Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49157
Книг: 122844
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Веди меня, ветер!»

    
размер шрифта:AAA

Веди меня, ветер!

Сегодня очень важный день для меня. Я шагнула навстречу своей новой судьбе.
Я всегда думала, что всё и все, что мне нужно для счастья находится здесь - в родной деревне, которая теперь осталась позади за горным перевалом. Кто бы мог подумать, что я захочу уйти из своего клана на поиски чего-то большего? Другого? Я не могла. И тем не менее, уезжаю.
Там остался человек, которого я любила всю свою сознательную жизнь, и который, оказывается, никогда не был моим. Я заблуждалась. Больно, жестоко, но такова правда. Для него я так и осталась маленькой рыжей девочкой с испачканными песком ладошками. Он не оценил мою обнаженную и вывернутую перед ним душу. Я предложила ему все, что могла: любовь, дом, уют…
Он выбрал другую. Ту, которая не смогла бы дать ему и десятой доли того тепла, на которое способна я. Он даже не носит больше шнурок для волос, сплетенный мной ему в подарок. А все потому, что его новая «пара» против.
Я ждала его из походов, жила им, дышала им, бредила им. Это я должна была сидеть рядом с ним. Это на меня он должен был смотреть так… Так...
Все переменилось.
Жить, как раньше я больше не могу. Не хочу!
Последние месяцы вынули из меня душу. Я перестала приходить к общему деревенскому костровищу. Все потому что там, на шкурах, Микан сидел в обнимку со своей возлюбленной. В их взглядах друг на друга было столько сахара, что у меня челюсти сводило от этой приторности. Я стала чувствовать себя чужой в родном клане. Не могла найти себе место в деревне, потому что все время боялась наткнуться на эту парочку. Даже зима не остудила их пыл.
Фу! Тошно…
Я чувствовала себя ненормальной. Во мне словно поселился жалкий склонный к самомучениям зверек. Я пряталась от Микана и Сули, но продолжала из своего укрытия одновременно украдкой высматривать их среди жителей деревни.
Зачем? Сама не понимаю.
Может, чтоб вдруг увидеть, как они поссорятся или расстанутся, чтоб найти в их отношениях следы приближающегося конца. Может, чтоб убедиться, что я по-прежнему ему не нужна… Не знаю...
Думаете я не пыталась примириться со всем этим? Пыталась.
Я внушала себе, что нужно просто потерпеть. Уйма освобождающих упражнений, которыми меня пичкали подруги и целители клана, никак не помогала мне справиться с чувствами. Я пыталась отпускать свою любовь, обрезать ее, обрубать, оставлять, отворачиваться от нее, даже закапывать ее… Бесполезно. Становилось легче ровно до новой встречи с эпичной парочкой. А потом снова меня накрывало это чувство. И слезы… И боль…
Я научилась плакать тихо. Глотать всхлипы, чтоб никто не услышал.
Последние недели перед отправкой на Большой Совет я уже не могла нормально спать. Брат пытался уговорить меня подождать еще. Я отказалась. Если бы я пробыла бок о бок с Миканом еще хоть пару дней, взорвалась бы и сделала что-то, о чем жалела бы в последствии.
Так что, мое решение единственно верное. У брата своя семья, ребенок. Своя жизнь. Моя лучшая подруга Найрани в последние недели сдружилась с новой женой Микана. Даже здесь меня вытеснили. Нет, она не такая плохая, как я думала сначала. Она пожертвовала собой, чтоб спасти деревню. Я признаю это. И да, она любит его… По-своему. Но не так… Не так…
Я видела, что Найрани разрывается между мной и Сули. А я не могу заставить себя перешагнуть через всю эту ситуацию. Не могу я дружить с той, которая забрала мою жизнь.
Уехать на Большой Совет и, может быть, найти свою новую судьбу было самое умное мое решение за последние полгода. Надеюсь, мои родные будут вспоминать обо мне хоть иногда.
