Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53040
Книг: 130142
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Выжженные небеса»

    
размер шрифта:AAA

Саманта Янг
Выжженные небеса
Серия «Дух огня» № 2

Под мрачными небесами я вижу тебя,
Потеряв любовь, я нахожу твой призрак.
Я пережила сотню бурь, прежде чем уйти,
И как бы ты ни старался, я не сломаюсь.
Адель «Turning Tables»



Пролог
Танец великанов


Ржавая земля дрожала под ногами Ари, трещины на сухой земле сияли янтарем в сгущающейся тьме. Воздух жег ее щеки, словно она была в круге невидимого огня — легким не хватало воздуха, язык распух, зубы были сухими. Она моргнула, растерявшись, не понимая, где она и как сюда попала. Ее глаза болели, вокруг была лишь пустота. Тьма звездной ночи над ней давила на нее чернотой.
— Ау! — выдавила она, голос был хриплым и тихим, разнесся эхом в пустоте.
«Где я?».
Мысль едва задержалась в ночи, жуткий гул раздался вдали. Он становился все громче, страшнее, ведь при этом земля под ногами Ари дрожала.
— А — А–А — А–А — А–АГХ! — боевой клич разбил мир надвое, огромные ноги пронеслись мимо Ари, грохоча по земле, и Ари отлетела на землю. Она набрала воздух, что вылетел из нее. Она скривилась от боли, ободрав локоть, голые ноги ударились о камни. Крики, стук и взрывы жестокости, вопли гнева вокруг заставляли сердце Ари колотиться о ребра. Из — за жутких звуков она забыла вопрос, где она была, почему все еще была в шортах и футболке пижамы.
— Святое печенье, — выдохнула она испуганно, поднимаясь на ноги. — А — а! — пискнула она, уклоняясь от куска земли, что отлетел от огромного кулака. Перед ней бились два джинна. Два джинна ростом в сорок футов. Ари отлетела далеко, но задирала голову, чтобы смотреть на бой джиннов. Ари забыла, что нужно бежать, искать укрытие, слушаться адреналина. Вид потрясал яростью. Ари разглядывала их. Огонь взрывался, показывая, как два джинна пытались побороть друг друга. Там была женщина с длинными черными волосам в крови на лбу, ее красивое лицо было почти целым. Мужчине было хуже. Кровь лилась из порезов на лице, женщина оставляла новые, когда старые заживали. Его длинные темные волосы выбились из косы, женщина пыталась оторвать ее. Ари поняла, что мужчина старался не навредить женщине, а удерживал ее.
Женщина бросилась на мужчину, они упали на землю, и Ари снова отлетела. Кровь текла по руке Ари, но она едва заметила это, вставая с трудом. Ее сердце забилось быстрее, рука женщины с острыми ногтями сжала горло мужчины. Он дернул за ее руку. Ари едва дышала от страха при виде поразительного золотого кольца на его бицепсе. Он был в свежей крови, что сочеталась с рубином посередине. Боясь (хотя Ари не знала, кого), она посмотрела на его лицо, его темные глаза глядели в глаза женщины с безмолвной печалью. Женщина застыла, сжимая его шею ладонью.
