Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53040
Книг: 130142
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Танец для Феникса»

    
размер шрифта:AAA

Екатерина Васина
Танец для Феникса

Глава 1

— Объект здоровый, сердце крепкое, психических расстройств нет, — прошептала я в гарнитуру, провожая взглядом прошедшего мимо мужчину. Тридцать лет, человек, по случаю жары одет в легкие светлые брюки и белую рубашку с короткими рукавами. Есть небольшой гастрит и в почках нелады, но это мелочи.
— Лады, — буркнуло в гарнитуре.
На уровне пятого этажа пролетела очередная реклама. Кажется, опять что-то про пластическую хирургию, которая «сделает вас такой же очаровательной, как любая девушка из народа фейри».
Хорошо еще это повальное сумасшествие понемногу пошло на спад.
Засаду я устроила в хорошем месте: в кустах, неподалеку от остановки. К ее стеклянным стенам и направлялся мой объект. Ох, наверное, там хорошо, там кондиционер. Солнце уже с утра калило, как сумасшедшее. Сидя в кустах, я обливалась потом в плотной толстовке и с капюшоном на голове. И от души завидовала тому, кто уже полчаса сидел в прохладе остановки и читал газету.
Чуть раздвинула ветки с мелкими листьями. Главное не хихикать. Улица пустая, но мало ли.
Прохожий со скучающим видом огляделся, посмотрел на часы. Нет, дорогой, автобус приедет только через двадцать минут. А другого транспорта из этого района нет. Ты оказался на краю города, так что не жалуйся.
Несколько пикси пронеслись совсем низко, заинтересованно ставились на меня. Пришлось чуть сдвинуть капюшон, показывая лицо и длинные черные волосы. Ага, узнали и мигом улетели.
Прижала костяшки к губам и чуть их прикусила. Давай же, начинай! Внутри уже все бурлило от предвкушения. Другой рукой я держала камеру, чтобы заснять самые эпичные моменты.
Парень с газетой медленно начал ее опускать, пока прохожий копался в телефоне. Потом так же медленно начал поворачивать лицо, а точнее — морду. Под черным капюшоном толстовки скалился окровавленный клоун. Даже я, зная, что это маска, чуть передернулась.
Прохожий, наконец, ощутил, что на него смотрят. Повернул голову.
Пара секунд, пока мужчина оценил шикарную улыбку клоуна.
Затем он просто сорвался и с топотом умчался в синюю даль. А я наконец-то повалилась на траву, уже не сдерживая хохота. Ох, какое у него было лицо! Глаза просто квадратные.
— Ния!
Я резко прекратила хохотать. Что такое? Вместо того, чтобы присоединиться ко мне, «клоун» удирал куда-то в глубь улочек.
Откуда там взялся мужик? Ведь только что вечерняя улица была тихой и отдувающейся от дневного жара. А теперь широкоплечая фигура быстрыми шагами направлялась ко мне. Дважды черт!
Я в мгновение ока вскочила на ноги и рванула в сторону проспекта. Там затеряться среди прохожих — минутное дело.
— Стой, овца! — раздался сзади крик, — стой, коза малолетняя!
Я не стала уточнять, что мне два дня назад исполнилось двадцать и припустила еще быстрее.
К счастью, прохожий, что жаждал наказать «злобных пранкеров», оказался человеком, да еще с не самой хорошей физической подготовкой. Через несколько минут я выскочила на проспект, а он остался в сплетении улочек, где пытался отдышаться.
Я же не спеша направилась к остановке. При этом пытаясь дозвониться до своего «клоуна».
Люди, люди, люди…о, фейри. В этот вечерний час живой поток на проспекте был плотным. И приходилось смотреть, как бы в кого не врезаться. Оно и понятно: кому хочется сидеть дома в такую погоду. Все кафе были забиты, как и многочисленные скамейки, и беседки. Я прошла мимо одной такой, увитой зеленью и ярко-желтыми цветами. Чуть замедлила шаг, наблюдая за парой. Смертная девушка, совсем молоденькая, и парень-фейри во всем своем блеске. Так, и где наши блюстители порядка?
— Девушка, — позвала вкрадчиво, подойдя поближе.
Нет, она уже невменяема, глаза подернуты поволокой. А вот парень мигом ощетинился.
— Пошла вон!
— Применение Чар к человеку, — сообщила я скучным голосом, — к человеку постороннему, а не к своей любовнице и без ее согласия.
— Она моя девушка.
Я чуть прищурилась, прислушиваясь к ощущениям, мотнула головой:
— Нет, ее гормональный фон не как у постоянной подруги. И она беременна от смертного. Кстати, она находится в постоянных отношениях.
Лицо парня вытянулось. О, нежданчик, да?
— Ничего не докажешь, — оскалился фейри, мигом перестав выглядеть очаровательным. Чары стекли, как вода, показывая его уродство: длинный и острый подбородок, достигающий почти до середины груди. Странно, что он не обратился в пластическую хирургию. Впрочем, он мог быть из тех, кто презирал человеческие технологии.
— Докажу.
Взгляд парня переместился на камеру в моих руках. Да, да, там красный огонек, я все снимаю.
— Что… — послышался голос его временной подруги.
Она уже начала приходить в себя и теперь все с большим недоверием разглядывала спутника. Тот же понял, что добыча ускользнула.
— Отдай камеру, сука!
Я молча ткнула пальцем в сторону двух мужчин в темно-синей форме. Фейри и человек. Они вышли из-за угла и теперь стояли неподалеку, у журчащего фонтана. Доблестные стражи новой полиции, которая теперь еще и следила за соблюдением договора между людьми и фейри.
Лицо у моего случайного неприятеля вытянулось еще сильнее. На глазах потеряв всю наглость, он просто развернулся и ушел. Не убежал, а именно ушел.
Я перевела взгляд на девушку.
— Ты как себя чувствуешь?
— Голова болит, — пробормотала та, — а где Григоир?
— У него появились срочные дела, — ласково проговорила я, краем глаза продолжая следить за полицейскими, — а тебе сейчас стоит пойти домой и полежать немного. Неприятные ощущения бывают если долго находиться на жаре, да еще в твоем положении.
— О чем ты?
— Купи тест. Прямо завтра с утра. И будешь приятно удивлена.
Сообщать полицейским про идиота фейри не стала. Просто сброшу видео на почту местного отделения, пусть решают, что с этим делать. А мне пора в общежитие.
«Клоун» сам позвонил, когда я уже садилась в автобус.
— Алекс, какого черта? Ты куда пропал?
— Извини. Этот чел выскочил словно из ниоткуда. Походу, сидел в какой-нибудь припаркованной машине.