Весна уже окрасила склоны цветущим маральником. Горы были усыпаны сине-фиолетовыми цветами. Волшебное зрелище. Как же я буду скучать по этим местам!
Небольшой караван из семи охотников, сидящих верхом на гигантских ящерах, двигался по краю нашего родного горного перевала. За спинами двоих мужчин сидели еще две девушки из моего клана, которые так же, как и я, решились попытать счастья.
Мы могли бы полететь и добраться до места Большого Совета за пару дней. Но больше летунов в клане нет и брат захотел тащиться вместе со всеми в караване. И потому летающий ящер Айгира шел последним, сложив вдоль боков большие кожистые крылья.
Нет! Нельзя скучать. Это будет возвращать меня сюда. Это снова будет привязывать ко мне мысли о Микане. Я в очередной раз пробормотала словно заклинание привычные, ставшие уже моим дыханием слова: «Веди меня, ветер, за дальние горы. Веди меня к счастью, уйми мое горе. Веди к моей доле, веди за собою. Я сердце свое переменам открою.»
Я прятала лицо за широкой спиной брата. Не хотела, чтоб кто-то видел мои слезы. А теплый майский ветер, казалось, слышал. Он гладил меня по волосам и высушивал слезы на моих щеках. Все будет хорошо. Я верила в это…
Путь казался мне бесконечным. Когда, наконец, из-за склона очередной горы стало видно место Совета, я уже сгорала от ожидания и волнения.
Наши нагруженные тюками с подарками ящеры влились в общую суматоху располагавшихся на поляне охотников из самых разных кланов. Повсюду царило радостное возбуждение, предвкушение и деловитая суета.
Я крутила головой, стараясь разглядеть все и всех получше. Представители кланов обустраивались по краям поляны. Оказывается, Горных Охотников так много. Каждый Глава привел сюда старейшин для Совета и молодежь из своих деревень на смотрины. Молодые парни собрались в небольшие группы и придирчиво оглядывали прибывших и прибывающих. Они уже начали то дело, ради которого сюда пришли — уже присматривали себе пару. Что же будет вечером у общего костра? Я уже сейчас чувствовала себя неловко. На общем сборе я вообще покажусь им деревяшкой! Вдруг я растеряюсь и скажу что-нибудь глупое? Нет! Не паниковать. Все будет хорошо! Дыши глубже, Яра!
Поляна бурлила их энергией — молодой, жгучей, слишком напористой и… пугающей. Мне придется окунуться в эту энергию, чтоб выбрать кого-то. Более взрослые холостяки еще были заняты обустройством мест стоянок и приглядыванием за соплеменницами, прибывшими на Совет. Кажется, девушек намного меньше, чем парней. Трудно утверждать точно, потому что среди более взрослых мужчин некоторые прибыли сюда просто сопровождающими, как мой брат. Но, надеюсь, вечером станет понятно, кто есть кто.
Я помогала брату ставить палатку, налаживать быт на поляне. Лишь бы занять чем-то руки. Оставшееся время до вечера я пыталась хоть как-то унять свое разбушевавшееся воображение. Оно рисовало мне картины собственного провала на сегодняшнем вечере. Одновременно с этим меня дразнили фантазии о том, как я с первого взгляда распознаю в одном из охотников своего суженного и уеду с ним счастливая и влюбленная. Мысли о Микане полностью выветрятся из моей головы. Кто такой Микан? Ах да, это же просто старый друг! Как же будет замечательно!
Вечер я встретила натянутая от волнения, как стрела. Даже дышать было трудно. Жена моего брата, а одновременно с этим моя лучшая подруга Найрани сшила мне специально для Большого Совета самое красивое платье из всех, что я только видела. Она говорила, что этот голубой шелк идеально подходит под цвет моих глаз. А мне очень нравились вышитые более светлыми нитями цветы. Они изящно разлетались по верху лифа и рукавам. Примеряя наряд дома, я считала каждый день, который приближал меня к сегодняшнему вечеру. Ничего, что вся молодежь, собравшая здесь, была одета проще. Мне же лучше. Буду более заметна. На меня будут обращать внимание. Много внимания. Я готова! Мамочки, отчего же так страшно?!!
