Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54228
Книг: 133111
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Элизабетта»

    
размер шрифта:AAA

Кэтин Бэрнас
ЭЛИЗАБЕТТА

Книга первая
Элизабетта

* * *

Так тихо… только сердца слышен стук.
Внутри себя я претерпела смерть.
Дышу тоской, и кажется мне вдруг,
Что жизнь — одна сплошная круговерть.
В шкатулке руны древние лежат.
Они мне на вопрос дадут ответ.
Часы настенные опять спешат.
Пройдет печаль со временем иль нет?
Таинственные руны говорят,
Что в мир особенный так близок путь;
Пока тебя намеренья манят,
Иди вперед, — с него нельзя свернуть.
Стою у края пропасти и жду;
Смотрю вперед и нет пути назад:
Быть может я по воздуху пройду,
Но может быть я попаду и в ад.
Решением своим сожгла мосты.
А может кто-нибудь меня поймет?
Прыжок! Слова и помыслы чисты.
Полет! Лечу вперед и лишь вперед!

Интро

Мое первое воспоминание о Царстве уходит в раннее детство. Мне кажется, тогда я еще не ходила в школу. Наверное, мне было лет пять-шесть. Нежный возраст! С тех пор прошло много лет. Но картина такая ясная!
Полдень. Я лежу на диване. А цвет у него бледно-желтый, почти песочный. Он уже совсем древний, старинный, истертый, жесткий, но добротный, с твердыми подлокотниками — валиками. Они еще раскладываются по обе стороны дивана. Моя голова лежит на одном из таких валиков. Я точно помню, с левой стороны.
В моих руках непонятная, с вырванными кое-где страницами, книга. Титульного листа у нее нет, и поэтому я не знаю, как она называется. Я верчу ее в руках, шрифт очень мелкий. Я смотрю на нее, и вдруг перед глазами появляется расплывчатая картинка. Комната. Посередине ее стоит большой старинный круглый массивный стол из темного дерева. Вокруг него друг за другом бегают маленькие дети: две девочки-близнецы и мальчик. Мне кажется, что я одного с ними возраста. Их веселая возня сопровождается криками и топотом. Вдруг одна девочка поворачивает голову и замечает меня. Она так пронзительно смотрит на меня! Я смотрю на нее. Девочка улыбается мне и приглашает присоединиться к их игре. Но я-то не могу попасть в книжку! Она говорит мне, что хотела бы со мной подружиться. Я очень рада и рассказываю ей о себе. Подруги должны знать друг о друге все. В ответ девочка начинает рассказывать мне о себе. У нее сложное имя. Я никак не могу его запомнить. Она смеется и разрешает мне называть ее Лиза. Лиза говорит на анженском языке, но я почему-то понимаю ее. Девочка прикладывает палец к губам и шепчет, чтобы нас никто не услышал, историю Царства…