Не думая, Ари шагнула к ним, сердце сжималось при виде мужчины с болью в его глазах. Она хотела ослабить его боль, обнять его. Она словно его знала. Но ее влекло и к женщине — джинну. К ее отчаянной нужде. Желанию. Но чего?
— Прости, брат, — прошептала женщина — джинн, слеза упала из ее красивых глаз, что были такими же, как у него. — Я должна.
Она не успела это выполнить, женщину отбросили невидимые руки, и она рухнула с оглушительным треском. В этот раз Ари ожидала это, напрягла ноги и лишь пошатнулась от удара. Ее глаза расширились, большая женская нога опустилась перед ней, такая большая, что на ней можно было сидеть, словно на лодке. Она сглотнула, поразившись золотому браслету на ноге, что мог приковать корабль к пристани, и золотому кольцу на ноге, в которое Ари могла бы продеть голову.
Порыв воздуха и невыносимый жар задели щеки Ари, предупредили, что он близко. Оглушительный рев шагов великана сотрясал землю, Ари повернулась и смотрела, как он идет. Она поднялась взглядом по большим ногам в синем шелке, плотному животу, мускулистым рукам с браслетами на них…
…Ари прищурилась, черты лица были скрыты тенями, голова тянулась к звездам.
Сглотнув, Ари отошла на пару шагов, спотыкаясь на дрожащей земле, а он прошел к неподвижному телу мужчины.
— ТЫ ЕГО НЕ ПОЛУЧИШЬ, МАТЬ МОЯ, — прогудел его голос, и даже звезды потускнели от его слов.
Женщина посмотрела на него, она села. Она была такой красивой, что Ари замерла, не желая замечать жестокость в изгибе е губ, безумие в глазах. Ари еще не видела такой злой красоты.
— ЗАЩИТИШЬ ЕГО ОТ МЕНЯ, ГОСПОДИН? — ее слова пели нереальностью, и Ари дышала с землей.
— Я ЗАЩИЩУ ТЕБЯ ОТ САМОЙ СЕБЯ.
— НЕТ! — ее визг разбил звезды на кусочки. Ари зажала уши, отлетела в пятнадцатый раз, пытаясь понять, что она упустила. Что он сказал? Что это значило? Откуда это отчаяние?
Ее тело рухнуло на мягкость, Ари открыла глаза.
— Твою… — выдохнула она, глаза привыкли к мраку ее спальни. Ее сердце колотилось в груди, она заерзала. Будь у нее нормальная температура тела, она была бы потной после такого сна. Чудесный ветерок проникал в комнату в приоткрытое окно, и Ари повернулась к нему лицом. Это было бы приятнее, если бы она ощущала не просто покалывание его прикосновения. Эта температура ее выводила из себя.
«Температура? А как же сон?».
Что это вообще был за сон? Она сходила с ума?
Это был стресс из — за всего. Из — за ее папы, Дерека. Из — за Чарли. Из — за Джея. А еще ее злой биологический отец ждал терпеливо во тьме. Ари уткнулась головой в подушку, прося себя уснуть, чтобы не думать об этом до утра. Она надеялась, что ей не приснится снова тот джинн — великан. Почему ей не могли сниться обычные сны или кошмары про выпавшие зубы от стресса?
Она застонала.
Точно.
— Потому что я не нормальная.