В центре поляны было выдолблено большое круглое углубление, выложенное по краям камнями. Так вот оно какое — самое древнее костровище всех кланов! Обожженная кладка потемнела от времени, сажи и пепла. Костер в моем родном клане всегда складывали таким, чтоб его размер равнялся обхвату рук четырех мужчин. Здешняя чаша была намного больше. Пламя костра поднималось высотой в два человеческих роста и вокруг него уже танцевали мужчины и девушки.
Я вытянулась в струнку так, что спину ломило от напряжения. Вечер неизбежно становился ужасным. На поляне не было никого, кто хоть немного приглянулся бы мне. Меня уже приглашали танцевать несколько раз. Первый парень отдавил мне ноги. Он прошелся по ним как камнепад по цветам. Моим туфлям, наверное, пришел конец. Он тянул меня все время куда-то не туда. После него танцевать с другими стало настоящей пыткой. Болели ноги. Виски противно скребла боль. Я устала, но продолжала принимать приглашения, все больше разочаровываясь в спутниках.
Всё не то. И все не те.
Вечер первого дня закончился ничем. Как и вечер второго, и третьего дня. На четвертый день Большого Совета я уже непрерывно ощущала ком в горле от того, что все мои усилия идут впустую.
Обидно…
Столько стараний, волнений, такой длинный путь пройден до места Большого Совета… Я оторвала брата от семьи, чтоб меня было кому проводить сюда… И все, похоже, напрасно. Мне придется вернуться в родной клан поджав хвост.
Микан будет смотреть на меня с жалостью и снисхождением. Мол, бедная девочка, но ничего, подрасти сначала… А мне снова придется наблюдать за его сюсюканиями с женой… Мной завладевало отчаяние.
Брат был со мной мил и с деликатностью дикого вепря утешал возможностью приехать на Большой Совет еще раз. Ага! Непременно! Через три года!!! Я не вынесу столько.
Я перестала различать лица парней. Они слились для меня в один образ, не подходящий мне. И, видимо, мой образ не подходил им. На меня действительно смотрели заинтересовано, но на этом все заканчивалось.
Пара мужчин из более взрослых холостяков показались мне интересными. Я даже подошла к одному из них и заговорила. Меня вежливо и холодно развернули. Ко второму я даже приближаться не стала. Было обидно. Очень.
Кроме того, я поймала себя на том, что все, кто хоть немного понравились мне были чем-то похожи на Микана. Как заставить себя переключиться, когда перед глазами, в мыслях, в сердце — он? Идеал. И при сравнении с ним, никто из «новичков» не выглядит хоть сколько-нибудь привлекательным. Но я попытаюсь. Я должна!
Итак: Микан высокий с темно-русыми волосами. Значит, надо внимательнее смотреть на черноволосых, рыжих и совсем белобрысых. И по характеру нужен кто-то другой. Микан спокойный, молчаливый, уверенный, надежный, сильный… Тьфу! Нужно перестать привязывать эти качества ему одному. Меня снова чуть не понесло в воспоминания о достоинствах моего возлюбленного. Рыжий мужчина, например, тоже может оказаться уверенным, надежным и сильным. А что? Я рыжая, он рыжий. Мы бы хорошо смотрелись вместе.
Я крутила головой, как сова в разгар охоты. Вглядывалась в лица, пыталась угадать по лицу характер его обладателя. Претендентов вокруг становилось все меньше. Может быть их отпугивали мои глаза, горящие лихорадочным огнем. А может быть они уже просекли во мне госпожу «Кого хочу - не знаю, кого вижу — не хочу», поняли, что со мной у них ничего не выйдет и отстали. В итоге, половину последнего пятого вечера я просидела на покрывале своего клана одна.