Когда-то очень давно, когда не было Царства и люди на Земле жили своей жизнью, не подозревая о вечной жизни, просторы Черного Бесконечного Космоса бороздили корабли. Совсем не такие как сейчас: живые; темные и светлые одновременно, корабли-города, где в каждом был свой Правитель — император.
Было два головных корабля, две тени среди тьмы и света, абсурда и разума. Они принадлежали двум могущественным цивилизациям: Зандера и Бруненджи. Хотя Бруненджи еще принадлежала и планета Брунис. Чему они поклонялись — добру или злу — сейчас никому неизвестно и, наверняка, тогда никто не знал, а может быть, не хотел знать. Свои войны они вели с менее слабыми расами. Каждый жил своей жизнью и друг другу не мешал. По крайней мере, все вокруг было спокойно (слишком спокойно). Тень Зандера и тень Бруненджи покоились в вакууме Космоса, словно спали, каждый, ожидая своего пробуждения. Древние звери спали в душах обоих рас. Существовала легенда, по которой Древние звери воевали между собой, были жестокими и кровожадными. Высшим Добрым Небесным Силам это не слишком нравилось. Когда последняя душа зверя отошла в Темный Мир, Высшие Добрые Небесные Силы вступили с Ним в схватку и одержали победу. Отобрав души зверей, они заковали их в телесные оболочки Зандера и Бруненджи. С тех пор Древние звери ждали своего пробуждения.
Население этих цивилизаций внешне было очень похоже на людей Земли. Но только внешне — две руки, две ноги, голова, а сила разума и наследственная генная информация (НГИ) превышали человеческие способности, какие только может представить себе мозг человека. Внутри у них кипели жестокие битвы. Взгляд, пронзающий пространство; мысль, которая может быть материальной; прикосновение, несущее нечто большее, чем смерть. Одно существование, невозможное для жизни, было бы для человека пыткой. Но только не для них. Они жили этими жизнями и считали их скорее правилом, чем исключением.
Народ Зандера обладал силой мысли; их знания охватывали времена и пространства; им казалось, что они всесильны. Для подтверждения своего могущества Зандера создали Душку — субстанцию, дающую вечную жизнь. Но если жизнь — это боль, то вечная жизнь — это тщеславие, посягнувшее на роль Создателя.
Народ Бруненджи старался к чему-то возвышенному: в моде были романтики; знания об искусстве ценились выше знаний о технике, дипломатия считалась верхом искусства. Чтобы искусство было вечным, они считали, что сами должны стать вечными. Какой глупый мотив! Но может быть за этим стояло что-то еще? Власть заразительна…
Вечность объединила две цивилизации. Народы заключили договор, по которому Зандера передавали формулу душки Бруненджи взамен… А вот тут большой знак вопроса.
Большая ТАЙНА, покрытая мраком. Никто не знает чем Бруненджи соблазнили рационализм Зандера. Возможно, эта была та самая хваленая дипломатия Бруненджи. Но можно сказать с уверенностью, что это было нечто стоящее — Зандера не были простаками и умели заключать сделки, особенно, если их интересам предлагалось больше, чем они могли дать взамен. Договор был заключен, скреплен кровью и …забыт. Ирония судьбы!