Я мысленно стукнула себя по лбу. Точно! Вполне мог, учитывая, что с модой на тонировку в машинах толком ничего и не разглядеть.
— Ния, ты видео смотрела?
— Перед сном гляну, обработаю и выложу.
Мимо огромного окна автобуса проплыла Фонтанная площадь. Куча фонтанов, вечером загорающихся яркими огнями. Милые открытые кафе, воздушного вида беседки.
И группа людей с транспарантами.
«Фейри заберут наших детей!»
«Нет рабству полукровок!»
«Убирайтесь домой, ушастые ублюдки!»
За ушастых особенно обидно. Наши уши ничем не отличались от человеческих, никаких заостренных кончиков.
За спиной зашушукались, обсуждая мини-демонстрацию. Я не стала прислушиваться, воткнула наушники и включила музыку погромче.
Фейри вокруг не так много, но мы есть. И пусть острых ушей и разноцветных волосы у нас нет, среди людей мы выделяемся. Я как-то спросила одного из своих друзей, чем именно. И услышала: «На вас смотришь и понимаешь — вы другие. Вы — идеальные. От вас разит сексом, но к вам страшно прикоснуться. И это, черт подери, сводит с ума».
Потом он пытался со мной переспать, но неудачно. Что бы там ни говорили о фейри, но трахаться направо и налево могут не все из нас.
Тайный замысел мамы я точно разгадала. Отправляя меня на Землю в семь лет, она явно планировала воспитать меня в ином ключе, нежели Алистера. Мол, негоже дочери любимой по постелям чужим скакать.
Да и не особо хотелось. Проблем мне и без того хватало.
Еще и брат молчит. Закрылся и не пробиться ни на каком уровне.
К общежитию я подходила, когда солнце уже скрылось за верхушками деревьев. Симпатичное трехэтажное здание, соединенное с такими же длинным стеклянным переходом. Студенты из фейри и людей со способностями были в меньшинстве. Но если люди жили в таких же условиях, как и остальные, то мы обосновались в отдельном крыле одного из зданий. Где не было ни грамма железа, зато в отделке преобладали дерево и камень. Высшие фейри железо переносили относительно нормально, но дискомфорт ощущали.
Студенческий городок состоял из медицинского университета, пять лет назад торжественно переименованный в Университет Межмировой Медицины, а также еще парочки высших учебных заведений, в одном из которых готовили специалистов-энергетиков, а в другом — лингвистов и других гуманитариев.
И здесь всегда было очень много народа. Вот и сейчас тут и там тусовались стайки студентов, а между ними бродили голуби и прижившиеся на Земле файеты — мелкие феи, обожавшие превращаться в мотыльков или ярких птичек. Острые зубы давали желающим понять, что их не стоит пытаться поймать. А лучше просто покормить.
— Ния!
Мать… мать… мать!
Я чуть повернула голову в сторону высокого блондина, похожего на тех красавчиков, что демонстрируют дезодоранты или новые штаны от модного дизайнера из наших.
— Да чтоб меня! — вырвалось невольно, когда увидела кожу блондина по имени Алик. Если прежде он щеголял золотистым загаром, то сейчас напоминал голодного вампира.
— Отбеливание на шесть месяцев, — заявили мне гордо, — прямо как у тебя, да?
— Да-а-а-а… — протянула я, даже не зная, что еще добавить.
— Стоит бешеных бабок, — продолжал Алик, чья могучая грудь расправилась так, что уже трещали пуговицы ярко-синей рубашки, — но зато какой эффект.
Тут он понизил голос и продолжил:
— И так везде. Во всех местах.
— Здорово! — я похлопала Алика по плечу, отчего тот вздрогнул, — Можешь продемонстрировать это своим… как ты их называешь? Курочкам?
Этот пытался затащить в постель крайне грубо и топорно. Видимо, думал, что я разомлею от одного его вида. Или привык к легким победам и ухаживать просто не умел.
— Ния, ну чего ты? Ты же фейри!
— Что дальше?
Со стороны его приятелей послышались легкие смешки. Они заставили Алика слегка занервничать, но он по-прежнему не сдавался.
— Ты скажи, что мне сделать, а? Чего ты хочешь? Подгоню там, куплю, раздобуду. Ты же знаешь, мой папаня…
— … владелец автосалона, я в курсе. Алик, ты хорошо выглядишь, серьезно. Только, видишь ли, воспитание не позволяет мне проверять насколько сильно выбелены все участки твоего тела. Но я уверена, что твои подружки с радостью возьмутся это исследовать. Извини, мне пора. Завтра с утра практическое занятие.
И отвернулась, чтобы услышать злобное:
— Да какая вам разница с кем? Ты цену себе набиваешь?
Со вздохом снова взглянула на сжавшего кулаки Алика. Даже его дружки замолкли, а этот непробиваемый. Сперма вместо мозгов? Вот правда иногда такое ощущение.
— Ты веришь желтым газеткам и слухам? Да, мы относимся к сексу гораздо проще, чем вы. Но у нас правило: уважать партнера, верить ему, даже если это просто одноразовый секс для разрядки. А ты смотришь на меня не как на желанную женщину, а как на резиновую куклу экзотического вида. Оттрахаешь, а потом сможешь с гордостью говорить, что даже фейри не могут перед тобой устоять. А, да, продолжишь домогаться, и я буду вынуждена сообщить о тебе брату. Он крайне не любит, когда его сестра огорчена. Потому что сам… огорчается.
О своем происхождении я не болтала, но сама перспектива столкнуться с разозленным фейри, заставила Алика прикусить язык и отступить к друзьям.
Я же поправила сумку с камерой и пошла к себе в комнату. Почему мужчины становятся такими глупыми, когда видят меня или других девушек фейри? Не все, нет, но многие.
Дверь в наше крыло было распахнуто, возле нее стояли две студентки, не обратившие на меня никакого внимания. Одну я знала: полукровка со слабеньким даром целителя. Сюда поступила при помощи покровителя, училась хорошо и показывал вполне достойные результаты.
Моя комната, которую я делила с Лиадан, находилась в конце широкого коридора. Всего комнат было пять. Десять студенток, из них пятеро фейри, а пятеро люди, у которых проснулись способности, после возвращения на землю магии.
Уже у входа я остановилась и прислушалась. Потом прислушалась еще раз, покачала головой и толкнула дверь со словами:
— Да, это я. И да, я вошла не постучавшись.