Вокруг костра уже миловались новообразовавшиеся парочки. Были и те, кто остался в одиночестве. Обе девушки из нашего клана тоже нашли себе пару. Они разъедутся в разные кланы. Счастливые и разрумянившиеся, они ворковали со своими новыми мужчинами в сторонке. Мы — их прежний клан — словно перестали для них существовать. Они про нас не вспоминали. Надеюсь, завтра утром они хотя бы попрощаются с нами.
С нами… Я уже записала себя в неудачницы. Мысленно я уже обреченно тряслась по горным тропам на спине ящера брата по пути домой. Вернее в клан, где я перестала чувствовать себя дома.
Я сдалась. Вечер скоро закончится, завершится последний бездарно потраченный день. Утром мы соберем наши пожитки, свернем палатки и для меня начнутся самые длинные три года в моей жизни. Ожидание следующего  Большого Совета.
Я окунулась в свое уныние. Перегорела. Силы кончились как-то очень внезапно. Музыка теперь казалась слишком громкой, а поляна — слишком людной.
Сидящий рядом брат смотрел невидящими глазами в пламя костра, медленно потягивал наливку из стакана и улыбался. Наверное, думал о своей семье. Его любят и ждут обратно. Ему есть к кому возвращаться.
Мысли о Микане опять обошли выстроенный усилием воли барьер. В голове снова завертелись безответные «почему» и «за что». Тоска соскребала с души надежду, и, выжимая из ее куцых стружек слезы, топила меня в них. Безжалостно. Я уже с трудом сдерживала плач.
Быстро шепнув моему брату Айгиру, что намереваюсь отойти подышать свежим воздухом, я юркнула за пределы круга. Удивительно, но мне сразу полегчало. Слезы отступили и я почувствовала себя гораздо спокойнее. Словно само это одурелое место перестало давить на меня своей любвеобильностью. Я зашла за нашу палатку и опустилась прямо на землю. Влажная от ночной росы травка ощущалась подо мной шелковой.
Самое то, чтоб привести мысли в порядок. Немного жаль было платье. На нем могли остаться пятна от травы, но я отбросила эти мысли. Найрани бы меня поняла. Она бы не обиделась.
Однако всласть позаниматься самобичеванием и самокопанием мне не удалось. Чей-то низкий голос поразительно близко произнес:
- Эй, тут, вообще-то, место для предающихся унынию.
Меня чуть не подбросило от неожиданности.
«Мне подходит как нельзя лучше», - буркнула я, оглядываясь в поисках говорившего.
- Да, здесь я. Здесь! - из под приоткрытого полога соседней палатки показалась ладонь, которая бодро помахала мне. - Что? Все плохо?
- Нормально, - чуть более нервно, чем хотелось бы бросила я. - А ты чего тут один сидишь.
- Не люблю шумные любвеобильные сборища.
Я согласно фыркнула.
- Что, тоже не клеится?
- Тоже… - согласился невидимка.
- А с тобой что не так? Ты лицом не вышел, раз в палатке прячешься? - я выпалила эти слова раньше, чем сообразила, что они оскорбительны. Мне захотелось хлопнуть себя по лбу. Вот же, язык мой враг!
- Не встретилась та, с которой бы хотелось продолжать вечер, - он не обратил внимания на мою грубость.
- Так и говори, что всех разобрали, пока ты клювом щелкал.
Из палатки послышался веселый смех. Я не сдержалась и тоже улыбнулась.
- А почему бы тебе не вылезти оттуда? Как-то неудобно разговаривать с темнотой.
- А может тебе стоит залезть сюда? В этом случае мы тоже будем в равных условиях. Вот, здесь хватит места двоим, - тень в глубине палатки зашуршала, видимо, двигаясь.
- Ага… Сейчас! Разбежалась, - я насупилась и подтянула колени ближе к себе.
- Ты на холодной земле сидишь — простудишься. А здесь можно спрятаться.
- Если я захочу спрятаться, уйду в свою палатку.
