Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53212
Книг: 130548
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Королева сильфов. Книга вторая»

    
размер шрифта:AAA

Книга вторая

Глава I

Затаив дыхание от волнения, Триана с настороженным любопытством рассматривала стоящего перед ними мужчину. Так вот он какой – искусный маг и пожизненный изгнанник среди своего народа, повелитель орков и тайный любовник ее матери…В своих мыслях она представляла его несколько иначе.
До сих пор Триана искренне считала, что в жизни не встречала никого красивее Ривена, но рядом с Эринделом он казался лишь зеленым юнцом, копией с шедевра. Тот был просто божественно прекрасен. Его длинные черные волосы волной стекали на широкие плечи, укутанные в просторный плащ, а глаза сверкали как изумруды в круге темных густых ресниц – казалось, что два зеленых огня горят на бледном лице. У Эриндела было типичное вечно молодое лицо знатного эльфа: гладкая белая кожа, высокий лоб, точеные скулы, тонкий прямой нос и четко очерченный узкогубый рот, искривленный легкой саркастической усмешкой. На нем не было ни морщин, ни каких-либо других признаков старения. Но в его цепком насквозь пронизывающем взгляде и легкой, едва уловимой усмешке прятался намек на то, что он уже немало веков прожил на этом свете и ему ведомы все самые страшные и прекрасные тайны мироздания, о существовании которых она даже не подозревала. Стоя перед ним, Триана вдруг почувствовала себя совсем маленькой, ничтожной и глупой.
– Мое почтение принцессе! Приятно познакомиться, – одарив ее лучезарной улыбкой, Эриндел учтиво поклонился. – Мне очень жаль, что наше знакомство состоялось в подобных обстоятельствах. Но, я думаю, у нас еще будет время пообщаться в более приятной обстановке.
Триана чувствовала себя крайне неловко. Она совершенно не знала, как вести себя с этим эльфом, поэтому сочла за лучшее промолчать. Задетый отразившимся в глазах девушки восхищением Ривендел нахмурился и по-хозяйски обнял ее за талию, притянув к себе. Это было первое проявление подобных собственнических чувств с его стороны, и Триане оно невероятно польстило.
При виде этого жеста улыбка Эриндела стала еще шире.
– Должен сказать тебе, мой дорогой племянник, что у тебя отличный вкус. Очаровательное создание. А какой темперамент! Она совсем не похожа на свою мать…
Упоминание о матери вмиг развеяло наваждение, вызванное его прекрасной внешностью и манерами. Рассердившись сама на себя, Триана резко встряхнула головой, прогоняя его остатки. Этот эльф разбил жизнь ее матери, отказался от собственного сына и стоит во главе целого полчища орков! Он хитрый и безжалостный убийца, руками своих прислужников уничтоживший сотни жизней. Он пытался убить Ривена и почти достиг своей цели…А она распустила слюни, восторгаясь его неземной красотой!
Эриндел сделал шаг по направлению к ним. Ривен выступил ему навстречу, плечом оттеснив в сторону девушку, и процедил сквозь зубы:
– Еще один шаг, и я перережу тебе глотку!
Два эльфа оценивающе смотрели друг на друга: один с вызовом и нескрываемой неприязнью, второй – со снисходительной усмешкой, точно происходящее его несказанно забавляло.
Эриндел насмешливо вскинул бровь:
– Думаешь, ты действительно сумеешь это сделать? И как долго проживешь после этого? – небрежно махнул он рукой на внушительный строй орков позади себя.
– Прячешься за спинами этих уродов? – презрительно скривился в ответ племянник. – Сам боишься сражаться?
– Сражаться с тобой? А с чего ты взял, что ты этого заслуживаешь? – с не меньшим презрением парировал собеседник. – Тратить на тебя свое время и силы…не слишком ли большая честь для самоуверенного сопляка, возомнившего себя великим воином? Я поступлю куда проще и быстрее.
Он прижал к груди распростертые ладони и что-то негромко произнес. В ту же секунду в его руках материализовался небольшой огненный шар и метнулся вперед. Триана не успела даже толком испугаться, как вдруг, будто столкнувшись с невидимой преградой, шар резко сменил траекторию полета и с шипением ушел в землю, оставив после себя клочок выжженной травы. При этом девушка ощутила, что камень на ее шее слегка нагрелся. Отлично! Выходит, он действительно защищает от любой вражеской магии, так что Эриндел не сможет причинить им никакого вреда.