Глава 1

Роды были тяжелые. Вот уже два дня подряд императрица Зандера — Амера Голо-Туа не могла произвести на свет наследника престола. Измученная и обессиленная женщина медленно умирала. Она ощущала, что жизнь выходит из нее с каждой потерянной секундой. Императорские врачи ничего не могли поделать. Ребенок никак не хотел покидать лоно матери, словно знавший свою непростую судьбу в этом мире. Семья брата ее мужа — императора Байера — Голо-туа уже готовила церемониальные черные кабале, чтобы проводить ее память. Если она, Амера, умрет при родах, ей никто не вживит душку, а наследником престола станет племянник Байера — Сейма Голо-туа дэ Тару.
Снова начались схватки. Сдавленный крик Амеры в который раз пронзил комнату. Императрица сжалась от боли и застонала. Она хотела жить! Как никогда на свете! Сейчас это было ее единственным желанием.
В свои шестнадцать лет она рожала в третий раз. Два первых ее ребенка умерли сразу после родов по неизвестной для нее причине. Императорский совет не разрешил дать им душки. А у императора по-прежнему не было наследника. Это должен был быть обязательно сын. Если умрет и этот ребенок, Байер разведется с Амерой, и ее отправят обратно к родителям. Это будет большой позор для всего родительского корабля. Амере не дадут душку ни при каких обстоятельствах. Когда она умрет, ее тело выкинут в открытый космос, позволив обледенеть и рассыпаться в прах; так поступают только с нищими и преступниками. Амера не могла этого допустить.
«Я не могу больше терпеть», — в ее голове проскочила крамольная мысль. — «Как больно! Это маленькое чудовище разрывает меня на части. Ну же, оставь меня в покое! Я не хочу умирать. Я хочу жить. Мое место рядом с императором».
— Врач, режь! — закричала Амера. — Или я умру вместе с ребенком, или мы выживем обои.
— Моя госпожа, если император об этом узнает, он всех накажет, — пролепетал врач.
— Если ты мне не повинуешься, я позабочусь о том, чтобы тебе досталось двойное наказание, — предупредила императрица. — Не забывай о своей семье и своем роде.
Императорский врач вздрогнул всем телом. Амера действительно могла привести угрозу в исполнение. Тогда вся его семья будет обречена на смерть. Он тяжело вздохнул и повиновался, впрыснув анестезирующее средство на ее живот. Один разрез лазерным скальпелем. Еще мгновение. Врач достал из чрева маленькое сморщенное существо и принялся его обтирать. Операционную пронзил недовольный крик новорожденного ребенка.
Амера облегченно выдохнула. У нее на глазах появились слезы радости. «Какое облегчение», — подумала императрица. — «Ребенок жив. Я буду жить и буду царствовать. Боль. Ненависть. Злоба. НЕТ!!!!! Только не слезы!!! Надо быть сильной, стойкой; достойной императрицей».
— Ваше величество, моя госпожа, у Вас родилась дочь — наша дерра — великая принцесса! — радостно сказала Силк, верная служанка, всегда находившаяся рядом со своей госпожой и присутствовавшая при ее родах. Она показывала Амере маленькое сморщенное кричащее существо, которое ей передал врач. — Она так прекрасна!
Императрица задохнулась от ярости, застилавшей ей глаза. Она так сжала кулаки, что пальцы побелели и занемели. По ее телу проходили мелкие судороги. Амера не могла поверить в происходящее. «О, Высшие Добрые Небесные Силы!» — взмолилась женщина. — «НЕТ!!! Только не девочка! Император не простит мне этого. МАЛЕНЬКАЯ УБИЙЦА!!!!! Она убьет меня и мое будущее. Пусть она умрет! Пусть она замолчит! Этот ужасный крик!!!»
— ПУСТЬ ОНА ЗАТКНЕТСЯ!!! Убейте ее, немедленно! Силк! Силк, убей ее! Наследником должен быть мальчик, — крик императрицы сорвался на вой. — Это должен быть СЫН! — теперь уже шепотом, — найди мне мальчика, сына, император ничего не узнает. Немедленно! Исполняй мой приказ! Это будет наша с тобой тайна. Убей ее! Си…