- Не уйдешь. Там тебя сразу найдет брат, а тебе этого не хочется. Я же предоставляю тебе мое скромное убежище, - теперь голос звучал почти иронично.
- А ты всем подряд предлагаешь убежище? - скопировала я его интонацию.
- Нет. Только тем, у кого дела на Совете идут плохо. - я ясно слышала в его фразе улыбку. - Подумай только… Скоро твой брат решит, что тебя нет слишком долго. Где он станет искать тебя в первую очередь? А потом он будет тебя расспрашивать, что случилось. Или еще хуже — утешать.
Я прикусила губу. Он был прав. Я была не готова воспринимать утешения и сочувствующие взгляды. Но и лезть в компанию того, кого я даже не вижу тоже не прельщало.
- Откуда ты знаешь о моем брате?
- Наши палатки стоят рядом, забыла? Не бойся. Не трону. Я тебе предлагаю просто небольшую паузу, во время которой тебя никто не найдет.
- А я и не боюсь, - выпалила я поспешно, тут же осознав насколько глупо и по-детски это прозвучало. - А что ты хочешь взамен?
- Ничего. Я абсолютно бескорыстен, - с легким смешком сказал голос, растянув слово «абсолютно».
Вся ситуация напомнила мне древнюю сказку о чудище, которое заманивало путников в свою пещеру сладкими обещаниями и подарками. Раскрытый черный зев палатки превращал моего собеседника в чуть различимую тень. Я не видела его лица. Я не могла сказать, какого он роста и какие у него волосы. По голосу я могла предположить только, что он не стар. А по разговору — что он не дурак. Да… Не много, но уже не плохо.
Не то, чтобы я рассчитывала непременно заполучить этого незнакомца себе в пару. Но я допускала, что это может случиться. А вдруг он симпатичный? Вдруг он и есть тот самый, кто мне нужен? Я не узнаю, если не решусь. Вероятность ничтожно мала, но терять мне все равно особо нечего. Либо эта призрачная возможность, либо смотреть на сахарную парочку Микана и Медведицы еще три года. Нет уж… В конце концов, не посмеет же этот незнакомец сделать что-то ужасное здесь, на Большом Совете? Не посмеет. Значит, и бояться мне нечего. С этим чудищем из легенды по крайней мере интересно разговаривать.
Я размышляла, взвешивая все «За» и «Против». Мой таинственный собеседник терпеливо ждал. Я бы может быть и не решилась, если б не окрик моего брата, зовущего меня по имени. Айгир искал меня. В мгновение ока я подобрала свою юбку и бросилась к палатке. «Чудище» торжествующе хмыкнуло. В темноте я зацепилась за что-то ногой и ввалилась в палатку с изяществом мешка с картошкой. Рядом со мной раздался приглушенный смешок. Замечательное начало знакомства. Умею я произвести впечатление! Хорошо, что в палатке темно и не видно, что мои щеки приобрели помидорный оттенок. Я пыхтела, стараясь поправить выказавшую полное неповиновение юбку в узком пространстве палатки.
- Дыши тише, - шепнули мне на ухо и мой рот зажала широкая теплая ладонь. Я замерла. Голос брата раздался прямо возле палатки, в которой мы прятались. Он пробурчал что-то о своевольных девках, свалившихся ему на голову, и окрикнул меня еще раз. В просвет полога я видела его сапоги на расстоянии вытянутой руки. Брат потоптался вокруг палатки и ушел искать дальше.
Риск выслушать нотации или получить порцию братского сочувствия уменьшился и я осознала себя лежащей рядом с мужчиной. Я же думала об этом. Представляла себе это, но оказалась не готова к волне новых ощущений, вызванных его присутствием. Его близость оглушала. Слегка шершавая ладонь по прежнему лежала поверх моих губ. Я слышала его дыхание где-то прямо у моего уха. И я запаниковала. Испугалась ощущения, что мне никуда не деться. Я в его власти. Кто сказал, что он не сможет сделать со мной ничего плохого? Я лежу в чужой палатке с незнакомым мужчиной! Докатилась Яра! Я пискнула. Дернулась. И в этот же миг меня отпустили. Он убрал руку. Снова зашуршала его одежда, когда он устраивался поудобнее.
