По крайней мере, я так не думаю. Я не успела увидеть кто это. Услышала шум позади себя, а потом упала. — Она выдыхает и расслабляется. — Я так испугалась, — шепчет она.
У меня в груди все заболело.
— Я должен был быть там, защитить тебя. Мне очень жаль.
Блядь. Я все это время не знал об том. В газетах писали, что она споткнулась на лестнице, но они выставили это не более чем нелепостью, не так серьезно.
— Никто не знает. — Келли сильно покачала головой. — Пока у нас нет доказательств, кто это сделал или что он этим хотел добиться.
— Я могу сказать тебе прямо сейчас, это были отморозки Брента, и он не остановится, пока ты не подпишешь бумаги. — Я сжимаю кулаки. Я должен был тогда еще разбить его рожу, при первом же взгляде на него.
Затем до меня доходит, что она сказала.
— У нас? — повторяю.
— У Кэма и меня. — Келли складывает руки, отходя от меня.
Ревность горит во мне.
— Ты не можешь ему доверять, — рычу я. — Черт, да он может быть его союзником.
Келли смотрит на меня. — Я знаю это. Я никому не могу доверять. Познала на горьком опыте.
Молчание.
Блядь. Я копаюсь в своей голове, пытаясь найти подходящие слова, чтобы заставить ее понять.
— Прости.
— За что? — бросает она в ответ. — За то, что Брент нанял тебя соблазнить меня? За ложь о том, что скрывал, что твой отец был старым деловым партнером Эшкрофта? За то, что ты притворялся, что заботился? — Ее голос искажается на последнем слове, и я вижу насколько это причиняло ей сильную боль.
И это причинило мне боль в сто раз сильнее.
— За все это, — молю я. — Ты должна верить мне.
— Почему? — Келли сглатывает. — Почему я должна верить хоть одному слову, которое ты когда-либо говорил? Это была ложь, Вон. Я думала, что знаю, какой ты человек, но на самом деле не знаю ничего.
— Значит, я расскажу, — говорю я ей. — Прямо сейчас. Я расскажу тебе все, что ты хочешь знать. Пожалуйста, Келли, — добавляю в отчаянии я. — Мне нужно, чтобы ты поняла все.
Часть меня думает, что я слабак, что умоляю. Мне никогда не нравились такие женщины. Я должен был просто уйти и оставить Келли с ее таинственным наследством. Мне лучше было бы без драмы. Черт, да я бы и десяти футов не прошел бы по улице, а уже нашел бы женщину, готовую раздвинуть передо мной ноги.
Но сейчас эта часть меня мертва и похоронена. Для меня это стало слишком серьезно. Она мне нужна, как чертов воздух, я должен иметь ее. А теперь я узнаю, что кто-то навредил ей, и теперь нет никаких сомнений, что я не оставлю ее снова.
— Пожалуйста, — говорю я. — Пять минут, это все, что мне требуется. Это больше, чем когда-либо требовалось тебе. — Добавляю я, подмигивая, пытаясь заставить ее улыбнуться.
Келли пытается не реагировать, но я вижу, что ее щеки подрагивают.
— Ладно. — Она сжимает губы. — Пять минут, но в твоих интересах рассказать мне все. Именно это я имею в виду, Вон. — Взгляд Келли суров. — Больше никаких игр, и прочей ерунды. Мне нужна правда.
Я глубоко вздыхаю. Я был настолько зациклен на том, чтобы заставить ее согласиться, что не продумал все наперед. Теперь я даже не знаю с чего начать.
Я не могу больше скрывать. Она заслуживает знать все. Каждую гребаную постыдную правду.
— Это правда, что с начала ты была просто работой, — признаюсь я. — Брент нанял меня, чтобы трахнуть тебя и предоставить ему доказательства этого. Я не знал, кто он тебе или что-то об Эшкрофте. У него были деньги, и ты выглядела так, будто тебе нравилось. Это не должно было быть по-настоящему.
На ее лице вспыхивает боль. Блядь. Мне нужно выпить, поэтому я подхожу к столику в другой части комнаты и наливаю себе виски. Я удивлен, когда Келли выхватывает его у меня из руки и залпом выпивает.
— Продолжай, — приказывает она мне сквозь стиснутые зубы. — Не останавливайся.
Я слушаюсь и продолжаю. Я рассказываю всю грязь от начала до конца. Как Брент потребовал, чтобы я стал компроматом на Келли, как, узнав, что она дочь Эшкрофта, первой моей мыслью была месть. Он уничтожил моего отца, поэтому я использовал бы ее, чтобы каким-либо способом разрушить ее наследие. Вот почему я поехал за ней в Нью-Йорк. Но потом все изменилось.
— Клянусь, я разорвал контракт с Брентом до того, как мы переспали, — говорю я.
Келли прищурилась. — Зачем? Ты к тому времени должен был уже знать, что я дам то, что нужно тебе. Это были бы легкие деньги. — Ее голос наполнен горечью.
Я качаю головой. — Он был проблемой. Я не хотел этого для тебя, я пытался оттолкнуть тебя. Но потом ты появилась у меня, и я не смог устоять, — я вздыхаю. — А потом случился Эшкрофт.
Наступило долгое молчание. Келли отворачивается от меня, глядя из окна на центральный парк. Если бы был хоть малейший шанс, я хотел бы знать, о чем она сейчас думает.
— Ты мог сказать мне, — тихо говорит она. — О своем отце. Ты мог бы рассказать мне все в любой момент. Как я должна поверить, что это не часть твоих извилистых игр? Вернуться ко мне, чтобы снова получить доступ к компании ради мести?
— Потому что я больше не хочу мести! — восклицаю я. — Нет, если это может причинить тебе боль. И теперь я знаю, что Эшкрофту угрожали.