В осознании этого улыбка мага заметно померкла, а тон разговора сделался далеко не таким любезным, как в начале беседы.
– Ты не стоишь моего внимания, – повторил он. – Я убил Глоредела, но твой брат был достойным противником. А ты? Ни силы, ни магии…Ума не приложу, как могла Ариель произвести на свет подобное ничтожество?!
Эриндел избрал верную тактику. Триана знала, что эта тема для Ривена крайне неприятна и болезненна. Он ничего не ответил на пренебрежительное замечание собеседника, но так стиснул рукояти клинков, что кровь отлила от пальцев.
– Не слушай его! – Триана ободряюще коснулась плеча возлюбленного. – Он специально все это говорит, чтобы тебя разозлить.
– Ты мне не нужен, – невозмутимо продолжал Эриндел. – Мне нужна только эта девушка. У меня личные счеты с ней и с ее отцом. Можешь оставить ее и уйти, я не стану препятствовать.
– Ты получишь ее только через мой труп!
– Ну что ж, ты сам сделал свой выбор. Хотя, ты ведь мнишь себя великим воином? Тогда тебе не составит труда справиться с моими слугами.
Эриндел повернулся к оркам.
– Взять их! Эльфа убить, девушку в целости и сохранности доставить мне. Предупреждаю, если хоть один волосок упадет с ее головы – распрощаетесь со своими. Выполнять!
Орки с рычанием ломанулись вперед – исполнять приказ своего повелителя. А Триана с Ривеном вновь встали спина к спине, поднимая оружие. Они знали, что эта битва станет для них последней, но даже не думали отступать.
На этот раз удача отвернулась от них. Враги лезли со всех сторон. В тесноте и давке эльфу было мало проку от его быстроты и ловкости, зато оркам пригодилась их сила. Триана сражалась на пределе своих возможностей, но противников было слишком много и им удалось оттеснить ее в сторону от Ривендела. И с каждой минутой боя это расстояние все увеличивалось. Девушку охватило отчаяние. Она не питала иллюзий и отчетливо понимала, что они обречены и лишь оттягивают момент своей неминуемой гибели. Но если им с Ривеном суждено погибнуть в этой неравной схватке, то она умрет рядом с ним. А если не выйдет – лучше сама перережет себе глотку, чем сдастся в плен этому напыщенному мерзавцу!
Парируя сыплющиеся со всех сторон удары, Триана краем глаза следила за Ривеном. Несмотря на мастерство эльфа, одному из орков все-таки удалось его достать. Девушка непроизвольно вскрикнула, едва не выронив меч из вдруг ставшими скользкими от пота ладоней. Раненый в бедро эльф припал на одно колено, продолжая бешено отбиваться. Его клинки серебряными молниями летали в воздухе. Видя, что он ранен, осмелевшие орки взяли его в кольцо, точно загнанного зверя. Но Ривендел был далек от того, чтобы сдаться: всякий враг, подобравшийся к нему слишком близко, умирал. Но было ясно, что ему не выбраться. Триана бросилась на помощь, прорубая себе путь сквозь плотный строй орков. Ее охватила слепая безудержная ярость. Глаза застила кровавая пелена, а мир сузился до окровавленного меча в руках и врагов впереди.
Эриндел прав, она не похожа на мать. Она – истинная дочь своего отца, при гневе впадавшего в ярость берсерка, остановить которого можно было лишь одним способом – убить. Она больше не чувствовала ни боли, ни страха – ничего, кроме желания убивать. Убивать всех посягнувших на того, кто дорог ей больше всего на свете, дороже собственной жизни.
Расчищая себе дорогу, девушка отчаянно прорывалась вперед, поражаясь своим внезапно взявшимся буквально из ниоткуда силам. Противники падали, на их месте тут же возникали другие, но она без остановки размахивала мечом, разя врагов снова и снова. К немалому удивлению Трианы, все встречавшиеся на ее пути орки толком не пытались сопротивляться, буквально сами напарывались на меч, точно обещанное Эринделом наказание пугало их куда больше, нежели смерть от ее клинка. Чем же ему удалось так запугать этих злобных и недалеких тварей?