- Я же говорил: не трону, - спокойно сказал незнакомец.

Я перевела дух и заставила себя остаться в палатке. Ничего страшного не случилось, ведь так? Кое-как уняв бешено колотящееся сердце, я попыталась скрыть свое смущение веселой болтовней. И незнакомец меня поддержал.
Спустя четверть часа мы уже беззаботно смеялись над какой-то из рассказанных им баек. А рассказывать он умел. Я слушала и в моем воображении живо и ярко рисовались места, которые он описывал.
Незаметно для себя я расслабилась. Мне было хорошо и беззаботно. Просто лежать на подстилке из шкур и слушать.
Он начал описывать земли его родного клана. Он говорил тихо. В темноте палатки низкий грудной звук его голоса лился как густой тягучий терпкий разнотравный мед. Интонации были пронизаны легкими нотками тоски. Я слушала и по моей коже ползли мурашки. Вот бы кто-нибудь и обо мне рассказывал с таким восхищением, как этот парень о своем доме.
Он соскучился по родным местам. Я чувствовала и понимала. Конечно, поляна Большого Совета кого угодно заставит скучать по тишине и уединению родного дома. Завтра он отправится домой. Туда, где ему хорошо. Ведь не может быть плохо в том месте, о котором рассказывают с таким жаром.
Я завидовала. Жаль, что я не могу больше так рассказывать о своем собственном доме. Там для меня все сломалось. И в какой-то момент надломилась и я. Устала держать в себе и скрывать тоску. Завтра мы разъедемся в разные стороны и, вероятно, никогда больше не встретимся. Вываливая моему «чудищу из темноты» свою историю, я жаловалась. Изливала свою боль. И мне стало легче. Потому что он не утешал, а просто дал выговориться. Он не повторял избитых фраз о том, что нужно просто переждать и потерпеть. Это я и сама знала. Но знать умом и чувствовать сердцем — это совсем разные вещи. Я понимала, что моя одержимость Миканом — остатки детской мечты, но я ничего не могла с собой поделать. Сердце не хотело отпускать эту мечту. Она вросла глубоко и никак не получалось выдрать ее с корнем.
Мой ночной собеседник терпеливо слушал. Не выказывал раздражения или нетерпения. Наоборот. Он сочувствовал. И мне казалось, что меня понимают. Он рассказал мне, что и сам был недавно в похожей ситуации. Он крепко повздорил с одним из соплеменников из-за девушки. Она выбрала другого. История — зеркальное отражение моей собственной.
Мы проболтали почти половину ночи. Еще дважды мы затихали, пережидая стихийное бедствие под названием «мой старший брат». Ночной незнакомец закрыл полог и в палатке стало тепло. Приятной шелковистой массой ощущался под спиной мех подстилки. Уютно пахла какая-то неизвестная мне травка, наполняя пространство палатки пряным тонким ароматом. Собеседник больше не казался мне чудищем из пещеры. Просто человек, разделивший со мной одну из непростых для нас обоих ночей. Просто человек, скрасивший мое одиночество и тоску на несколько часов. И я была ему благодарна.
Проснулась я в своей собственной палатке. Широкая спина еще похрапывающего брата закрывала меня от выхода. Как я оказалась в палатке? Я не помнила, как пришла. Я, кажется, уснула. Меня перенес мой вчерашний знакомый незнакомец? Или брат нашел меня? Нет. Если бы меня нашел Айгир, он бы уже устроил мне взбучку. А если он не стал меня будить, значит, наверняка, решил, что просто не заметил мирно спящую меня в нашей палатке раньше.