Амера внезапно замолкла. На ее прекрасном лице застыла маска бешенства. Между бровей у нее появилась маленькая красная точка. Из горла вырвался последний вздох, а глаза не успели закрыться. Похоже, императрица была сильно удивлена.
Силк с ужасом обернулась и прижала к себе новорожденную девочку. Напротив нее стоял высокий человек в богатых одеждах. У него были длинные волнистые светлые волосы и яркие зеленые глаза. На властном лице, словно высеченном из камня царило безмолвие. Это был император — Байер Голо-туа дэ Парис. У него в руках было оружие. Он медленно подошел к служанке. Силк упала на колени и зажмурила глаза, повторяя про себя слова ритуальной молитвы. Она не сомневалась, что смерть уже обнимает ее.
— Силк, моя дочь такая красивая! — спокойно произнес император. — Она такая чудесная девочка! Посмотри же на нее! Вот так выглядит наследница престола Зандера! О, какая великая жизнь ее ждет! А ты как думаешь? — он посмотрел на бледную девушку.
— Мой господин, дочь великого императора Зандера — наследница всего мира. Высшие Добрые Небесные Силы будут охранять ее и освещать путь жизни, — пролепетала Силк.
— Пусть сбудется твое предсказание, — император с любовью посмотрел на девочку. — С сегодняшнего дня дерра и твоя дочь. Позаботься о своей и моей дочери, императрица Силк! А мне надо сообщить нашему народу о рождении дочери — Наследницы, — император Байер повернулся и направился к выходу.
Силк не верила своим ушам. Все походило на страшный сон, от которого не было спасения. Кровь гулко пульсировала в ее мозгу, заставляя сердце выпрыгивать из груди. Онемевшим языком Силк, поражаясь своей смелости, обратилась к императору.
— Мой господин! — пролепетала Силк, поднимаясь на ноги. — Мой муж! — поправила она себя. — Как зовут Наследницу?
— Элизабетта — ей имя! — воскликнул император. — Так звали царицу Древних зверей, которая покорила себе Вселенную. Пусть и наша дочь будет такой же сильной, мудрой и царственной.
Император Байер вышел из операционной. Новоиспеченная императрица Силк прижалась к холодной панели и медленно сползла по стене. Она все еще держала на руках малышку. Девочка успокоилась и больше не плакала. Сердце могло сейчас вырваться из груди бывшей служанки, а теперь в считанные секунды ставшей императрицей; ей казалось, что кровь течет со скоростью света. Вдруг все остановилось. Шок. Облегчение. Дрожь. Смешались все ее чувства. Силк не привыкла сочетать в себе столько чувств. «Я императрица, я — мать наследницы — дерры Элизабетты», — эхом отдавалось в ее голове. — «Император Байер — мой муж. Как это могло произойти?! Я столько лет мечтала об императоре, жила им, светилась от счастья, когда удавалось ему прислуживать! Неужели мечты исполняются?»
Силк закрыла глаза и попыталась успокоиться. Девушка хорошо помнила тот день, когда впервые увидела его. Ей только что исполнилось двенадцать лет — она стала совершеннолетней. Родители, прислужники Возвышения, привели ее в императорский Дом и подарили императору Байеру. Худенькая маленькая девочка не могла оторвать огромных карих глаз от высокого светловолосого зеленоглазого мужчины. Он улыбнулся ей тогда, и Силк поняла, что пропала. Но император определил ее служанкой к своей жене императрице Амере, в один момент, сделав девушку самой несчастной Зандера. Потом она редко его видела. Каждый раз, засыпая, Силк молила Высшие Добрые Небесные Силы об одном лишь его добром взгляде, об одном лишь его прикосновении.
Из горла Силк вырвался истерический смех. «Все хорошо», — успокоила она себя. — «Я — жива. Это невероятно! Я буду хорошей матерью, женой и императрицей. Байер… Не верю. Нет, я верю! О, Лэксембургиз! Как холодно! Жуткий космический холод! Моя малышка и мой Байер. Я — жена Байера! У меня будут и другие дети. Наши дети! Счастье! Счастье! Предначертанное да сбудется!.. Амэн!»