Впрочем, находившихся комнате это не смутило. Лиадан так и вовсе не повернулась на мой голос. Она была занята тем, что лежала на животе, болтая ногами и размеренно опуская и поднимая голову над узкими бедрами молодого и ужасно знакомого мне фейри. Если волосы Лиадан напоминали золотой водопад, то этот щеголял рыжими кудрями. А еще чуть раскосым зелеными глазами и худощавым, но сильным телом с тщательно прорисованным мышцами. Именно их он сейчас и демонстрировал, развалившись на кровати. Из-под спины выглядывала моя любимая подушка в форме кошки.
— Это что такое? — мрачно поинтересовалась, подходя и забирая свое. — Фергас, не лапай чужое!
Мой кузен ничуть не смутился, а просто оперся о локти и промурлыкал:
— Извини, я скучал, пока ждал тебя, а Лиадан оказалась такой милой. Ты не против, если мы закончим?
Мне оставалось лишь развести руками.
— Кто я такая, чтобы мешать аж самому Фергасу. Буду ждать на балконе.
Балконом мы называли нечто среднее между верандой и беседкой, что протянулась вдоль всего нашего крыла. Густо увитая плющом, внутри она напоминала крошечный садик, так много здесь росло карликовых деревьев в ярких горшках. Между ними ухитрились втиснуть пару мягких диванчиков, а рядом — лампы. Вечерами я иногда сидела здесь и читала, готовилась к докладам.
Сейчас же просто подошла к распахнутым створкам и выглянула наружу. Вокруг уже царили легкие сумерки, между сосен собирались густые тени. Вид отсюда открывался на небольшие посадки, что не могло не радовать, так как сосновый запах я обожала.
Лишь минут через пятнадцать уловила движение за спиной, а затем услышала:
— Эй, я готов.
Фергас, уже одетый в белые легкие штаны и бледно-желтую рубашку, стоял, скрестив руки на груди.
— Ты чего пришел то?
— Проявить семейное участие и позвать тебя пообщаться с братом.
— Что такое? Я его не чувствую.
Фергас вздохнул и признался:
— Ладно, Королева Теней просила, чтобы ты приехала и побыла рядом с Алистером. Ему опять… нехорошо.
— Чтоб вас приподняло, — процедила сквозь зубы, — так эта скотина закрылась, чтобы я не психовала?
— Он любит свою младшую сестренку, — ухмыльнулся кузен, а я с трудом удержалась, чтобы не рявкнуть. Вместо этого лишь сообщила:
— Прикол уже не работает. Ты ждешь, что я опять буду ворчать, мол, полторы минуты между рождениями не в счет?
— Ты только что это сказала.
— Где он? — спросила, чтобы замять тему. Вечное подтрунивание родных о том, что я младше, уже бесило. И чем больше меня это бесило, тем радостнее они шутили. Одно слово — фейри.
— Здесь! — широко улыбнулся Фергас, а я похолодела.
— На Земле?!
— Точно!
— Как родители это допустили?
— Они были на приеме у Неблагих, обсуждали продвижение новых законов. Что-то там насчет гражданства полукровок. Алистера шарахнуло, и он удрал. Королева в панике, попросила меня выяснить, куда наш наследник отправился. Ну я и выяснил, это было не трудно.
— Где он?
— Будем выяснять. Я так сильно сузить круг поисков не могу, а ты его почувствуешь, когда он будет близко. Даже если Алистер заблокирует вашу связь. Вы же близнецы.
— А ты Капитан Очевидность.
— Кто это?
— Мудрец такой, — объяснила я, — известные вещи любит повторять. Черт! Я ведь просила родителей купить мне машину!
— Вызови такси и все дела.
Я лишь вздохнула. Фергасу, живущему при Дворе Теней, легко так говорить, а у меня карточка не резиновая и наличка почти закончилась. Родители снабжали деньгами далеко не так щедро, как хотелось бы. А устроиться на подработку я физически не успевала. Кое-какие деньги капали с видеоканала, где я уже два года размещала пранк-сюжеты. Но этого хватало в обрез. А такси для фейри стоило столько, что нам максимум минут на двадцать хватит моих денег. Машины для нас изготавливались из специального материала, без грамма железа и с другими наворотами, так что стоили они столько, что я лишь закатывала глаза.
— Ты представляешь сколько мы можем проездить? — просила сердито. — Тут три миллиона существ проживают. Плюс гостей еще на миллион.
— Для начала подумай, где его точно быть не может.
— Центр, — ответила мигом, — там куча небоскребов, а это металл и техника. Она же при нем дико сбоит. Еще вряд ли сунется в жилые районы, там народу много. А он в этот период избегает всех. М-м-м-м, остаются парки и окраины.
— Тогда давай проверим их в первую очередь. Кстати, как он догадывается, куда открыть портал?
— Чувствует, — пожала я плечами.
Магия брата всегда оставалась для меня загадкой. Может, ее понимал отец, но тоже предпочитал молчать.

Глава 2

Помочь в поисках Алистера я попросила пикси. Эта мелочь отлично прижилась на Земле. Правда, избегала селиться в домах и промышленных зонах, предпочитая парки и леса. Главное, поближе к людям, с которыми они часто заключали мелкие договоры в свою пользу. Мелкие засранцы периодически будили во мне желание открутить им голову, но я сдерживалась. Ссориться с пикси — себе дороже. Они обожали гадить по мелкому, но при этом поймать их «на горячем» было невозможно.
С ними у меня был негласный договор: я раз в неделю покупаю им черничный чизкейк, а они порой исполняют мои просьбы и держат язык за зубками.
— Ищите наследника Двора Теней. — велела я стайке пикси, прежде чем сесть в такси, — он надумал поиграть со мной в прятки. Обойдем его?
О да, соревнования — любимая тема для этих мелких засранцев. Пропищав что-то, они вихрем поднялись в темное небо и исчезли.
— Поехали, — подтолкнула я Фергаса, — учти — платим пополам. Не верю, что у тебя нет местных денег.
— Есть, — вздохнул тот.
— Тогда не будь жмотом. Сам явился.
Такси для фейри представляло собой блестящий автомобиль, похожий на полупрозрачную каплю. Внутри светлые кожаные сиденья, за рулем — полукровка. Обычные же машины уже давно перевели на автоматическое управление.
Карточку я вставила в панель перед собой, закрепленную на спинке переднего кресла и скомандовала:
— Сначала в Центральный Парк.
Я могу ощутить Алистера, если он будет примерно в метрах в пятистах от меня. Значит, для начала объедем парк по кругу, а затем заберемся внутрь.
Спустя два часа деньги кончились у меня. И мы вылезли где-то в районе улицы Вознесенской, которая славилась огромным крытым рынком, под стеклянный купол которого можно смело запихнуть три больших дома. На рынке можно было найти все, что угодно. Товар и от людей, и от фейри. Поговаривали, что запрещенные вещи тоже протаскивали, но я не очень верила.