1
Туча несбывшихся желаний

Сон избегал Ари, и она рано выбралась из кровати, ходила по дому как зомби, приняла душ и приготовилась к очередному дню. Дни были одинаковыми после того, как Дерек вернулся из больницы после того, как джинн Пазузу погрузил его в кому (но в больнице не знали об этом, для них выздоровление Дерека было загадкой). Быстро начались звонки, и она снова и снова говорила всем, кто желал добра, и коллегам папы по работе, что он еще отдыхает, и она попросит его перезвонить как можно скорее. Наконец, в одиннадцать, когда стало ясно, что Дерек не выйдет из комнаты (снова), Ари пошла с подносом с холодным тостом и кофе. Она постучала в дверь его спальни и ждала звуки движения. Она давно не видела его лица. Даже когда Джей и Чарли кричали друг на друга. Он все время спал. Ари уже несколько дней оставляла подносы с едой у его двери и забирала пустые. Может, пора было заканчивать с этим. Она дождется, чтобы он открыл дверь, а потом бросится к нему.
— Пап? — тихо спросила она. — Ты не спишь?
Ответа не было. Шорох за дверью сказал ей, что он еще там.
— У меня тут завтрак.
Ответа не было.
С нетерпением Ари старалась говорить ровно:
— Мистер Зеллман снова звонил из офиса, — будто у нее своих проблем было мало.
— Я позвоню ему позже, — ответил тихо Дерек, звуча довольно близко.
— Это ты говорил вчера.
— Я позвоню ему, Ари… просто я устал, милая. Мы поговорим позже.
Они отдалялись все сильнее, и Ари устала стоять тут, как глупая неподвижная мишень. Опустив поднос со стуком, она отвернулась, бормоча под нос:
— Это ты вчера тоже говорил.
Ари раздраженно ушла от одиночества дома, хлопнув дверью кухни и выйдя во двор. Солнце ухмылялось ей, и она отмахнулась. Все спуталось. Она не говорила с Чарли с тех пор, как попросила Джея выгнать его в то судьбоносное утро, когда они узнали, что он волшебник. Ари была в такой ярости, что не могла быть с ним в одной комнате. Она не могла смотреть на Чарли, не могла говорить, и ее телефон был выключен, потому что он не переставал звонить.
Колдун? Судя по Джею и его глупой книге, колдун был сомнительным статусом. Он мог испортить полукровок, что говорить о людях с силой джинна? Кто знал, что это сделает с Чарли? И зачем он это сделал? Ее сердце болело от мыслей об этом. Ари не могла понять, зачем он захотел быть частью этого мира, когда она говорила ему, как хотела уйти от этого. Давление в груди усилилось, она хмуро смотрела на яркое небо. Нет. Она не была глупой, чтобы догадаться, что решение Чарли не связано в ней. Дело было в мести. Он погубит себя. Лучше не стало, когда он отказался сказать ей и Джею, кто исполнил его желание. Джей убеждал ее, что это марид или шайтан. Ари не могла отказаться и от варианта, что ее настоящий отец, Белый король, успел и здесь досадить и поучаствовал в исполнении желания. Она не хотела думать, что ее дядя, Красный король, с этим связан. Она верила в обратное, несмотря ни на что. Ей нужен был сильный союзник во всем этом безумии.
Боль вспыхнула в ее груди молнией, и Ари охнула, от печали в ней пробуждался гнев. Все изменилось с Чарли. Она не могла определить, что это было, и что означало, но все изменилось. И Ари знала, что назад ничего не вернуть. Прогоняя боль, Ари сосредоточилась на участке неба над собой и заставляла облака стать темнее и тяжелее, чтобы вода пролилась на землю и застучала по ее коже симфонией ее боли
Ари, стой.
Кривясь от приказа в голове, Ари обернулась и увидела Джея, напряженно стоявшего на пороге, он сжимал кулаки, яркий взгляд пронзал ее. Он сжимал челюсти, и она знала, что он раздражен. Да, и она была раздражена. Он словно отсутствовал, после того как выгнал Чарли, и не мог смотреть ей в глаза, когда решал одарить своим присутствием. Ее щеки покраснели, она вспомнила ночь у двери, когда он отказал ей. Она не была глупой. Ему было неудобно с ней. Отлично.