Триана была уже совсем рядом с Ривенделом – на расстоянии чуть больше вытянутой руки, как вдруг услышала за спиной пение эльфийских труб, дающих сигнал к атаке. Следом на орков обрушился град стрел и их ряды смешались. Воспряв духом, она радостно улыбнулась возлюбленному. У них появился шанс на спасение! Надо лишь еще чуть-чуть продержаться…
Заслышав боевой клич сородичей, Ривен на долю секунды отвлекся, подняв глаза на девушку, и его лицо озарилось ответной улыбкой. Эта ошибка стоила ему жизни. Острие вражеского меча тут же вошло ему в грудь. Триана увидела, как его лицо внезапно побледнело и исказилось от боли. Кровь потоком хлынула из раны на кожаный доспех и плащ. Выронив оружие, эльф медленно осел на колени, схватившись обеими руками за скользкое от крови лезвие, а потом упал навзничь под торжествующий рев своих врагов.
Девушка на мгновение остолбенела, отказываясь верить своим глазам. В ее сознании на миг вспыхнула картинка из недавнего сна…А потом закричала так, что едва не лопнули голосовые связки и рванулась к эльфу. Тяжелый топор со свистом рассек воздух над ее головой, и она поспешно присела, едва успев уклониться. Но орку не суждено было нанести следующий удар: в шею ему вонзилась эльфийская стрела, и, залившись кровью из пасти, он повалился на землю. На поляну высыпали эльфийские воины и, обнажив мечи, отважно ринулись в бой, но ее уже ничто более не интересовало. Триана опустилась на колени рядом с умирающим эльфом и склонилась к нему. Ривендел в последний раз взглянул на нее и что-то прошептал, но так тихо, что нельзя было разобрать слов. Она обняла его, крепко прижав к себе и зажимая рану ладонью.
– Ривен, прошу тебя, держись! Потерпи немного…Все будет хорошо, твои братья помогут нам, только не умирай! – голос ее дрожал, а между пальцев струилась кровь. Триана с ужасом смотрела на то, как потухают столь любимые ею золотистые искорки и жизнь уходит из его глаз: все быстрее и быстрее, неостановимо и безвозвратно…
– О Боги, нет! – истошно закричала она. – Ривен, пожалуйста, не оставляй меня! Я люблю тебя! Я не смогу без тебя жить!
Яростно расшвыривая в стороны всех попадавшихся на пути врагов, к ней пробился Оридел. Он тяжело дышал, выбившиеся из под золотого венца волосы растрепались и прилипли ко лбу, а с обнаженного меча на землю капала черная орочья кровь. Король эльфов медленно подошел к телу убитого сына. Бесстрастное выражение лица Оридела нисколько не изменилось. Он лишь чуть слышно что-то процедил сквозь зубы, да глаза зажглись опасным оранжевым светом, напоминающим расплавленный янтарь. А потом перевел взгляд на девушку.
– Где Эриндел? – отрывисто спросил он.
Триана ничего не ответила. Да ей и нечего было отвечать. После случившегося с Ривеном она потеряла мага из виду, и тот, воспользовавшись подходящим моментом, незаметно скрылся с поля боя.
Тем временем бой еще не закончился: эльфы ожесточенно сражались с остатками орков. Те же, видя, что перевес уже не на их стороне, а их предводитель бесследно исчез, попробовали отступить. Но никому из орков не удалось живым покинуть Дореллин. Кое-кто из эльфов уже валялся на траве с разбитым черепом или пробитой грудью, но для противников эта битва обернулась настоящей резней. Эльфы сражались на своей территории – защищая свой дом и своих близких, и это придавало им сил. Но Триана ничего этого уже не видела. Она по-прежнему стояла на коленях над мертвым Ривенделом, баюкая его в объятиях, дрожащими пальцами гладила его лицо, стараясь запомнить каждую черточку, а по щекам градом катились слезы…
– Пойдешь с нами! – приказал Оридел, но девушка и не думала сопротивляться, беспрекословно сдавшись в плен эльфам. Весь ее мир рухнул в одночасье, надежды и мечты рассыпались в прах и, оглушенная и раздавленная, она практически утратила связь с действительностью и способность говорить и осознавать.
Оридел с тяжелым вздохом бросил последний взгляд на поле боя, тела убитых эльфов, простертые на залитой кровью траве. И все же его радовало, как мало было их по сравнению с мертвыми врагами. Раненых орков добили, а своих заботливо перевязали и уложили на наскоро сооруженные носилки. По возвращении в Анделион их раны должна будет залечить исцеляющая магия. Только мертвым было уже ничем не помочь.