Глава 2

В жизни каждого существа есть один День, день, с которого идет летоисчисление собственного мира, своей Вселенной. В этот день много лет назад каждое существо покинуло свой микро космос и пришло в макро космос. Это день Конца. Это день Начала. В этот день кончается и начинается Все. И с каждым годом госпожа Время, как только подходит этот день, все сильнее звонит в свой колокольчик. Замкнутый круг!
В этот день все начинают задумываться о прошлом, настоящем и будущем. Только в этот день понимают, как же стремительно летит в своей колеснице госпожа Время. Какая же она жестокая! Ее нельзя остановить. А стоит ли ее останавливать? Каждый день дарит нам нечто совершенно новое. Но все же уходят и этот день, и другие дни…
Но этим дело не заканчивается. В этот день возникает масса обязательств; приходится идти против своей воли. Грусть и печаль в этот день сменяются предвкушением радости. Этот противоречивый день называется днем рождения.

Дерра потянулась и зевнула. Места за шторой едва хватало, чтобы там мог кто-то поместиться. Но Элизабетта все-таки туда залезла. Пришлось, конечно, встать пораньше, чтобы попасть сюда незамеченной и осторожно на цыпочках прокрасться через свору охранников и спящую Ани, но дело того стоило. Все еще не решаясь пошевелиться, она старалась придумать разумный предлог, чтобы избавиться от намечающейся церемонии.
Элизабетта ненавидела свой день рождения. Каждый год прибавлял ей обязанностей. «Кто придумал делать из этого дня праздник?!» — вопрошала она себя и еще кого-то там наверху. — «Да еще какой! Суета сует. Сколько времени проходит даром, без толку. Сколько нудных и ненужных церемоний предстоит пройти. Кто придумал эти церемонии? Ну, уж, конечно, не отец. Он никогда не питал особой любви к церемониям, но все-таки следовал каждой из них. Он всегда говорит, что это традиция и ее необходимо соблюдать, что без традиций и этнических особенностей народ Зандера может превратиться в „стадо“».
Что скрывалось за этим таинственным словом, Элизабетта не решалась спросить. Ее отец мог ведь рассказать. «Вдруг это что-то обидное или недостойное ушей императорской дочки?» — подумала дерра. — «Да и когда отец начинает говорить, его уже не остановишь. Ну что поделаешь, если император любит поболтать? Кто-то еще говорит, что женщины болтают без умолку. Поговорили бы они с моим отцом!
Нет не надо мне знать смысла этого слова. Блаженное неведение! Может быть, со временем я все узнаю, но только не сейчас. Детство на то и существует, чтобы не забивать свою хорошенькую головку всякой всячиной». А дерра жила по принципу «меньше знаешь — лучше спишь».
Элизабетта никак не могла понять, почему именно в день рождения ей надо становиться взрослой и исполнять роль наследницы. Почему она не может быть взрослой в другие дни? Девушка сверкнула зелеными глазами от возмущения. Иногда ей все же хотелось прочитать мысли своего отца; прямо-таки подмывало воспользоваться НГИ. «Вот только, что из этого выйдет?» — невольно задумалась Элизабетта. — «Отец сильнее меня, к нему не пробьешься. А если пробьешься, то так получишь по головушке — мало, ой как, не покажется. Потом будут долгие нравоучения на тему „Не лезь туда, куда не следует“».
Девушка тряхнула светлыми кудрями. Где-то в груди что-то жалобно и недовольно ухнуло. Похоже, Древний зверь куда-то свалился в глубинах подсознания. «Я хочу всегда быть взрослой!» — заупрямилась дерра. — «Я ведь уже три года как совершеннолетняя!» О том, что этот двенадцатилетний возраст совершеннолетия истинной Зандера несколько маловат для других обитателей Вселенной, Элизабетта не задумывалась. Да и хотела ли она копаться в устоях и традициях Зандера, когда хранительница и прочие учителя пытались сделать из нее истинную дерру Зандера? Для пятнадцатилетней девушки существовало множество других тем для раздумий.
Каждый год происходило одно и то же. С тех пор как Элизабетта себя помнила, церемония празднования дня рождения дерры — наследницы императора на корабле «Амертат» совсем не менялась. Она ни чуть не изменилась и на других кораблях. Свои традиции Зандера чтили как священные. Как-то жрица богини Луны сказала Элизабетте, что они были дарованы Высшими Добрыми Небесными Силами в знак покровительства расе Зандера, и никто не имеет права под страхом смерти избавляться от них или что-то изменять. «Ха!» — фыркнула девушка. — «Бабушкины сказки! Они специально пугают меня, что я не задавала много вопросов. А может быть, никто не знает ответов на мои вопросы? Тогда вполне вероятно, никому не хочется оказаться полным болваном перед императорской дочкой».