Ари была разочарована в нем, но не хотела думать об этом дальше. Ари пожала плечами и повернулась к небу.
Мне так лучше.
Перестань. Сейчас же.
Что такое? — утомленно спросила она. — Что не так?
Рычание раздалось за ней:
— Я сказал, перестань, Ари.
Она обернулась от его тревоги, ее глаза зло вспыхнули в ответ на его приказ. Ари глубоко вдохнула, дождь лился ручьями по ее щекам и губам. Отмечая растущее нетерпение Джея, Ари сосредоточилась, прося дождь закончиться, а облака стать нормальными. Тени ушли из сада, и солнце снова озарило их.
— В чем дело? — рявкнула она.
Он тяжко выдохнул, и Ари ощутила тревогу, увидев темные круги под его глазами. Он потер рукой короткие волосы, и она не смогла остановить взгляд, любовалась его красивым лицом, сильной рукой и маленьким бриллиантом в его ухе, мерцающим на солнце. Она посмотрела туда. Это было новым.
Джей кашлянул, и она посмотрела ему в глаза. Он потер большим и указательным пальцами серьгу.
— Мой друг Трей. Подарок. Я не хотел отказать. Он желал добра.
Его кривая неуверенная улыбка ударила по ней зарядом похоти, и она ненавидела его за то, какую реакцию он вызывал. Она вздохнула и переминалась с ноги на ногу. Это была не его вина.
— Выглядит неплохо, — она невольно улыбнулась. Серьга была маленькой, едва заметной. Это было со вкусом. Но ей хотелось поддразнить его. — Прямо как у джинна.
— Этого я и боялся.
— Это выглядит хорошо, — убедила она его и тут же пожалела, что так сказала. Ее голос стал низким и… заигрывающим? Кровь снова прилила к ее щекам, его глаза потемнели, и странное напряжение повисло между ними, пока они без слов смотрели друг на друга. Да, ее голос стал заигрывающим. Да, Джей снова понял, что она не остыла. Она не могла оторваться от его взгляда. Его глаза словно были рыбным крючком. Ему нужно было лишь поймать ее и подтянуть.
«Поймай. Прошу, поймай меня».
Понимая, что он может уловить мысли, Ари прикусила губу, желая, чтобы что — то упало в пространстве между ними, чтобы оно забрало на себя все напряжение.
Что она делала? Подставлялась, чтобы ей снова отказали? Он любил другую. Качая головой, Ари опустила взгляд.
— Что такого в дожде?
Лицо Джея переменилось, стало пустым. Она напомнила ему, зачем он пришел.
— Пора поговорить о магии, — сказал он удивительно тихо и неуверенно. — В этот раз честно.
Ари нахмурилась от выбора слов.
— Честно?
— Зайдем внутрь?
Ее сердце забилось быстрее. Ари кивнула, хоть ей не нравилось, как это звучит. Она прошла за ним в дом, стараясь не смотреть на его зад в поношенных голубых джинсах. Ее взгляд скользил по его плечам, и она тосковала по виду его физической силы. Она хотела обнять его. Это явно ощущалось чудесно. Безопасно. Она представила, как уткнется лицом в его теплую шею и вдохнет, а его руки будут крепко прижимать ее к нему. Джей развернулся, чтобы сесть в гостиной, и Ари снова опустила взгляд, чтобы он не прочитал то, что было заметно в ее глазах. Прогоняя томление из тела (это было сложнее, чем она ожидала), Ари села в кресло напротив и, убедившись, что сможет смотреть без эмоций, подняла на него взгляд.
— В чем дело?
— У магии есть последствия.
Его ответ заставил ее пару раз моргнуть от смятения.
— Эм… какие?
Джей вздохнул, ему снова было неловко. Он не мог смотреть ей в глаза. Отлично.
— До этого… когда я учил тебя, Красный король приказал не рассказывать тебе всего. Ты могла отказаться. Нам нужно было, чтобы ты использовала магию. Твоему папе это нужно было.
Ее сердце колотилось.