— Ния, куда он делся?
Фергас сидел на траве небольшого газона и разглядывал висевший над ним фонарь. Комары задумчиво вились над рыжей головой, но укусить не решались.
— Я знаю? — огрызнулась досадливо.
Не хватало только, чтобы кто-то обнаружил его раньше нас. И без того союз людей и фейри порой держался на кончике ножа. Несмотря на кучу новых законов и договоров, все равно оставалась масса проблем.
Пикси возникли, как мотыльки. Вылетели из темноты в круг света и наперебой запищали. Я едва не зажала уши и чуть повысила голос, попросив докладывать по одному.
— Лесопосадки на востоке, там рядом кафе «Три дерева», и небольшой элитный район. Уже почти на границе города. Фергас, давай сюда деньги.
Благо такси приехало быстро и уже через полчаса мы были на месте. Меня шарахнуло, когда я только забежала в густые посадки. Точнее — миниатюрный парк, сделанный «под естественность». Никаких дорожек, только вытоптанные тропинки, никаких скамеек, лишь фонари. Да и те замаскированные под деревья.
И тут я ощутила. Эту невидимую нить, что связывала нас с Алисером с рождения. На далеком расстоянии оно не чувствовалось так сильно. А сейчас потянуло в ту сторону, где он находился. И я почти побежала, легко перепрыгивая через пеньки и кусты. Фергас с тихими ругательствами пробирался следом.
— Останься, — велела я, — сядь тут и жди. Сам знаешь, не надо сейчас к нему подходить.
Рыжий поморщился, но спорить не стал. Сел прямо на траву и проговорил:
— Ты скажи, если надо будет спеть колыбельную.
— Скажу обязательно.
Шаг, еще один. Я отодвинула в сторону ветку, смахнула тонкие нити паутины, прилипшие к лицу. И, наконец, увидела его.
Алистер лежал на боку, подогнув колени и обхватив их руками. Поза зародыша. Лежал в смеси лунного света и отблесков фонарей. Темно-зеленая рубашка порвалась на спине, просто лопнула по шву.
Какое счастье, что его никто не нашел!
— Ал… — позвала шепотом, зная, что он уже в курсе кто здесь.
Подходила медленно, но без страха. Алистер не двигался, даже дышал медленно, через раз.
Черт подери, неужели так будет всегда?
Опустилась на колени и коснулась спины, в том месте, где была порвана рубашка. Кожа брата оказалась горячей на ощупь.
— Ал…
Прижалась к нему лбом и закрыла глаза, стараясь мысленно успокоить. Пусть он закрылся от всех, но я его близнец. Я смогу!
Как всегда, в такие моменты, Алистер был весь напряжен. Мышцы превратились в камень, эмоции натянуты как струны. Малейшее неверное движение и сорвется.
Я еще сильнее обхватила его руками, прижимаясь как можно крепче.
Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем брат пошевелился и выдохнул:
— Ния…
Я помогла ему сесть, обхватила лицо руками.
— Ты как?
Заглянула в черные, как у отца, глаза. От них сходили с ума немало девушек фейри.
— Так много всего! — простонал Алистер, держась за голову, — Это меня убивает, Ния. Ты не представляешь, как это мучительно! Сегодня я видел, как миры наслаиваются друг на друга. И у каждого свой зов. Чуть приоткроешься и мозг закипает. Я бы хотел быть просто фейри. Со слабым даром.
— Но ты Принц Темного Двора. — ответила я тихо, — с этим ничего не поделаешь. Ты можешь открывать порталы и это лишь часть твоей силы. Ты учишься управлять этим? Отец же вместе с Хаосом обучают тебя.
Я посмотрела на Алистера чуть внимательнее и чуть нахмурилась:
— А где твой медальон?
— Выбросил! — вспылил вдруг резко брат. — Он мне надоел!
Трижды черт! Я еще сильнее обхватила ладонями его лицо, лбом прижалась ко лбу и проговорила. Очень спокойно и едва слышно.
— Ал, ты знаешь, это влияние магии на твой мозг. Это должно пройти, когда ты до конца научишься управлять ею. Давай, я с тобой, вернись в свое прежнее состояние.
Он все еще был напряжен. И сердце — я это ощущала — билось, как сумасшедшее. Поэтому прижалась щекой к груди и зашептала:
— Все хорошо, все отлично. Видишь, я с тобой. Твоя любимая сестра рядом, мы вместе. Хочешь, я спою тебе?
Пела я отвратительно, но сейчас готова была исполнить арию, лишь бы ему полегчало.
— Просто посиди рядом, — хрипло выдохнул Алистер.
В груди уже почти болело от переполнявшей жалости и любви к брату.
Мы все платим за наш дар. Но плата Алистера казалась мне слишком высокой. Магия, разрушающая разум. За что ему такое? В обычное время брат был веселым и спокойным принцем, умным талантливым наследником. Но затем случался приступ и все, мы получали замкнутое и неуравновешенное существо, не отвечающее за свои поступки.
И только я могла вытянуть его из этого. Я и иногда мама.
Все, что мне сейчас оставалось, сидеть рядом, обнимать и легкими невидимыми прикосновениями снимать напряжение. На мою целительскую магию Алистер реагировал благосклонно. Жаль, мне пока не хватало сил излечить его. Ведь причина крылась в самой его сути.
Издалека легкий ветер донес тихую песню. Она расслабляла, успокаивала и уносила за собой. Я глубоко вздохнула и мысленно потянула Алистера следом за ней. Пусть Фергас поет столько, сколько понадобится.
Спустя какое-то время ощутила облегчение. Брат как-то разом расслабился и откинулся на траву. Но уже в более нормальной позе.
Песня затихла.
— Ты как? — спросила, склоняясь над Алистером.
Черты его лица разгладились, и передо мной снова был красивый сильный наследник Двора Теней. Черные волосы рассыпались по траве, бледное лицо с мужественными и хищными чертами. Он очень походил на отца.
— Как из-под копыт единорога, — простонал брат, прикладывая пальцы к вискам, — Где я, Ния?
— На Земле, — я назвала город, подождала пока до Алистера дойдет смысл слов и ехидно поинтересовалась, — признайся, что скучал по мне и специально перенесся сюда.
— Эпичность приступа в этот раз в том, что я собирался заняться сексом.
— Судя по всему, штаны снять не успел. Придурок, зачем медальон снял? Он же тебя поддерживает.
Алистер похлопал по широкой груди и выругался:
— Дерьмо демонское, я даже не помню, как сделал это.
Вот так вот, словно и не он недавно лежал скрючившись.
Я сидела и лишь радовалась, что на мне рубашка с длинными рукавами.