Келли поворачивается. — Что ты имеешь в виду?
— Те фотографии, которые ты мне показывала. — Я подхожу к ней. — Те, где твоя мама в прицеле. Ты думаешь, что это причина, по которой Эшкрофт отправил ее, ради безопасности.
Она кивает.
— Что, если он то же самое сделал с моим отцом? — мой голос меняется. Двадцать гребаных лет я верил в самое худшее относительно Эшкрофта, что его жадность и разрушения довели моего отца до самоубийства. Но что, если я все это время думал не правильно? — Ты видела фотографии, там был и мой отец со всей своей семьей, если Эшкрофт думал, что ему что-то угрожает, возможно, именно поэтому он выгнал его из компании. Чтобы убрать его от происходящего, чтобы мы все были в безопасности.
Глаза Келли заблестели. — Должно быть так и было! Я никогда и не думала, что Эшкрофт мог сделать что-то подобное с твоим отцом. Они же были друзьями. Он был хорошим человеком, — настаивает она, и впервые эти слова не отозвались болью у меня в животе.
— Я больше не знаю, что правда, — говорю ей, сокрушенный. — Все, что я думал, что я знал, ошибка. Но я знаю, что причинил тебе боль, и мне очень жаль. Прости меня, Келли. Дай мне, пожалуйста, шанс исправить это. Пожалуйста.
Она смотрит мне в глаза, явно разочарованная. Я приближаюсь к ней еще на один шаг.
— Ты же знаешь, что я не из тех, кто просит прощение, но я делаю это, — молю я в отчаянии. — Я встану на свои гребаные колени, я сделаю все, что ты хочешь. Я рассказал тебе все, всю правду. Ты все решаешь, Келли. Сейчас ты руководишь ситуацией.
Я смотрю на нее, ожидая ответа. Чтобы она сказал мне, что все в порядке, или чтобы я убрался отсюда и больше никогда не показывался ей. Мое сердце сжимается, молясь всем, что у меня есть, чтобы она позволила мне остаться. Я никогда не хотел ничего так сильно. Наконец, противоречия на ее лице исчезли.
Она решила.
Блядь. Я готовлюсь к худшему, намереваясь задать еще один последний вопрос. Но когда она открывает свой великолепный рот, я слышу слова, которые был готов услышать в самую последнюю очередь.
— Раздевайся.

Глава 3
Келли

Я наблюдаю, как он изливает свою душу, вымаливая еще один шанс. Больше не было льстивого флирта или возмутительно грязных разговоров. Больше не было мастерских команд и самоуверенного таинственного взгляда, от которых мурашки бежали по спине.
Впервые, Вон — настоящий мужчина, из плоти, крови, в отчаянии.
И, Боже, это заставляет мое сердце болеть еще сильнее.
С самой нашей первой встречи этот мужчина имел такую власть надо мной, такую силу. А теперь я увидела, что это все исчезло, увидела смирение. И это дает мне понять, что связь между нами крепче, чем я думала. Одно дело хотеть его, когда он все держит под своим контролем. Но, увидев его унижение, его агонию на лице, я поняла, насколько сильно он на самом деле заботится обо мне.
Насколько сильно я тоже нужна ему.
Но все же, я разрываюсь, не готовая снова довериться ему.
— Раздевайся.
Я не могу поверить, что мой голос прозвучал так спокойно в то время, как все мои внутренности скрутились узлом. Слова вырвались, прежде чем я успела дважды подумать, но их уже не вернуть.
Много людей позволяли себе помыкать мной. Берущие то, что хотели и плюющие на последствия.
Он сказал, что сделает все для меня. Я собираюсь это проверить.
— Разве ты не слышал, что я сказала тебе? — с издевкой спрашиваю я — Я отдала тебе приказ.
Глаза Вона темнеют. Что-то в воздухе между нами вспыхивает, электрический разряд желания, и это все с новой силой нахлынуло на меня.
Мои нежные груди набухли. Между бедрами появилась влажная жажда. Я не хотела вспоминать желание, которое появлялось при первом же прикосновении его рук, но теперь я снова это чувствую.
Он всегда делал меня слабой, заставлял умолять. Теперь моя очередь доминировать.
— Ты сказал, что я руковожу, — говорю я, делая шаг к нему. — Ты сказал, что теперь ты в моей власти. Так делай же то, что я говорю и раздевайся.
Губы Вона изгибаются в улыбке. — Да, мэм, — растягивает он слова и начинает расстегивать рубашку.
Он снимает ее и отбрасывает в сторону, предоставив обзор на мускулистый торс. Загорелая бронза, настолько хороша, что хочется облизать ее.
Я чувствую, как толчки желания промчались по всему моему телу.
Да, именно это мне нужно. Бессовестно использовать его ради моего удовольствия. Чтобы утолить жажду, которую я испытала с момента его ухода. Мое тело хочет его даже несмотря на то, что сердце все еще разбито. Так почему бы мне не взять то, чего я хочу? Почему бы мне не командовать хотя бы один раз?
— Продолжай, — говорю ему резким тоном, моя кровь кипит.
Вон расстегивает ремень и молнию на брюках, не отрывая своих глаз от моих. Он снимает штаны, а затем стягивает трусы и откидывает их в сторону. И теперь он стоит передо мной полностью голый.
Бессовестный. Восхитительный.
Мой.
Я жадно упиваюсь им, каждым мускулом, каждой впадиной. Он уже твердый, впечатляющая длина подергивается и поднимается между ног. Я стараюсь не облизывать губы.
Боже, я соскучилась по этому члену.
Я помню ощущения, когда он погружается в меня, все эти девять дюймов твердости входят настолько глубоко, что я теряю рассудок, трения о мою точку G заставляют кричать меня.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.