— Последствия? Какие последствия, Джей?
— Когда ты вызвала дождь… ты вызвала где — то засуху.
Рот Ари раскрылся.
— Ладно. О чем ты?
— Магия джиннов — как и все в нас — имеет равновесие. Наша магия — та, что помогает нам защищать себя или помогать остальным в их судьбе. Мы можем создавать чары, что защищают нас и тех, кто с нами, кто нуждается в защите. Перипатос, как защита, — часть нас, как полеты и телепатия. Исполнение желаний и создание путей жизни — это силы маридов, шайтанов и некоторых ифритов. И, как ты знаешь, у ифритов есть то, что делает их особенными в магии. Это все генетика, это доступно. Это наше. А другое — это можно обеспечить талисманами, потому их используют колдуны.
— Другое? — процедила Ари, вдруг ненавидя то, куда он клонил.
— Ненужные чары — еда, одежда, деньги — берутся в другом месте. Они уже существуют, они не возникают из воздуха. Это был чей — то кошелек или вещь из магазина…
Глаза Ари расширились.
— Куртка, которую я призвала? Я украла ее из магазина?
Игнорируя недовольство в ее тон, Джей спокойно кивнул.
— Да.
Ее разум кипел от новостей. Она что — то украла! Она хмуро посмотрела на него.
— А то, что ты призвал?
— Я призываю свои вещи… почти всегда. Чистая одежда из моего шкафа. Деньги из моего счета в банке. Но глупости вроде ананасового сока для братства Аиссава… это из другого места.
— Откуда?
— Наверное, из чьего — то холодильника. Соседа. Обычно, берется из мест поблизости.
— Ты тоже украл, — рявкнула Ари.
Он пожал плечами, и ей захотелось бросить в него пультом.
— Почему ты не сказал? — комок появился в ее животе. Не Джей. Он мог не отвечать на ее чувства, но она думала, что может доверять ему. — Из — за тебя я думала, что магия крутая, и это единственное радовало меня в кошмарной ситуации.
— Твой дядя приказал молчать, Ари. Он знал, что ты не будешь использовать магию, если подумаешь, что она неэтична, а ему нужно было, чтобы ты активировала Печать.
— Но ты не мог сказать, чтобы я призывала свои вещи?
Он нетерпеливо покачал головой.
— Тебе нужно было размять мышцы магии и делать то, что требовалось, в полную силу.
Комок пропитался горечью, и эмоции пропитывали ее слова:
— Стоило сказать мне. Я думала, ты мой друг.
Если она не ошибалась, его глаза вспыхнули странной эмоцией, и он быстро моргнул, подавляя это. Зеленые глаза посмотрели на нее.
— Назначение от Красного короля — большое дело. Я не хотел все испортить.
— Ты дал мне книгу без разрешения.
— То было другое. Так я учил тебя важному, что тебе нужно было знать.
— Это важно! Мне нужно было знать это.
— Я могу лишь извиниться. Я должен был исполнять приказы.
Он звучал виновато, но Ари злилась и не замечала.
— Приятно знать твои приоритеты.
— Ари, ладно тебе…
— Что еще ты от меня скрываешь? — прервала она его, щуря глаза с подозрением. Он не успел ответить, стало слышно тяжелые шаги отца по лестнице, и она с удивлением вскочила на ноги. Она повернулась и увидела, как он идет по коридору, хватая по пути ключи от машины. Он выглядел ужасно. — Пап? — она бросилась к нему, кровь шумела в ушах.
— Мне нужно выйти, — буркнул он, не глядя на нее, даже не замечая Джея за Ари.
— Нет, пап, нам нужно поговорить.
— Не сейчас, Ари, — она не успела моргнуть, а он уже был снаружи, и дверь за ним захлопнулась. Потрясение и ярость удерживали ее на месте секунду, она услышала, как открылась и закрылась дверца машины, как завелся двигатель. Знакомое рычание привело ее в чувство, и она хмуро посмотрела на Джея, который не успел скрыть сочувствие во взгляде.
— Нет, — она тряхнула головой, скрипя зубами. — Не думаю, — она подумала о своих ключах от машины, и металл плюхнулся в ее раскрытую ладонь.