— Ния, тебе больно?
— Нет, а что? Алистер, у тебя небольшой дисбаланс после приступа, ты же знаешь. Вечно тебе мерещится всякое. Давай ка вставай и дуй домой. И Фергаса забери, а то он совратит всех моих соседок по общежитию.
— Так вот кто пел.
Алистер встал и потянулся. Большой и сильный зверь. Фейри с огромным даром и наследник сильнейшего из Дворов.
— Найди медальон, — продолжала я напутствия, — и ложись спать. У тебя сейчас будет слабость и сонливость.
— О, Хаос, ты говоришь это каждый раз. Поверь, я могу мысленно произнести все фразы и не сбиться. Мелкая, давай со мной. Родители будут рады.
— Знаю. Но у меня завтра важное занятие. А потом выходные и я прибуду ко Двору.
Боль постепенно отпускала, пульсировала все тише. И я улыбалась вполне искренне.
Алистер еще немного поворчал, но все же в конце концов забрал Фергаса и ушел в Альвехайм, открыв небольшой портал. А я поплелась в общежитие, радуясь, что стрясла с кузена деньги. И теперь могу добраться на такси.
Уже в комнате, радуясь тому, что Лиадан где-то бродит, я сняла рубашку и осмотрела руки. На бледной коже уже исчезали темные ниточки, похожие на вспухшие вены.
Я знала, что это ненормально. Не должно целителю быть больно, когда он лечит. Не должны после лечения проявляться такие вещи. Усталость — да, сонливость — да, небольшое опустошение — тоже нормально. Но не боль!
Родителям сказать я пока тянула. У них вон, проблема ходит, черноволосая и плечистая. Но на всякий случай проверилась у пары опытных целителей, пока была при Дворе. Все нормально, отклонений нет. А то, что головой ударялась в детстве, то это не считается. Мы все по жизни немного ушибленные.
На всякий случай дождалась, пока темные следы окончательно сойдут с рук, после чего провалилась в сон.

* * *

«Здесь было жарко. Залитая солнцем поляна Пустоши, теплый ветер, ярко-синее небо и солнечные лучи, обжигающие кожу. Но сильнее них обжигали поцелуи твердых мужских губ. Я задыхалась от наслаждения и руками пыталась нащупать того, кто был со мной. Литые мышцы, перекатывающиеся под кожей, легкая шероховатость ладоней, густые тяжелые волосы. Но лица я не видела, оно сверкало так нестерпимо, что приходилось жмуриться.
Поцелую уже спустились к бедрам, я лишь выгнулась, когда мужской палец проник внутрь меня. Так жгуче, так безукоризненно хорошо. Незнакомец лизнул увлажнившиеся складки, и я вскрикнула, настолько острым было ощущение. Пальцами вцепилась ему в волосы, не понимая, почему они обжигают.
Да и прикосновения. Я вдруг поняла, что кожу жжет вовсе не из-за лучей. Там, где скользили пальцы мужчины, взвивался дымок.
И внутри постепенно разгоралось пламя. Все жарче и жарче. До такой степени, что терпеть невозможно.
Я попыталась оттолкнуть настойчивого любовника, уже не в силах терпеть боль. И закричала. И продолжала кричать, видя как распадаюсь… разлетаюсь пеплом…»
— Ния!
— Млять! — с таким выкриком я села в постели, дико озираясь и хватая себя везде, где можно. Нет, руки-ноги на месте, вроде живая и весьма перепуганная.
Чертов сон! Ну который раз уже, а?
— Ния!
Подозрительно знакомый голос доносился с улицы. Я притихла, надеясь, что взывавший уйдет. Семь утра, в это время студенты встают злые и сонные, им не до воплей неудовлетворенного поклонника. Могут и швырнуть чем-нибудь.
О! Как в воду глядела! Мимо окна со свистом пролетело нечто тяжелое. Не разобрала, вроде книга.
— Мимо! — прокомментировали снизу.
— Вали отсюда! — донеслось сверху, — Дай поспать, ко второй паре сегодня!
— Ния-я-я-я!
— Ния, мать твою, выгляни к своему хахалю, задолбал уже!
Какой сленг, какой талант. Вот точно фейри быстро перенимают многое и не самое лучшее. Со вздохом выбралась из постели и выглянула наружу.
— Ни… — начал было стоявший внизу фейри и поперхнулся, — О какая красота!
Я опустила взгляд на себя и не удержалась, хлопнула по лбу. Ну да, только я могла явить поклоннику грудь, отчетливо просматривавшуюся сквозь тончайшую ткань майки. Соски от утреннего холодка заострились, отчего у того, кто стоял внизу едва не закапали слюни вожделения.
— Я поднимусь к тебе!
— Сидеть! — рявкнула я, — Стоять! Поднимешься — убью! Понял, Хакан?
— Да потрахайтесь уже! — опять донеслось сверху, — Дайте поспать.
— Вставь беруши, — посоветовала я и снова обратилась к Хакану, — Так, марш в холл, я сейчас спущусь.
Если запереться в комнате, он точно продолжит орать под окном, в итоге выбегут злые студенты и начнется эпическая драка. Знаем, проходили.
Из-за Хакана пришлось собираться быстрее. Плеснула в лицо воды, причесалась, стянула волосы в хвост. Дразнить Хакана больше не хотелось, поэтому из одежды выбрала простые штаны и светлую блузку.
Я не понимаю, почему родители решили, что этот Благой может меня заинтересовать. Они то и дело подсылали ко мне фейри всех возрастов и разной степени привлекательности. Хотели, чтобы я влюбилась? Но мне пока не хотелось никого вести к Дереву. Тем более этого золотоволосого синеглазого фейри. Да хорош, да красив, но не слишком умен. Сначала я подумывала, чтобы развлечься с ним пару раз, но после того, как попала к нему в дом, сбежала быстрее, чем сказала «да ну нафиг». Я не настолько раскована, чтобы спокойно отнестись к заявлению Хакана о том, что он любит делать с огромным вибратором ярко-синего цвета.
— Ну? — спросила, сбегая в холл, пока еще пустой и залитый утренним солнцем.
Сидевший в кресле Хакан тут же вскочил и подошел так близко, что я уперлась ладонью ему в грудь и предупредила:
— Брысь с моей зоны комфорта.
— Почему Королева Теней отправила тебя к людям, — вздохнул Хакан, — я порой теряюсь, как себя вести с тобой.
— Ты что хотел?
— Увидеть тебя.
— Увидел, молодец. А заодно разбудил кучу народа. Ты знаешь, что студент-медик хронически недосыпает? Это еще что?