Я улыбнулась и довольно вытянулась на своей подстилке. Настроение было поразительно хорошим. Через маленькое смотровое окошко палатки я видела недавно занявшийся рассвет. Снаружи щебетали птицы.
Очень скоро все проснутся. Начнутся всеобщие сборы, суета, упаковывание вещей и палаток. А пока на поляне царила тишина. Интересно, а спит ли еще мой ночной собеседник?
Я аккуратно переползла через брата и выглянула на улицу. Палатка моего «ночного чудища» стояла позади нашей, поэтому я напялила влажные от ночной росы туфли и выбралась наружу.
Его не оказалось. На месте его стоянки виднелся небольшой прямоугольник примятой травы и дырочки в земле там, где еще недавно были вбиты колышки.
Он ушел. Я сникла.
Что ж. Может это и к лучшему. Наша недолгая дружба останется светлым пятнышком в моих воспоминаниях о Большом Совете. Суетном, суматошном и неудачном для меня.
Я вздохнула, забралась обратно в свою палатку и нырнула под свое одеяло. Поджав озябшие в промокших туфлях пальцы ног, я попыталась поспать еще. Не вышло.
Первые кланы уже тронулись в путь, вереницей утекая сквозь горы. Кто-то прощался. Некоторые плакали. Кое-кто собирался в одиночестве.
Наши сборы еще шли полным ходом. Я скатывала в рулоны подстилки из палаток и крепила их к сбруе ящеров. Две другие мои бывшие теперь уже соплеменницы  собрали свои вещи и готовились к отъезду в своих новых кланах.
Я радовалась за них. Правда. Надеялась, что у них все будет хорошо и они будут счастливы в своих новых домах.
О своем собственном будущем я старалась не думать. Теперь, когда провалилась моя попытка начать новую самостоятельную жизнь, мысли о Микане хлынули в мой мозг с мощью водопада. Они заглушили голос разума так же легко, как грохот воды, летящей с горы, перекрывает писк комара. Я ужасно скучала по Микану.
Распихивая вещи по тюкам и седельным сумкам, я металась между потребностью побыть рядом с Миканом снова и нежеланием как прежде видеть сожаление в его взгляде, когда он смотрит на меня. Он чувствует себя виноватым передо мной за то, что со мной происходит. Он ведь все знает.
Боги! Ну зачем я ему рассказала о своих чувствах? Было бы легче, если б он не знал. Я бы по-прежнему страдала, но в наших отношениях не было бы такой натянутости и отчужденности. Он избегал меня. Найрани сказала, что он не хотел напоминать мне своим присутствием о моей беде. Как-будто это могло что-то изменить! Не важно, рядом со мной или далеко, мои чувства к нему оставались прежними.
У него и у его жены лица становились каменными, когда они видели меня. Только на его лице было высечено сожаление и извинение, а не ее — жалость, понимание и немного вызова. Рядом со мной она словно каждую секунду заявляла права на собственную территорию и на своего самца. Конечно. Она ведь оборотень. Медведица. У них в крови эта звериная потребность утвердиться в своих правах на что-то. Или кого-то… Хотя, если подумать, как и люди. Одно ясно точно: мое присутствие напрягало их обоих. Но они могли отвлечься от этого друг с другом. Я не могла. Я чувствовала себя чужаком, забредшим в охотничьи угодья местного вожака.
И это то, куда мне предлагалось вернуться? Мне придется. Я тогда снова смогу видеть Микана. Хоть так… Хоть украдкой… Это как сыпать себе соль на рану и радоваться новому нагноению в ней. Не хочу! И хочу.
Это странно — хотеть противоположного одновременно. Мое сознание выворачивалось на изнанку от моих желаний. Одно я понимала четко: нужно вырваться из этого заколдованного круга. Но если я буду продолжать совершать те же действия, я не добьюсь другого результата. Хочу, чтоб хоть что-то изменилось! Пожалуйста!Я не хочу так больше!