Элизабетта снова сосредоточилась на своем подглядывании из-за шторы за приготовлениями к завтрашней церемонии. Вот служанки расставляют цветы по бокам центральной дорожки к Возвышению. Свечи уже стоят на своих местах и ждут, когда их зажгут. Завтра она в пятнадцатый раз пройдет по этой дорожке мимо собравшихся гостей. Жаль, что гостей выбирает ее отец. Хотя, если подумать, кого бы она могла пригласить? У нее нет друзей, нет знакомых. Одна хранительница Ани. Своих родственников Элизабетта видела лишь на церемониях. Ей не разрешалось общаться ни с кузенами, ни с кузинами. Таково было решение отца.
Над Возвышением, где она будет сидеть, уже натягивают фиолетовые балдахины. Панели по всему кораблю драпируют в этот же цвет. Фиолетовый — это цвет ее Дома. И ее платье тоже будет этого же цвета. «Такой мрачный цвет!» — пронеслось в голове дерры. А она хотела бы розовое платье. — «Почему же я не родилась в Доме Ранеров? Вот только у них уже есть наследник. И родился он раньше меня. Одно радует — Силя Ранера уже трясет при одном виде розового цвета. Мальчик в розовом костюмчике! Смехотища!» Элизабетта ядовито усмехнулась.
Она удобнее устроилась в своем убежище за шторой. Ей всегда нравилось наблюдать за приготовлениями к различного рода праздникам и церемониям, хотя она их принципиально не переваривала. «Как же смешно бегают и суетятся слуги, брызжут слюной и кричат до посинения надсмотрщики, а хранители и телохранители едва поспевают за своими подопечными», — улыбнулась девушка. — «Кстати, о хранителях. Только бы Ани меня здесь не застукала! А то потом пойдет отцу докладывать». Императору никогда не нравилось, что его дочка находится в окружении слуг, да еще сбегает от охраны.
«Может спрятаться на кухне?» — подумала Элизабетта. — «Впрочем, там меня быстро найдут. А как же хочется узнать, что будут подавать на завтрашнем застолье! Только любимые булочки могут сделать сносным даже ненавистный день рождения. Да, наверняка, булочки будут в меню». А если и не будет, то вечером она получит их в подарок от поварихи Беже. Беже была одна из тех немногих обитателей «Амертат», которые любили дерру и старались заменить ей мать.
Император убил свою жену — императрицу Амеру сразу после рождения дочери. Матерью Элизабетте стала императрица Силк — вторая жена отца, но и она покинула этот мир десять лет назад, когда девочке было 5 лет.
Силк обожала и боготворила императора. Но когда она умерла, император Байер почему-то отказал ей во вживлении душки в ее тело. О причине этого отказа никто не смел спросить. Воля императора Байера — закон. «Наверное, он ее не любил», — подумала дерра. — «Отец однолюб; для него есть только одна женщина — я».
Элизабетта не очень хорошо помнила императрицу Силк. Она всегда была тихой и доброй, заботилась о дерре. Но даже эти воспоминания о ней были сильно размыты и приносили девушке какую-то непонятную тупую боль. Элизабетта старалась не думать ни о своей настоящей матери, ни о Силк. «Не стоит ворошить прошлое», — сказала ей как-то хранительница. Дерра была согласна с этим советом. Ей вполне хватало отца и Ани.
Элизабетту передернуло, когда она увидела, как устанавливают усилители звука. Завтрашнюю церемонию будет слышно по всему кораблю. Жрица богини Луны — покровительницы наследников царств — в белом церемониальном платье — кабале будет распевать энергетические молитвы. У Элизабетты всегда болела голова от таких песнопений. Она не переносила их на дух.
«Как же хорошо, что меня не заставляют петь этот бред», — облегченно вздохнула девушка. — «Немыслимая глупость — петь то, чего не понимаешь. Традиция, блин, однако!» Но эти энергомолитвы пели на каждой церемонии. Это был древний язык Зандера; его все забыли, остались только молитвы. «Не уж-то остались в наследство от Древних зверей? К чему же нюни распускать по историческому прошлому? Зачем собирать осколки рассыпавшегося в прах прошлого? Ну, неужели нельзя придумать новые молитвы, чтобы их смысл был всем понятен?» — посетовала дерра. — «Ведь когда-нибудь и мне придется петь эту несуразицу. Если не выйду замуж и стану высшей жрицей богини Луны, придется выучить эту абракадабру».
К сожалению, никому кроме Элизабетты, не было важно содержание энергомолитвы; важен был эффект, который они производили.
Элизабетта не любила наэлектризованный воздух; не любила, когда под воздействием невидимой силы она воспаряла над Возвышением. Ей нравилось одно — когда вмиг, как по мановению волшебной палочки, в зале возгорались тысячи древних восковых свечей. Маленькие огоньки светились в полумраке, они приковывали взгляд своей нехитрой магией, переливаясь всеми немыслимыми цветами. Язычки пламени устремлялись вверх под купол, как бы стараясь оторваться от свечей. Казалось, что ничто кроме них не может быть реальностью. Лишь сжигая воск, они медленно умирали, отдавая свой свет зрителям — любителям церемоний.