Девушке завязали глаза, чтобы она не смогла запомнить дорогу в тайный город эльфов, и печальная процессия тронулась в путь, покидая место трагедии и забрав с собой убитых и раненых. Ничего не видя перед собой и ежеминутно спотыкаясь, Триана следовала за своими провожатыми, скованно, точно деревянная кукла, послушная воле своего хозяина. Она не знала, сколько времени они шли, и сама не помнила, как добралась до города. Но вот с ее глаз сняли повязку, и девушка увидела перед собой чудесный дворец со стремящимися к небу изящными островерхими башнями и шпилями, бронзовыми коваными воротами и двором, вымощенным разноцветным мрамором. Пройдя через ворота вслед за Ориделом, Триана увидела его просторные и светлые залы и галереи, стены которых были инкрустированы самоцветами и расписными узорчатыми шпалерами. Окутанный колдовскими чарами и тайнами, королевский дворец в Анделионе был невыразимо прекрасен, но девушке было не до красот эльфийской архитектуры. Она так устала, что едва волочила ноги и была настолько убита горем, что не замечала ничего вокруг.
Их путь лежал в тронный зал, где они должны были предстать пред владычицей Дореллина. Едва они переступили порог, к ним стремглав бросилась высокая золотоволосая эльфийка, уже знакомая Триане. Миновав Оридела и его воинов, она кинулась прямиком к девушке. Ее глаза горели ненавистью и злобой.
– Это ты, ты во всем виновата! Он был бы жив, если бы не связался с тобой! – в исступлении закричала Арафель и накинулась на сильфийку, вцепившись ей в волосы. Как видно, печальные новости добрались до обитателей Анделиона быстрее их повелителя.
– Арафель! Немедленно возьми себя в руки прекрати этот балаган! –рассерженно рявкнул Оридел, но та пропустила его слова мимо ушей.
– Я заставлю ее ответить за смерть Ривендела! Он погиб из-за нее!
Пребывая в шоковом состоянии, Триана даже не пыталась сопротивляться. Несмотря на приказ повелителя, разъяренная Арафель категорически не желала успокаиваться, поэтому двум стражам пришлось оттащить ее в сторону и насильно увести из зала.
После неожиданной встряски полученной от Арафель, Триана немного пришла в себя и рассеянным взглядом окинула зал. Многие из сильфов полжизни отдали бы за честь переступить порог эльфийского дворца и хоть одним глазом взглянуть на его красоту и величие. А поглядеть там было на что! Ни один из правителей Свободных королевств не мог похвастаться ничем подобным.
Свет множества магических светильников преломлялся жидким причудливым блеском на самоцветах и позолоте, украшавших огромное помещение. На медленно колыхавшихся разноцветных коврах и шпалерах оживали невиданные узоры. Текучие и изменчивые, они покрывали стены, полы и высокие сводчатые потолки, терявшиеся в голубом полумраке, и ни один смертный глаз не смог бы уследить за всеми этими изменениями. В центре зала, на высоком каменном постаменте стояли троны эльфийских владык, украшенные затейливым растительным орнаментом и драгоценными камнями. Не считая почтительно замерших у королевского трона стражей, зал был пуст. Леди Ариель там не было.
Один из стражей обратился к королю и что-то произнес, указывая рукой в дальний конец зала. Триана взглянула в указанном направлении, но ничего не увидела. От общего помещения личные покои королевской четы отделялись серебряным мерцающим занавесом, сотканным из света и волшебства. Полупрозрачный занавес переливался всеми цветами радуги. Подобно магической завесе Дореллина, это жидкое сияние не пропускало ни свет, ни звук и было настроено таким образом, что оглушало или даже убивало того, кто рискнул бы пройти сквозь него без дозволения. Все это место было насквозь пропитано магией такой силы, что девушка физически ощущала напряжение в воздухе, точно кожу одновременно покалывало множество крошечных иголочек. У нее внезапно резко закружилась голова, ноги подкосились, и она бессильно рухнула на руки стремительно подскочившим к ней стражам.
Последним, что она слышала, прежде чем ее разум полностью погрузился во тьму, был отчаянный крик Ариель:
– О Элистрель! За что ты отобрала у меня еще одного сына?! Раз так – забери и мою жизнь, мне больше незачем жить на этом свете!
На следующий день состоялась повторная встреча эльфов с сильфами. Вновь повелители обеих рас стояли друг напротив друга, окруженные своими воинами. Только на этот раз по правую руку от Оридела вместо Ривена с отсутствующим видом стояла Триана. Да и леди Ариель выглядела совсем иначе чем в прошлый раз. Владыка сильфов с трудом узнал прекрасную эльфийку. Всегда наполнявший ее внутренний свет угас. Лицо потемнело и осунулось, глаза потускнели и запали, а некогда роскошные серебристые волосы казались серыми. Эльфы не стареют, но властительница Дореллина выглядела такой уставшей и изможденной, словно из нее внезапно выкачали все силы и жизненную энергию, и ей недолго осталось пребывать на этом свете. Это зрелище шокировало даже видавшего виды Тередора, и он поспешно отвел глаза.
– Ты просил о встрече, – обратился он к Ориделу. – Что ты хотел мне сказать? Сразу предупреждаю, мое решение нисколько не изменилось: я никогда не стану помогать эльфам…
– Я ни о чем тебя не просил! – перебил его эльф. – И уж тем более о помощи! Для начала я хотел вернуть тебе дочь, а потом попробовать поговорить о деле. Но вижу, что это абсолютно бессмысленно.
– Раз она добровольно ушла к вам, можете оставить ее себе – глухо произнес Тередор. – У меня больше нет дочери.
Он был так зол и подавлен, что слова застревали у него в горле.
– Что за бред ты несешь?!
До сего момента не принимавшая участия в мужском разговоре Ариель резко вскинула голову, взглянув прямо в глаза сильфу. Ее молнией вспыхнувший взгляд прожег его до глубины души.
– По твоей вине я потеряла единственного сына. И если ты сейчас откажешься от дочери, то будешь жалеть об этом до конца своих дней! Твой род угаснет, а Сирион падет, и все из-за твоего тупого упрямства! Если бы ты и мой муж не были такими упертыми, ничего этого не случилось бы! Мы бы смогли найти мирный путь решения этого вопроса, добровольно объединив наши земли и силы, и все были бы довольны и счастливы!
Поняв, к чему она клонит, Тередор переменился в лице.
– Хочешь сказать, что я сам, по собственной воле, посадил бы эльфа на трон Сириона?! Да такого отродясь не было и не будет, пока я жив!
– Вот видишь! Именно об этом я и говорю. Даже сейчас ты не желаешь признавать своих ошибок. Забирай девушку и уходи отсюда. Я больше не хочу иметь с тобой никаких дел.
Эльфийка стремительно развернулась и пошла прочь. Оридел последовал за ней. Встреча была окончена.
Когда Тередор подошел к дочери, та даже не пошевелилась. Так и продолжала стоять – напрочь отрешенная и безучастная ко всему. Бледная, с воспаленными от слез глазами и опухшим лицом, она выглядела совершенно неузнаваемой. Жалкая тень той девушки, которую он всегда помнил и знал. Сейчас она до боли напоминала ему Мэйлин, когда ее вернули домой после побега…Владыка сильфов в бессильном отчаянии возвел глаза к небу. О Боги, за что ему выпало это наказание? Он потерял жену, которую безумно любил, двух своих самых верных друзей; Дарина, ставшего ему практически родным и так подло предавшего его…А теперь еще и Триана! Ариель права, если он сейчас откажется от дочери – последнего близкого ему человека, он никогда себе этого не простит. А во всем виноваты эльфы – проклятые остроухие ублюдки, отнявшие у него двух самых дорогих ему людей! Ну что в них есть такого, чего нет у сильфов? Неужели только из-за одной их смазливой внешности наивные девушки готовы бежать за ними хоть на край света? Как же он их ненавидит…а теперь еще больше, чем прежде!
– Ну и что мне с тобой теперь делать? – растерянно произнес Тередор, обращаясь скорее к себе, чем к дочери. Триана подняла голову и безразлично взглянула в лицо отцу:
– Делай со мной что хочешь. Можешь даже убить меня – этим ты только окажешь мне неоценимую услугу! – и столько боли прозвучало в ее голосе, столько безысходной тоски было во всегда открытом и радостном взоре, что отцовское сердце не выдержало. Он обнял ее за плечи:
– Ладно, полетели домой, там разберемся, что к чему!