Я украдкой смахивала слезы. Почти закончились неупакованные вещи. Еще считанные мгновенья и мы тронемся в путь. Мужчины о чем-то разговаривали, стоя в сторонке. Я делала вид, что очень занята перекладыванием из сумки в сумку своих немногочисленных вещей, когда за моей спиной раздалось бодрое: «Привет!».
Наспех вытерев глаза, я выдохнула и обернулась. Позади меня стоял незнакомец. Обшарив взглядом молодого мужчину, я не нашла в своей памяти совпадений. Что-то знакомое в нем явно было, но эта деталь ускользала от меня в слишком упорных попытках вспомнить, где я его видела.
- Э-э-э… Привет, - неуверенно ответила я.
- Да-а-а! Короткая память у девушек. Не прошло и полдня, а ты меня уже забыла.
- Ты? - ахнула я, узнав, наконец, этот голос. Мой вчерашний ночной собеседник с улыбкой склонил голову в шутливом полупоклоне. Так вот он какой! Темно-каштановые волосы, стриженные короткими неровными вихрами, обрамляли живое улыбчивое лицо. Искристые немного раскосые глаза задорно и чуть насмешливо смотрели из-под лихо изогнутых бровей. У большинства Горных Охотников глаза от желто-золотистого до янтарно-оранжевого цвета. У этого мужчины радужки имели удивительный огненно-медный оттенок. Чуть заметные ямочки на щеках придавали скульптурному лицу кошачью хитринку. Мой взгляд потрясенно отмечал все новые детали его внешности. Тонко очерченные крылья носа. Полная нижняя губа. Чуть вздернутые в полуулыбке губы, Ух, какой… Если Микана можно было сравнить с крепостью со стенами крепче любой неприятности, то этот мужчина был как бомба, смазанная медом. Я ошалело смотрела в его глаза и ловила в них только свое отражение.
- Я не так похож на того, о ком ты подумала, - озвучил мои собственные мысли охотник. - Осталось решить, хорошо это или плохо, да?
Моё лицо словно обдало жаром. Язык отказывался ворочаться во рту. Я не могла сказать ни слова.
- Расслабься, Яра. Я дам тебе возможность это решить, - улыбка сбежала с его лица. Мужчина сразу на вид повзрослел лет на десять.
- Ч-что? - проскрипела я деревянным голосом.
- Поехали со мной, - он даже дыхание задержал.
Страницы:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • basmanna о книге: Валерия Чернованова - Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать
    А мне понравилось

  • elent о книге: Елена Гуйда - Шустрая Кэт
    Начало было интересным и не совсем шаблонным. ГГ, обворовывающая темного мага и получившая от него по полной программе,вплоть до переломанных ребер, насильственная служба этому самому магу - не так жестко подается это обычно в фэнтези.
    Но потом все становится клишированно и шаблонно. И ГГ влюбляется в своего пленителя, и он начинает к ней неровно дышать, и по учебе у ГГ все круче и круче. И вот в друзьях образуется уже сам наследный принц и неизвестный папаша оказывается крутышкой... Все, дальше можно не читать, ибо финал ясен.

  • Анюткин о книге: Мирослава Адьяр - Капитан Химеры
    Неплохая книга. Читалась легко, приятные герои, интересный сюжет. Для отдыха от всяких академок и прочего, то что надо.

  • Анюткин о книге: Кристина Юраш - Опасная красота. Трогательный лед
    Эх.....а была такая надежда на новую книгу автора, да и размер для ее книг впечатляющий, а в итоге....книга на самом деле странная. Стиль повествования относительно похож на Юраш. А так, все слишком сумбурно, ничего не понятно, вырваны клочки отовсюду, а в итоге одной картины так и не получилось. Герои совсем не понравились, без 100г не разберешь, что в итоге они хотели и хотят до сих пор. Сюжет ни о чем.

  • Vikontik о книге: Алайна Салах - Трое
    Могла бы продолжить ниженаписанный коммент Dania, вопрос - зачем? Без комментариев.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.