Элизабетта слишком поздно оторвалась от своих разношерстных невеселых и не очень приятных мыслей. Подсматривая за прислужницами, она слишком сильно высунулась из-за шторы и теперь была заметна. К ней уже спешили Ани и два здоровенных амбала — телохранителя. Дерра обругала себя за невнимательность. Перед глазами возник ее учитель по сабуру воин Ието-Гиро Спента. Мудрый учитель всегда говорил, что косоглазие — дар богов; одним глазом живешь, другим наблюдаешь за обстановкой и, что, если этим даром тебя не наделили, то надо быть еще более внимательней. Элизабетту всегда удивляли его слова, но теперь она понимала их истинный смысл.
«Что же это я так плохо слушала Ието-Гиро? Ну, сама виновата. Попалась, птичка!» — вздохнула Элизабетта. — «Так и не увижу установку силовых экранов. Может попытаться сбежать? Вряд ли эти два громилы применят парализаторы на императорской дочке. Но вот отцу могут доложить рапортом. Придется применить другую тактику „Лучшая защита — нападение“. О, Лэксембургиз! Хвала вам, что хоть отцовские уроки я помню».
Элизабетта вышла из своего укрытия и решительным шагом направилась к своим преследователям. Телохранители были все в мыле, красные и задыхавшиеся от бега. По их лицам сразу было видно, как бы они расправились с Элизабеттой, не будь она деррой. Только Ани старалась придать своему лицу невозмутимость.
Конечно же, она волновалась за свою подопечную, но тщательно научилась скрывать свои чувства. Сила, выдержка и упорство граничили с беспредельной жестокостью в этой маленькой неприметной девушке. У нее были темные волосы, всегда собранные в пучок на затылке и пронзительные синие глаза. Ани не была молода. Всем новичкам в рядах телохранителей она казалась серой мышкой. Они недоумевали, как такая хилая девчонка может быть начальницей телохранительского корпуса и еще в придачу хранительницей дерры. Возможности Ани открывались лишь в тренировках и спаррингах. Именно тогда она выпускала на свободу своего Древнего зверя. Обычно никто из ее партнеров в такие моменты не уходил с площадки для тренировок на своих ногах. Ани всегда доводила свое дело до конца. Это именно она, а не учитель Ието-Гиро Спента, научила Элизабетту запрещенному приему Зандера — «царскому укусу змеи». От этого приема умирали мгновенно. Его знали только особы императорской крови. Мощный удар спружиненными ногами от уровня плеч лежа — это было не только серьезно, но и требовало определенных способностей и возможностей.
Ани была родом с корабля «Ноуруз». Она приходилась дальней родственницей тамошнего императора. С детства Ани училась сабуру, старалась быть сильнее мужской половины корабля, мечтала стать телохранителем. Увы, женщинам на «Ноуруз» путь к мужской работе был заказан. И Ани все понимала. Однако это не помешало ее занятиям. Молодая девушка была очень способной.
Однажды ее отец захотел выдать свою дочку замуж за неприятного ей вельможу. Ани применила к надоедливому женишку «царский укус змеи». Бедняга мгновенно отдал Богам свою душу. Так Ани стала преступницей. Ей пришлось бежать. По счастливой случайности она попала на «Амертат», поступила в телохранительский корпус, а затем стала его начальницей.
В голове Элизабетты мгновенно родились слова. Она мысленно поблагодарила Высшие Добрые Небесные Силы за дар сообразительности. «Вот теперь мне еще надо сделать возмущенный вид, для пущей выразительности», — напомнила она себе.
— Ани, телохранители! Где вы пропадали все это время? — обрушилась на них Элизабетта. — Так-то вы заботитесь о моей безопасности! Я ищу вас уже битый час. Бездельники! Олухи! За это время со мной могло произойти все, что угодно. Император узнает об этом немедленно!
Телохранители мгновенно переглянулись и вытянулись в струнку. В их глазах Элизабетта прочитала неподдельный ужас. «Да, чувство юмора у них напрочь отсутствует», — усмехнулась своей догадке дерра. — «К тому же и мозги в придачу». Ани же, напротив, не спешила сжиматься от страха. Она еле заметно улыбнулась и прошептала:
— Я горжусь вами, дерра Элизабетта.