2
Хоть пью, но губы сухие от жажды


Горечь холода в воздухе щипала кожу Дали, мурашки бежали по его рукам из — за этого. Он поежился в простой футболке, прислоняясь к балкону в гостевой комнате, куда отец отправлял его, когда его приглашали на гору Каф. Ему везло, если приглашали раз в год. Балкон висел над горами, мерцающими в свете зимнего солнца, зеленые изумруды вызывали в его крови желание. Для атаки многого не требовалось, а желание обладать со временем лишь росло, но изумруды горы Каф были другой историей. Они вызывали желание… Он вздохнул, невольно почесал руку, думая о власти отца, о его владениях в этой части гор. Красивые дома рассеялись среди гор, опасные дорожки вели между ними, рынком и вратами огромного дома его отца, вырезанного в горе Каф, как и прочие королевские дома.
Он заметил вспышку движущегося цвета, на миг Дали забыл о своих переживаниях. К раздувающимся шелковым шторам на вратах отца — для гостеприимства, как он всегда говорил — неслась небольшая свита. Мужчины и женщины в ярких и свободных одеждах, в которых Дали замерз бы, двигались на волшебном ковре. Прямиком из арабских сказок. Дали улыбнулся от неожиданного вида красивой женщины джинна, сидящей на коленях на парящем марокканском ковре, ее глаза были огромными, семья вела ее в поместье. Он еще не видел волшебные ковры. Он видел их свернутыми в доме отца, но не видел в действии. Они были редкими. И то, что семья летела на таком, означало праздник. Красота была подарком для его отца. Улыбка Дали растаяла, он нахмурился, ощутив знакомый прилив любви — ненависти, которую испытывал к отцу, она была на вкус как шоколад с солью. Было сложно жить в мире людей и иметь дело с людьми, не знающими, какой он необычный. Он собрал несколько последователей за эти годы, заработал денег, получил связи, но отца видел лишь раз в год, лишь мельком бывал на горе Каф, а потом его снова прогоняли в реальный мир, где он желал получить то, что есть у отца. Осознание, что он никогда не будет таким, терзало его, рвало его любовь к отцу, хоть он всегда был рад его видеть. Отец всегда спрашивал о матери, дарил ей подарки, и им было удобно жить. Может, если бы его мать была расстроена из — за того, что отец покинул мир людей, он ненавидел бы его сильнее, но она не была такой.
Она была благодарной за то, что он давал им, была благодарна ему за Дали, за то, что такой необычный, как он, захотел ее. Дали стиснул зубы, глядя, как волшебные руки отодвигают шторы, врата открываются. Не ощущая холода, гости пролетели вдоль склона горы к дому его отца, девушка на волшебном ковре нервно улыбалась. Она была красивой. Дали ощутил укол похоти, не из — за нее, а из — за того, что она представляла. Джинн, сильный по праву, был предложен подарком его могущественному отцу. Дали бы все отдал за такое.
Раздался стук в дверь, и Дали вернулся в комнату. Эта часть здания была не из камня горы, стены были яркими и без изумрудов. Кровать со столбиками была из прочного красного дерева, удобные кресла и прочая мебель украшали комнату. Кровать была в подушках, и матрас под ними нужно было долго искать. Его сумка лежала на дне. Он не разложил вещи. Его отец требовал его общества, обычно, на пару ночей. Ему нужно было вернуться к растущей криминальной организации. Без него они забудут, что они организация.
— Да?
Дверь открылась, прошел шайтан с кроваво — красными глазами. Дали ощутил, как страх скользнул по шее, шайтан был намного сильнее, чем он когда — либо сможет стать. Он не мог уйти от служения его отцу, и это помогло Дали выпрямиться, а не сжиматься трусливо.