Я замерла, уставившись за спину Хакана. Там негромко бормотал телевизор, повешенный на стену. На всякий случай стекло у него было антивандальным. Чтобы ретивые студенты случайно не разбили.
Сейчас показывали новости. И…
— … мы находимся возле главного городского моста, — вещала симпатичная женщина, — буквально час назад здесь было обнаружено тело девушки фейри. Это Лиадан, фейри Благого Двора. На данный момент полиция ищет родственников или друзей жертвы. Если вы что-то можете знать о ней, то свяжитесь с ближайшим отделением…
— Хаос! — прошептала, не в силах поверить.
А я даже не обратила внимание, что Лиадан не вернулась. Она и прежде могла всю ночь протанцевать в клубе или гулять с новым любовником. Обычное дело, когда соседка приходила рано утром, переодевалась и бежала на учебу.
— Ты ее знала?
— Да, — выдохнула, — это… моя соседка по комнате. Хаос! Мне же надо звонить. И ее родители… они ничего не знают, они в Авельхайме. Надо как-то сообщить им!
— Я могу, — вызвался Хакан, — все равно собирался отправляться сегодня домой, моя командировка подошла к концу. И я все им сообщу. А с тебя поцелуй.
— Что? — обалдела я. — В смысле?
— Я пропущу завтрак с тобой, требую компенсации.
Я уставилась на него долгим взглядом, потом сообщила:
— Все поняла. Спасибо.
— Ния, что…
Но я уже выходила из холла на залитую солнцем улицу. Лишь бросила через плечо:
— Не люблю прогуливать, но придется раньше времени отправиться в Авельхайм и самой передать сообщение.
— Я тебе настолько противен?
— Нет, не люблю тех, кто пытается получить выгоду отовсюду.
Я не ожидала, что Хакан схватит меня за руку. Да так, что запястье сдавило, как клещами.
— Это нормально для фейри, — проговорил он нехорошим голосом, — что такого ужасного я прошу, а?
— Отпусти, — попросила тихо, — не смей меня трогать без разрешения.
— Смертные тебя испортили! — тут Хакан присмотрелся ко мне и как-то недоверчиво прищурился. — Еще скажи, что у тебя не было секса?
Посторонний голос, донесшийся откуда-то из-за моей спины, разрезал сгустившийся воздух как нож — масло.
— Кажется, девушка просила ее отпустить.
Я обернулась и сначала не смогла разглядеть вступившегося. Солнце било в глаза и оттого силуэт мужчины чуть расплывался, как и лицо. Сморгнула выступившие на глазах слезы и услышала злой голос Хакана:
— А ты еще кто?
Я все же вырвала руку из захвата Благого и отошла в сторону, растирая запястье. У смертной бы уже кровоподтеки выступили.
Незнакомец сделал шаг вперед, сердце мое вдруг тревожно забилось. Нет, я видела его впервые в жизни. Потому что такого мужчину нельзя забыть. Даже не влюбившись в него, такого забыть нельзя, невозможно.
Я, как завороженная, скользила взглядом по резким хищным чертам. Узкие губы, нос с горбинкой, густые брови, четко очерченные скулы и глаза! Ярко-желтые, как у тигра. Или у диковинной птицы.
Незнакомец чуть наклонил голову, отчего колыхнулись волосы, ярко-красные, достигающие плеч.
— Отойди от нее, — попросил дружеским тоном.
Голос был хрипловатый, низкий и пробирающий до глубины души или что там есть у фейри.
— Я от твоих родителей, Ния, — обратился он ко мне, исключив Хакана из зоны внимания, — идем.
— В смысле? — не торопилась я. — Что такое?
— Чем докажешь, что ты из Двора Теней? — присоединился Хакан.
— Кому и что я должен доказывать? — нахмурился незнакомец.
Мне казалось, что он не сильно старше меня, но при этом на молодого парня походил как корова на газель. Выдавал взгляд.
— Как тебя зовут? — поинтересовалась.
— Видар. Я Феникс, Ния.
Хакан выругался и боком-боком вышел из холла. Что-то мне подсказывало — он больше не будет домогаться меня.
— Феникс? — повторила я, пробуя слово на вкус. Оно чуть обжигало и щипало, словно в него добавили много перца.
— Я читала о тебе. Но никто в Авельхайме не встречал тебя уже лет двадцать.
— Да, я немного был занят. Пойдем? Родители хотят тебя видеть. И надо кое-что обсудить.
Вот чего-чего, а доверия я мало к кому испытывала.
— С каких пор у моих родителей на побегушках Феникс?
— Не веришь? — послали мне широкую улыбку, отчего на миг стало трудно дышать.
Чувство, что стою рядом с огнем.
— Я верю только себе и брату, — сообщила мрачно, — еще родителям и Орьке.
— Кому?
— Винки, одна из них. Я с ней в детстве в прятки играла. Пока сюда не отправили.
— Я не понимаю, почему Доран и Аврора сослали тебя к смертным.
Мы вышли во двор. Краем взгляда я видела, как проходившие мимо девушки с интересом косятся в сторону Феникса. А тот еще вдруг шагнул ко мне и взял за плечи, со словами:
— Дай я на тебя посмотрю, как следует.
Да смотри, не жалко. Я сама в ответ тоже уставилась, все пытаясь понять, что меня беспокоит в этом существе. То ли странный взгляд, то ли аура, напоминающая расплавленный воздух, то ли еще что-то. И почему он смотрит на меня так, словно очень долго ждал встречи? Словно ищет во мне нечто?
— Мне задом повернуться? — спросила не без ехидства. — Нет, ну чтобы со всех сторон осмотрели.
— Характер Авроры, — улыбнулся Видар, с явной неохотой отпуская меня, — узнаю ее нотки. Не надо, я там уже все рассмотрел.
Что-то жарко стало щекам. Я едва не потерла их, но вместо этого сцепила руки за спиной и проговорила, глядя в сторону:
— Мне и правда надо в Авельхайм. Мою подругу убили, надо сообщить родителям. Сам знаешь, что люди будут возиться долго.
— Им уже сообщили. Твою подругу убили клинком из холодного железа. Слышала о таком?
— Лиадан из Высших, ей железо не может повредить так сильно.
— Если только его не вонзить в сердце, — вздохнул Видар, — кровь моментально разнесла отраву по организму. Прости, Ния, твоя подруга буквально сгнила изнутри.
Я с трудом удержалась, чтобы не заткнуть уши. Вместо этого спросила:
— А ты откуда все это знаешь?
— Я же Феникс, — пожал он плечами, обтянутыми ослепительно-белой рубашкой.
В бежевых брюках, в этой рубашке с расстегнутым воротом, с пиджаком, висевшим на одном плече, он напоминал бизнесмена на отдыхе.