Глава 3

— Элизабетта! Выходи из Путешествия! — Ани склонилась над девушкой.
Элизабетта медленно открыла глаза, возвращаясь к реальности. Каждый раз, выходя из Путешествия, ей приходилось долго ориентироваться в пространстве. Она еще немного тупо посмотрела на потолок, а затем нашла глазами свою хранительницу. «Снова дома, все нормально, это было только Путешествие в прошлое. Со мной все в порядке», — медленно выдохнула дерра. Она закрыла глаза и прогнала все еще маячившее изображение раскаленных пустынь планеты «Мадри». Яркие пятна медленно расплывались, через которые проглядывал интерьер покоев в фиолетовых тонах. Элизабетта по-прежнему чувствовала мучительную жару, сковывающую ее горло, и порывы муранов; убивающую пустыню под двумя солнцами и жесткий обжигающий песок под ногами. «Все в порядке», — уговаривала себя дерра. — «Это было только Путешествие. Пора вставать».
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Zagi о книге: Джей Ти Джессинжер - Полуночный Валентайн [любительский перевод]
    Безумно понравилась книга!

  • Крона о книге: Анна Завгородняя - Академия оборотней. Черная кошка
    Книга написана хорошо, много мелких ошибок, но, на 15 стр вас выкинет, так что ищете сразу как захотите дочитать. Я искать не буду. Не люблю таких авторов, хочешь продавать книги , продавай сразу. А такие приёмы продажи не интересуют. Мелко плавает.

  • elent о книге: Элиз Холгер - Чудовище в академии, или Суженый из пророчества
    Ниасилила. Наивный примитив или примитивный наив - кому что больше понравится.
    " Колдун сделал все, чтобы изменить пророчество. Если о нем узнают другие, то он больше никогда не сможет добиться желаемого. Он воззвал к магии рода, и поменял пророчество...Но колдун не знал, что пророчество нельзя изменить или просто стереть заклятием, пусть даже таким сильным. Судьба была сильнее его и конечно сильнее его магии""
    По мне, так этот отрывок исчерпывающе показывает стиль автора. Запятые там, где их даром не надо, и отсутствуют где необходимы. Могущественный колдун ничего о судьбе не знает и о природе пророчеств тоже. Где учился, чему учился, зачем учился - непонятно. Колдунство есть -знаний нет.
    И бессмертное "Войдя в храм, его тут же встретили прислужницы". Колдун вошел, если что, а не прислужницы. Но по тексту -фиг узнаешь. Вечна чеховская шляпа, подъезжающая к станции.

  • Rose-Maria о книге: Валерия Чернованова - Король желает жениться
    Честно говоря, растроилась из-за сюжета. Такая хорошая была задумка! И так все слить! Когда прочитала про отбор, чуть не блеванула. Ну ладно, читала дальше. А потом, призрак русалки, всемогущий владыка влюблен в сестру, мачеха-монстр. Что за бред? Зачем столько лишних событий и персонажей! Книга была без огонька, а героиня подбешевала тупыми шуточками, но романтическая линия развивалась хорошо и красиво, поэтому я читала. А закончилось так вообще тупо. Да, все типа остались счастливы, типа хэппи энд, но такое чувство, что вся эта история приключилась, потому что все без исключение персонажи -- гордые дураки. Потрясающе.


  • Lilye о книге: Марьяна Сурикова - Пари, леди, или Укротить неукротимого
    Милая вещица.Ничего сверх этакого и серьезного.Подойдет чтобы приятно скоротать вечерок.Читается легко,слог у автора хороший,герои вполне разумные,хэ.Присутствует приятное дополнение к тексту в виде илюстраций.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.