— Господин увидит вас сейчас.
Дали мог поклясться, что шайтан скалился, будто знал, что пугал его. Напоминая себе, что он был взрослым, еще и не простым мужчиной, а колдуном, Дали коснулся изумрудного талисмана на шее, и его сила запульсировала в комнате. Шайтан лишь улыбнулся, его глаза говорили: «Да, да, ты сын господина. Я прям дрожу». Стараясь не краснеть из — за снисхождения, Дали зарычал:
— Веди, — рявкнул он, и шайтан рассмеялся, его глаза стали ярче, и он развернулся. Дали пошел за низким демоном из комнаты, заметив, что его босые ноги не шлепают по холодным камням пола. Они прошли по светлым коридорам бежевого цвета с бронзовыми украшениями и портретами и пейзажами в бронзовых рамах. В коридоре было много шайтанов на страже, они не замечали Дали. Они шли в коридоры темнее, глубже в гору. Все больше факелов озаряло темные сияющие коридоры, и Дали невольно коснулся одного камня, энергия пронзила его, шипя в крови, чтобы ее использовали. Словно зависимый, он коснулся другого изумруда.
— Прекрати, — прорычал шайтан, не оборачиваясь. Дали отдернул руку от камня, хотя горло жгло от желания.
После, казалось, часов ходьбы шайтан постучал в дверь, открыл ее и пропустил Дали.
— Сын, — позвал его низкий голос с улыбкой из конца зала. Это был небольшой тронный зал, десяток шайтанов стоял вдоль стен, танцовщицы хихикали у ног его отца, угощали его вином и едой. Его отец сидел на бело — золотом троне и улыбался ему. Он выпрямился, пока Дали шел к нему сквозь ароматный воздух к ступеням.
— Отец, — он улыбнулся Сияющему королю, любовь к нему воевала с завистью. У Сияющего короля были самые твердые и черные глаза из всех, что Дали видел, но на сына они смотрели, сияя теплом и весельем. Его лысая голова сияла сильнее в свете свечей, золото в его ушах и на пальцах соответствовало его имени.
— Рад тебя видеть, — его отец встал с трона, его большая фигура отбросила тень в тусклом свете свечей. Он медленно прошел к сыну, который был всего на пару дюймов ниже. — Ты хорошо справлялся. Направляешь наследие в нечто… продуктивное.
Если он имел в виду идеальную работу банка с небольшой помощью талисманов и магии, то да, он использовал наследие продуктивно.
— Спасибо, отец.
— Есть новости, — Сияющий король обвил его рукой и повел прочь от танцовщиц.
— Если это связано с красивой девушкой, которую тебе доставили, то я ее уже видел. Милая.
Сияющий король рассмеялся, но звук был резким, и волосы на шее Дали встали дыбом.
— Нет. Я не об этом, хотя я рад последнему приобретению. Нет. Я думал, тебе захочется узнать, что усилилась война между моим братом и отцом.
— Белый Король? — Дали нахмурился. Отец рассказывал ему о Войне Огней, как Азазил вызвал хаос в мире Семи королей, которые управляли судьбами Важных. Он знал, что Белый Король пытался сделать все прежним, свергнуть султана. Для Дали это звучало безумно, но он молчал, ведь его отец мог быть на стороне Белого короля.
Мой брат нашел способ пробиться, — сказал Сияющий король телепатически, чтобы остальные не слышали.
Как?
Он скрыл это от меня. Важный секрет. О Печати.
Глаза Дали расширились. Все знали о Печати Соломона, кольце на шнурке на шее Асмодеуса. Говорили, ее хозяин может управлять всеми джиннами, хорошими и злыми.
И что Печать?
Его отец улыбнулся.
Есть тут девушка…
Он начал рассказывать Дали историю, в которую было сложно поверить, но она звучала интригующе.
3
Правда и последний шанс