Глава II

В полете до замка Триана не проронила ни слова. Видя, что дочь не расположена к общению и ей лучше побыть одной, Тередор проводил ее в личные покои. Но, прежде чем уйти, он объявил:
– Я не стану полностью отменять, но велю перенести твою свадьбу. У тебя две недели на то, чтобы подготовиться и прийти в себя.
По его мнению, это было самым лучшим, что он мог для нее сделать: препоручить заботам сильного, опытного и ответственного человека, которому доверял. Случись вдруг что с ним самим – он будет спокоен, зная, что Триана в надежных руках. И она, и Сирион.
Дверь за отцом закрылась, а Триана тяжело опустилась на кровать – лицом к стене и стала ждать прихода слез. Но слез не было – несмотря на переполнявшие ее боль и отчаяние, глаза были абсолютно сухими. В душе царило полнейшее опустошение: ни мыслей, ни слов – одна лишь чудовищная боль и мучительные угрызения совести. Арафель права, это она во всем виновата. Она и только она! Она должна была перебороть себя и давным-давно расстаться с Ривеном, тогда бы ничего этого не случилось. Если бы не ее упрямство и эгоизм, он сейчас был бы жив. Пусть вдали от нее, пусть даже не с ней, но она бы знала, что он жив и с ним все хорошо. Но теперь ничего уже не вернуть, осталось лишь бесконечно казнить себя за непоправимую ошибку…
– Бедная моя девочка! Если захочешь поделиться своим горем, я всегда готова тебя выслушать, – расслышала она за спиной голос Селины.
Усевшись рядом, Селина ласково обняла свою воспитанницу, погладив по растрепанным волосам. И тут девушку словно прорвало. Судорожно всхлипнув, она уткнулась в плечо няни и в голос разрыдалась.
– Плачь, моя хорошая, плачь! Тебе надо дать волю чувствам и выплеснуть свою боль. Тогда тебе станет легче.
Селина как могла утешала ее. От ее поддержки Триане действительно стало немного легче. Оцепенение спало, и она снова могла говорить. Перемежая свой рассказ рыданиями, девушка поведала няне обо всем.
– Я не хочу больше жить! – горько закончила Триана.
– Не хочешь жить? – недоверчиво переспросила Селина. – От тебя ли я это слышу? Ты хочешь просто сдаться и уйти, оставив нас всех на произвол судьбы? Даже не попытавшись бороться, позволишь слабости взять над тобой верх? Полностью признаешь свое поражение перед этим негодяем и убийцей и позволишь ему и дальше безнаказанно творить зло? Он итак погубил немало жизней, а сколько погубит еще? Я не верю, что ты способна так поступить. Та Триана, которую я всегда знала, никогда бы так не сделала!
Триана молчала, теребя в пальцах конец длинного локона и задумчиво покусывая нижнюю губу. А няня продолжала свои убеждения:
– Ты потеряла того, кто был тебе дорог. Я сама дважды была в такой же ситуации и знаю, как это тяжело. Кажется, что жизнь кончена, хочется бросить все и навсегда уйти, но нельзя сдаваться! Нужно найти в себе силы переступить через свою боль, чтобы жить дальше. Сначала даже не ради себя, а ради близких тебе людей, которые не вынесут такой потери. Кроме того, не забывай, что твоя жизнь принадлежит не только тебе. Ты – единственная наследница Сириона и его единственная надежда. Поэтому, как бы тебе не было трудно, ты должна думать о своих подданных и их будущем.
– Знаешь, Ривен сказал мне тоже самое…
– Вот видишь! – тут же ухватилась за эту мысль Селина. – Значит, ты должна быть сильной ради него, ради вашей любви, чтобы не предавать ее память! Все пройдет, время лечит любые раны, уж я-то знаю это как никто другой! Будет сложно, но ты сможешь справиться с этим. Я в тебя верю!