Угу, или хищника, который зачем-то пытался казаться травоядным.
Но клыки-то не спрячешь.
— Хаос! — выдохнула я, вспомнив, наконец-то, о некоторых особенностях Феникса, — ты же умеешь лечить!
— Есть такое.
— Если ты знаешь моих родителей…
— Хочешь вылечить Алистера? — перебил меня Видар.
Я лишь кивнула и проговорила торопливо:
— Не представляешь, как бы я была тебе благодарна!
— Вообще-то представляю.
Он потер подбородок, не отрывая при этом от меня взгляда. Он в принципе не отводил его от меня, словно впитывал мой образ. Жадно, нетерпеливо. Так пьют воду после долгого перехода через пустыню.
— Извини, Ния, я еще не могу лечить. Лет, эдак… много. Но! — продолжил, видимо, заметив мое разочарование, — у тебя у самой неплохой потенциал.
— Я не могу, — покачала головой, — думаешь, не пыталась? Король Теней приводил самых лучших целителей. Но все бессмысленно.
— Они — не ты.
— Ну да, — хмыкнула я, — они — лучшие, а я — студентка медунивера, где изучаю методики комбинированного лечения магией и технологии смертных. Если о Лиадан сообщили, то в Авельхайм я не отправлюсь. Точнее, отправлюсь, но вечером.
— Вечером, — протянул Видар, — ну что же, думаю, вечером тоже можно. Тебя будет ждать сюрприз.
— Какой?
— Скажу в более красивой обстановке. Когда у тебя начинаются занятия?
Я взглянула на мобильник, зажатый в руке.
— Через два часа. Обычно я встаю позже, но Хакан меня разбудил и…
— Хочешь позавтракаем вместе?
— Так, — я скрестила руки на груди, поинтересовалась, — с чего вдруг?
Вокруг общежития вилась беговая дорожка. Обычно любители здорового образа жизни появлялись на ней вечером. Утром — реже. Поспать любили все. Но сейчас краем глаза я заметила на ней движение и обернулась.
Чтобы ощутить, как внутри нежно и чуть грустно заиграла мелодия.
Хаос! Я же специально старалась вставать попозже, лишь бы не встретиться с ним!
К нам неспешным бегом приближался коротко стриженный шатен. Спортивные шорты, кеды, темная майка, прилипшая к спине. В ушах как всегда наушники, из которых обязательно несется грохочущая музыка одной из популярных групп. Мне показалось, что я даже уловила ее отголоски. И с тоской уставилась на бегуна.
Не было в нем фейрийской дивной красоты, не было идеального тела. Просто парень двадцати двух лет. Иногда он забывал побриться, иногда я видела его в компании каких-то девушек. И тогда мысленно сжималась от боли.
Ведь сама отказалась в свое время продолжить знакомство.
Его звали Томас. И учился он в соседнем университете, на химика-технолога. В последние годы эта специальность приобрела бешеный успех.
Встретились мы в одном из ночных клубов. Я со своими одногруппницами-смертными и с Лиадан решили позажигать. Ну и многие мечтали с кем-нибудь познакомиться. Клуб находился недалеко от студенческого городка, так что красавцев там каждый вечер было видимо-невидимо.
Томас подошел ко мне, когда я танцевала, полностью отдавшись музыке. И как раз зазвучала медленная пронзительная мелодия. Ставшего дико популярным композитора из фейри.
В слегка душном полумраке со вспышками цветомузыки, с искрами света тут и там, я как завороженная смотрела на Томаса. А он просто улыбался, так что голубые глаза сверкали и манили.
Он был просто человеком. Но почему-то я не могла отвести от него взгляда. А потом он нагнулся и прошептал мне на ухо:
— Мне кажется, я поймал фею из снов.
А потом был поцелуй. Горячий, торопливый и очень сладкий. Он начался на танцполе, продолжился за столиком. Под заинтересованными взглядами подруг, затем в моей комнате, так как Лиадан решила уединиться с кем-то в клубе. И домой не пришла.
А утром пришло горькое понимание. Когда я проснулась первой и смотрела на спящего Томаса.
Мама была в чем-то права, отправляя меня воспитываться в человеческой среде. В отличие от фейри, что пришли из Авельхайма, я могла держать свою природу под контролем. И… разделяла взгляды мамы на тему отношений. Мне не хотелось спать с кем-то только потому, что мой организм реагировал на очередного красавца.
Мне хотелось настоящей любви.
Я наслушалась рассказов тети Нинель, которая воспитала меня. Ее двух сестер. Начиталась романов, которые мне подсовывали. Еще и мама тут со своим рассказом про их с отцом отношения.
И в итоге мое отношение к сексу что-то как-то стало отличным от фейрийского.
Я понимала, что будущего с Томасом нет. Чуть поразвлекаться и все. Потому что я принцесса, потому что когда-нибудь мне скажут, что надо присмотреться к кому-то из Высших фейри. Надо найти того, кто поведет меня к Дереву Жизни.
Принцессе могут простить любовника смертного, но не постоянного спутника жизни.
И потом, если я позволю сейчас себе увлечься, то потом будет очень больно. Несмотря на все технологии, срок жизни смертных все равно был ограничен. Максимум — лет триста. Пусть и в полном здравии, и с довольно молодым организмом.
Нет, не хочу!
И я струсила.
Мама говорит, фейри раньше любить не умели, пока не вернулись в человеческий мир. Лучше бы и я не умела. Потому что оказывается любить очень больно. Смотреть на того, кого сама отвергла, видеть его с другими девушками. И ловить его ответные взгляды.
— Кто это?
Сильный голос разрушил воспоминания и вернул меня в реальный мир. Я поняла, что смотрю вслед Томасу, прижав руки к груди.
А вопрос задал Видар. Он тоже разглядывал удалявшегося бегуна, но совсем с другим выражением.
— Это парень, которого я отвергла, — ответила честно.
— Вот как? Такое чувство, что ты жалеешь об этом.
Мне показалось или желтые глаза на миг блеснули огнем?
— Не хочу портить ему судьбу, — ответила сухо, — станет моим любовником и не сможет создать нормальную семью, о которой говорил мне.
Кажется, мой ответ ни капли не понравился Видару.
— Вот как, — проговорил странным тоном, — такое самопожертвование говорит о настоящих чувствах.
— Скорее об эгоизме, — вздохнула я. — Ведь в первую очередь подумала о том, как сама буду страдать, когда он уйдет. Видар, я, наверное, пойду. Ладно?
— Пойдешь, — кивнул тот, — после завтрака. Ты так и не сказала, какое место предпочитаешь.
— Студенческую столовую. Качество хорошее и недорого.