Ее сердце качало кровь по телу так быстро, что Ари подташнивало, словно она бегала мили, а не преследовала отцу по городу, пока он не остановился на краю Викерс Вудс. Явно зная, что она преследует его, Дерек выбежал из машины в лес, крича через плечо, чтобы Ари оставила его одного.
Но у него были дни в одиночестве!
Желудок сжимался, она поговорит с отцом впервые после того, как он узнал правду о ней. Ари заставляла себя гнаться за ним по лесу. К ее удивлению, он остановился там же, где она рассказала Чарли правду о себе. Не лучшее совпадение. Она выдохнула и обошла его.
Дерек с опаской посмотрел на нее, хмурясь.
— Я говорил, мне нужно побыть одному.
— У тебя было время, пап. Много времени. Почему ты пришел сюда?
Он пожал плечами, озираясь, словно потерялся.
— Я часто бывал тут после смерти родителей. Это, похоже, единственное тихое место в городе.
Ари застыла, его слова поразили ее. Он не говорил о родителях раньше. Он заметил ее удивление и несчастно улыбнулся.
— Да. Мама и папа, — он опустился на бревно, и Ари впервые заметила морщинки в уголках его глаз, седину, которой раньше не было в волосах. Он посмотрел на нее, и она застыла из — за печали его взгляда. — Папа редко бывал рядом, когда я был маленьким, а если бы, то всегда пьяным. Мама была тихой, податливой, и она не могла справиться с поведением отца. И она закрылась ото всех, включая меня. Я вырос сам. Ты знаешь, что мой папа был пьяным, когда был за рулем, и это их убило?
Она тихо охнула, не успев остановить себя.
— Нет, я не знала, — он не рассказывал.
Дерек, дрожа, пожал плечами, провел рукой по волосам, растрепав их, а потом утомленно сгорбился.
— Я не знал, что такое семья, Ари. У меня этого не было. Всегда был только я. И я не знал, как создать семью. И хотел ли я. Сала была первой женщиной, которую я полюбил, — он кивнул, и Ари выпрямилась, услышав о загадочной матери.
— Какой она была.
— Ты очень на нее похожа. Но не только красота… она была забавной, страстной и верила в невозможное. Рядом с ней я будто всегда был навеселе. Я был зависим от нее, хотя она всегда приходила и уходила из моей жизни, когда хотела. Я пытался узнать, куда она уходила, где была без меня, узнать о ее жизни или прошлом, но она молчала, и это пугало меня. И я перестал спрашивать. Я хотел, чтобы она была со мной. Но она все равно уходила, и когда пропала на девять месяцев, я был раздавлен. И когда она вернулась беременной, я словно выиграл в лотерею. Я думал, она останется, Ари. Если не ради меня, то ради тебя. Но, как только ты родилась, она… пропала. В голове мелькали мысли сделать тест на отцовство, узнать, моя ли ты, но я боялся… что ты не моя. А я уже хотел, чтобы ты была моей. Я хотел частичку Салы, — он посмотрел на нее, слезы блестели в глазах, и Ари судорожно вдохнула, ее глаза болели. — Я люблю тебя, дитя, просто, наверное, никогда не любил достаточно.
Это было ножом в живот. Пулей в сердце. Стрелой в грудь. Чем — то острым. И много боли. Было так только, что Ари не сразу смогла дышать от удара слов.
Увидев, как ранили его слова, Дерек пустил слезу.
— Милая, я не хотел обидеть, но ты знаешь, что я был плохим отцом. Это годилось, пока ты была маленькой, но ты стала старше, все сильнее напоминала ее, и было сложно… быть с тобой. Я всегда был один, Ари. Я не знаю другого. Я не создан для другого. Было эгоистично оставить тебя.
— Пап…? — она тихо всхлипывала, слезы лились по щекам.
— Хотел бы я быть лучшим отцом. Лучшим человеком. Хотел бы я любить тебя так сильно, как ты заслужила. Я злился годами, Ари. И пока я не узнал правду о тебе и Сале, я не понял, как злился на твою мать.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elent о книге: Ксения Власова - Между роком и судьбой
    Потрясающая книга. Очень жесткая, практически жестокая. Здесь меньше времени уделяется внешнему, а больше внутреннему миру героини.Да, у нее есть дар, но он не делает ее всемогущей. Она ошибается, страдает, боится, но все равно бросает вызов Судьбе. И побеждает. Даже ценой отказа от любви.
    Прекрасный язык, интересный мир.

  • Natalis75 о книге: Юлия Анатольевна Нифонтова - Шиза: три в одной
    Может и реклама двигатель торговли,но не здесь.Это самая "отталкивающая" (для меня) обложка которую я видела за последние время.Голубой мир, бледнокожий полуголый мужик (с внешностью как в кино про маньяков) в голубом "одеянии" и с голубым перстнем.
    Обложка должна привлекать покупателей,а глядя на это даже аннотацию читать не хочется,не то что книгу (которая может быть и хорошая).

  • Oksima о книге: Лора Вайс - Мой Орк. Другая история
    Вторая книга более энергичная, чем первая. И второстепенные герои тоже красиво вливаются в сюжет.

  • ivress о книге: Марина Багирова - Иностранец ищет жену
    Книга понравилась. Интересное описание событий, чувств. Постельные сцены довольно скромные, эмоции описаны хорошо. Вполне самодостаточное произведение.

  • Шиватико о книге: Евгений Дес - Это не те мобы! [СИ]
    Посмеялась) спасибо

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.