Селина хорошо знала свою воспитанницу и то, на каких струнах ее души стоит сыграть, чтобы добиться желаемого. И ей это удалось. Триана подняла голову. Ее голос дрожал, а в глазах все еще стояли слезы, но она заставила себя произнести:
– Спасибо, что веришь в меня. Я постараюсь не подвести твоих ожиданий!
«Правда, совсем не уверена, что получится», – грустно добавила она про себя. Но ничего другого ей больше не остается.
Как удалось выяснить доверенным лицам владыки Тередора, в Ратгардте ничего не знали о случившемся, поэтому их свадебный договор с Халстейном оставался в силе. По настоянию отца, сославшегося на легкое недомогание невесты, свадьбу перенесли на пару недель позже, чтобы дать ей возможность хоть немного оправиться и прийти в себя. Дальше тянуть не имело смысла – горцы могли заподозрить неладное. Прерванные было приготовления к свадьбе возобновились. За всей этой предпраздничной суетой Триана практически не оставалась одна, и у нее не оставалось времени на грустные мысли. К вечеру сил у нее хватало лишь на то, чтобы доползти до кровати и забыться тяжелым сном без сновидений.
И вот назначенный день наступил. Мучения Трианы начались уже с самого раннего утра. Поднявшись чуть свет, будущая невеста в сопровождении Селины и пары служанок отправилась в храм, где над ней был произведен специальный очистительный обряд, готовивший ее душу к предстоящему таинству. После души настала очередь тела. Она приняла ванну с душистыми травами, потом служанки растерли все ее тело специальными мазями для придания ему нежного аромата и особой мягкости; тщательно вымыли волосы, умастив их цветочным маслом, так что они струились и блестели подобно шелку и вплели в них тонкие жемчужные нити. Привозимый с далекого моря жемчуг считался традиционным украшением для невесты и был очень ценным и дорогим.
Служанки торжественно внесли в комнату ее свадебный наряд, держа на вытянутых руках точно священную реликвию. Молочно-белое парчовое платье было настоящим произведением искусства. Над ним несколько недель трудились лучшие швеи и модистки Сириона. Подняв руки вверх, Триана на мгновение застыла на месте точно огромная кукла, позволяя одеть себя. Расшитая золотой и серебряной нитью тяжелая парча стекла по телу и волнами улеглась у ног, а ее вес прибавился к незримой ноше тоски, давившей на плечи девушки.
Не меньшее внимание было уделено прическе и праздничному макияжу. Обладая от природы достаточно яркой и выразительной внешностью, Триана практически не нуждалась в косметике. Но после выпавших на ее долю страданий выглядела измученной и больной. А смертельная бледность на фоне белого свадебного платья и вовсе делали ее похожей на призрак. Поэтому служанки вовсю колдовали над ней, укладывая волосы и нанося тени и румяна, пытаясь скрыть опухшие глаза и нездоровый цвет лица невесты и придать ей хоть какое-то подобие живости. И пока крохотные кисточки, словно крылышки сотен мотыльков, касались ее губ, щек и век, девушка погрузилась в свои мысли. Что ждет ее впереди? Конечно, ее жизнь навсегда изменится, это факт. По законам горцев, с момента вступления в брак жена считается законной собственностью своего мужа и обязана подчиняться всем его требованиям. Вероятней всего, ей придется до конца своих дней сидеть в четырех стенах, пленницей в собственном доме, не имея ничего сверх самого необходимого и занимаясь лишь ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей. Воистину достойные королевы занятия! Но иного выбора у нее больше нет.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • elag64 о книге: Анна Бегун - Лисы взрослым не игрушка
    Кого не перекусать??????