— А если серьезно?
— Так я серьезно! — воскликнула удивленно.
Или он думает, что я каждый день в ресторане завтракаю, обедаю и ужинаю?
— Ясно, — вздохнул Феникс, — идем.
— Куда?
— Для начала к машине. — Продемонстрировал он мне ключи, нажал на кнопку сигнализации и откуда-то справа донесся писк. Отследив звук, я совершенно неприлично открыла рот.
Вы ожившую мечту видели? Я вот увидела.
Она была бледно-зеленого цвета, матовая и идеальной обтекаемой формы. На воздушной подушке, с зеркальными стеклами и открывающимися наверх дверьми. Последняя модель фирмы «ФейриЭйр». Созданная для того, чтобы в ней ты чувствовал себя идеально.
— Это твоя? — выдохнула я, едва удерживаясь от того, чтобы провести рукой по автомобилю, ощутить все его плавные линии.
Вот о таком я мечтала! Но мои царственные родители решили, что это придурь и не стали давать денег. А заработать самой пока что не представлялось возможным.
— Нравится?
— Она шикарна!
— А права у тебя есть?
Вопрос слегка смутил. Права то были, но вот опыта вождения — почти нет. О чем я честно сообщила, как истинный фейри.
— Не проблема, — пожал плечами Феникс, — я сяду рядом и буду помогать. Тем более можно покататься по тихим улицам или за городом.
Я жалобно сглотнула слюну и поняла, что отказ придется из себя просто выдирать.
— Да ладно, Ния! — ощутил мое состояние Видар. — Ты чего-то боишься?
— Нет, просто… извини, не тот настрой.
— Из-за подруги?
Я кивнула и поняла, что восторг перед шикарной тачкой резко поубавился. Лиадан тоже мечтала о такой машине.
А теперь ее нет.
— Ты прости меня, — сказала, отворачиваясь, — но давай обойдемся без завтраков и прочего. Тем более скорее всего скоро прибудет полиция, будет опрашивать всех, кто живет в общежитие. Еще и пары впереди. Так что…
Видар, чуть нахмурившись и сунув руки в карманы брюк, пристально разглядывал меня. А я все никак не могла отвести взгляда от его губ. Почему-то их рисунок заставлял сердце нервно вздрагивать.
Вот сильнейшее чувство, что где-то я их видела. В смысле, не отдельно от всего остального, а в полном комплекте.
Смех Феникса заставил чуть моргнуть, приходя в себя. Видар смеялся негромко, но весьма заразительно. И снова по коже холодок.
— Аврора молодец, — проговорил он, отсмеявшись и смахнув со лба одну из огненных прядок, — воспитала дочку в своей манере. Вот ведь… Королева.
Он взял мою руку и прикоснулся губами.
И опять внутри произошел миниатюрный взрыв. Словно я на минном поле наступила не туда.
Хаос, что происходит?!
— До вечера, Ния, — его голос словно стал чуть ниже, глаза темнее, — там нас ждет немало сюрпризов.
— Я люблю сюрпризы, — пробормотала, отступая, — да… до вечера… пока. Рада была познакомится.
И снова лукавая улыбка на мужском лице. Слишком харизматичном, слишком волевом.
— И я, Ния, и я.

* * *

После столь странного знакомства день прошел как-то бурно. Словно Феникс зарядил его частичкой своего огня.
Сегодня занятия проходили в огромной комнате с затененными стеклянными стенами и кучей самого современного медицинского оборудования. Обучение людей и фейри сильно отличалось. У вторых упор делался на практику, так как лишь в таком случае можно было все понять и прочувствовать.
Сегодня на повестке дня были роды. Уже вторую неделю роды с рассматриванием самых разных ситуаций. Спеша по коридорам мед университета, я мысленно прокручивала предыдущие уроки. И тихо радовалась, что рукава у халата длинные.
И опять странно. Отрабатывая знания на гомункулах, я не испытывала боли при лечении.
В крыло, где обучались фейри, можно было попасть по специальной отметке в студенческой карте.
Неподалеку от нее я заметила двух роботов-уборщиков. Они уже почти стерли буквы на светлой стене: «Шлюшки фейри сосу…». Дальше уже все было отмыто.
Извечная тема для отвергнутых мужчин. Если дама тебе отказала, то все, надо ее оскорбить и всячески оболгать.
Неподалеку стояли несколько парней. При моем приближении они замолчали и прямо так нехорошо заулыбались. Ну ладно, сами напросились.
Я остановилась и в упор уставилась на них. Просто вот так стояла и молчала. И смотрела. Взгляд мне помогал отрепетировать Алистер. И поверьте, он оказался отличным учителем. Иначе с чего бы здоровенные парни резко поскучнели и боком-боком ушли подальше в сплетение университетских коридоров. Я лишь услышала шепот одного из них:
— Да ну нафиг, они все двинутые.
На самом деле, таких вот идиотов было мало. Просто они сильно выделялись на фоне нормальных людей. Вели себя более вызывающе.
— Ния, Ния!
Стоило войти в помещение, как меня обступили рыдающие девчонки. Две фейри и три смертные целительницы. Слабенькие да, но и такой дар надо натаскивать, вытаскивать и отшлифовывать.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Alena741 о книге: Ксения Власова - Мой муж - злодей
    Приятненькая, лёгкая книжечка на вечерок.

  • elent о книге: Ксения Власова - Между роком и судьбой
    Потрясающая книга. Очень жесткая, практически жестокая. Здесь меньше времени уделяется внешнему, а больше внутреннему миру героини.Да, у нее есть дар, но он не делает ее всемогущей. Она ошибается, страдает, боится, но все равно бросает вызов Судьбе. И побеждает. Даже ценой отказа от любви.
    Прекрасный язык, интересный мир.

  • Natalis75 о книге: Юлия Анатольевна Нифонтова - Шиза: три в одной
    Может и реклама двигатель торговли,но не здесь.Это самая "отталкивающая" (для меня) обложка которую я видела за последние время.Голубой мир, бледнокожий полуголый мужик (с внешностью как в кино про маньяков) в голубом "одеянии" и с голубым перстнем.
    Обложка должна привлекать покупателей,а глядя на это даже аннотацию читать не хочется,не то что книгу (которая может быть и хорошая).

  • Oksima о книге: Лора Вайс - Мой Орк. Другая история
    Вторая книга более энергичная, чем первая. И второстепенные герои тоже красиво вливаются в сюжет.

  • ivress о книге: Марина Багирова - Иностранец ищет жену
    Книга понравилась. Интересное описание событий, чувств. Постельные сцены довольно скромные, эмоции описаны хорошо. Вполне самодостаточное произведение.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.