  • valeria8ria о книге: Наталья Способина - И оживут слова. Часть I
    Хорошая история.Размеренная и необычная. Затягивает, поэтому вторую часть буду ждать

  • Chernichka о книге: Мария Галина - Время побежденных
    "— Если бы у вас, легавых, были бы такие же мозги, как мышцы…" - прям слоган всей книги и всех главных героев.

    Я прочитала эту книгу в рамках "Книжного вызова" и для меня это реально было вызовом. Даже несмотря на то, что я предпочитаю фантастику.

    Что за обложка?! Изобразили красотку с пушкой, которая мелькнула в книге в таком образе ОДИН раз. Дальше была изнеженная дамочка, которая от вида трупа чуть в обморок не падала (хотя вроде как доктор спец. отдела ).

    Самым раздражающим фактором для меня были герои. Прям слов не хватает, вот честно. Картонные, заурядные, глупые, противоречивые и безголовые. Мне было скучно и неинтересно следить за ними. Избавься автор от них в начале или в конце, единственное, что я бы почувствовала, это облегчение. Пользы от них не было никакой. Краткое описание главного героя - "сила есть, ума не надо!". Ну, так нам пытался показать автор, хотя на деле и физ.подготовка у него была так себе. Про его напарника-инопланетянина вообще ничего конкретного сказать не могу. Он мне напомнил наивного ребенка: то бесстрашный, то трясется, чаще вообще ничего не понимает. Хенрик - вроде адекватным казался, потом без причины не превратился в истеричку недоверчивую (цитата "Как вы, интересно, ухитрились достичь такого высокого положения в вашей организации, — насмешливо поинтересовался доктор, — при таких-то нервах?". Второстепенные герои прошли мимо меня, я их даже и не вспомню сейчас. Единственный, кого мне чуток жалко - это гения Стампа. На фоне остальных он прям самый-самый адекватный.

    Зачем тут вставили любовную линию?! Да еще и такую топорную. Был типо "альфа-самец", который делил девушек только так "либо секс-бомба, либо хозяйственная клуша". Встретил типо умную секс-бомбу. Две встречи и она уже "Я не такая", а он "Я тебя люблю, жить не могу". Тьфу. И, самое печальное, что автор то женщина.

    Финал книги мне непонятен. Что? Как? Почему? Вопросов к происходящему у меня осталось куча.

    Вся книга заключается в бегатне героев без особого смысла. Хотя про кадаров я бы почитала, но не в исполнении этого автора!

    "Самая безобидная на свете штука — это труп." - мне просто нравится эта фраза из книги)

  • moonlight о книге: Стелла Грей - Котобар «Депрессняк»
    Мне понравилось. Очень интересно, читала до 2 ночи, никак не могла оторваться

  • Сноуджейн о книге: Инга Ветреная - Интриги королевского отбора
    У меня единственный вопрос: кто это писал? Ну вряд ли автор веселых и остроумных , пусть и чуть наивных произведений, которыми я восхищалась ранее. Это же дурь полная, со всеми присутствующими роялями . Героинька, попав в другой мир, сходу качает права, хамит всем так, что это даже для ЛФР перебор, прекрасно при этом вжившись в чужую личность, и ее никто не раскрывает. Она не умеет и не хочет вести себя прилично, о элементарной вежливости никогда не слышала, лезет кругом, куда запрещено, и при этом ее никто не может остановить. Автор, вы серьёзно? Это все равно что дворничиху пригласить на дипломатический раут. Вы действительно считаете, что это проканало бы? Да нет! В лучшем случае - тюрьма и лишение дворянства. Говорить так с властьимущими не то что глупо, это самоубийство. Хамить верховному магу... Да кто она? Или ей пофигу, как петеушницам на курорте: все равно уеду (вернусь в другой мир), так что могу и попробовать всех построить. Дома же я никто, и звать меня никак, а на работе что-то подобное вякну - мигом без нее и останусь .
    Плохо. Ужасно. И если вначале еще по инерции улыбалась, то дойдя до сцены встречи с принцем на галерее, закрываю. Лучше перечитаю еще раз Академию

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.