Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54172
Книг: 132926
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Королева сильфов. Книга вторая» » стр. 5

    
размер шрифта:AAA

– Я никуда тебя не отошлю, но отныне стану следить за тобой в оба глаза! – пообещал он. – Кстати, у меня тоже есть хорошая новость. Эльфы предложили нам вместе взять лагерь орков, тот самый, который мы ищем.
– Правда? Вот здорово! Можно, я пойду с вами? – с надеждой спросила Триана, полагая, что на радостях от услышанного он не сможет ей отказать. Однако ее надежды не оправдались.
– Нет, даже и не думай об этом! – сразу же категорично отрезал Халстейн. – Это слишком опасно, кроме того, дело будет ночью, а я ни за что не позволю своей беременной жене ночами шляться по лесу!
– Ну, пожалуйста, я не буду лезть в бой, я просто…
– Ты никуда не пойдешь. И вообще, с этого дня я запрещаю тебе без моего разрешения покидать лагерь – строгим непререкаемым тоном изрек горец. – Если понадобится, я даже приставлю к тебе охрану. Поняла меня?
Закусив губу, девушка молча кивнула. Она уже пожалела о своей откровенности. Улегшись в постель, она демонстративно повернулась спиной к мужу. Покосившись на нее, Халстейн тяжело вздохнул, но решил, что лучше ее не трогать. В конце концов, безопасность жены и наследника значат для него больше чем ее обиды. Раз Триана сама не понимает этого, ему придется думать за двоих. Сам он так и не смог уснуть, боясь ненароком проспать назначенный час и строя в уме планы будущего нападения.
Горцы покинули лагерь посреди ночи, отправившись на условленное место встречи с эльфами. Те уже были там, выстроившись в линию перед своим предводителем и ожидая подхода союзников. Выстроившись в колонну и обменявшись краткими инструкциями, оба отряда двинулись вперед. Предводитель эльфов шел первым, указывая дорогу. Ночь была темная, звезд на небе не было, путь им освещало лишь сияние, исходящее от снежных сугробов. Эльф ступал так легко и невесомо, что казалось, будто он даже не проваливается в снег. За ним шли горцы во главе с Халстейном. Остальные эльфы незаметно и бесшумно следовали вдоль тропы, по обеим сторонам от колонны горцев. На мгновение у Халстейна мелькнула тревожная мысль о том, не заведут ли они их в какую-нибудь ловушку? Но он тут же отмел ее, поскольку у эльфов не было ни малейшего резона этого делать. У них один общий враг и общая задача – как можно скорее его уничтожить.
Шагая по лесу, под мерное поскрипывание снега под сапогами Халстейн думал о Триане и их вчерашнем разговоре. Он чувствовал себя слегка виноватым перед женой за то, что пришлось отказать в ее просьбе. Его безумно обрадовала весть о ее беременности, хотя он еще не до конца осознал этот факт. Полностью уверится в этом он лишь тогда, когда ее фигура начнет приобретать округлые очертания. Но, одновременно с радостью, он испытывал и тревогу. Его первая жена умерла во время родов и мысль о том, что и Триана может повторить ее участь, повергала его в трепет.
Он вспомнил свою первую встречу с бывшей женой. Тогда еще он не был вождем, Ратгардтом правил его отец – Халет. Выполняя поручение отца в Западных землях, он познакомился с дочерью одного из тамошних наместников. Фреда была стройной и хрупкой девушкой с мягкими белокурыми волосами и лучистыми серыми глазами, а он огромным грузным мужчиной, чьи руки давно огрубели, а кожа покраснела и задубела от солнца и ветра. Всю жизнь проведшей за стенами отцовского поместья, нежной и романтичной девушке могучий горец показался сказочным героем, ожившим отважным воином из легенд, которые она так любила слушать в детстве. Халстейну очень льстило то, какими восторженными глазами на него смотрит Фреда, да и сама девушка пришлась ему по душе. Он уже давно присматривал себе невесту, поэтому не долго раздумывал, прежде чем сделать ей предложение. Ее отец не стал противиться браку. Обитавшим вдали от уже начавшей разгораться войны с орками, жителям Западных земель рассказы об орудовавших в Сирионе орочьих ордах, огнем и мечом опустошавших мирные поселения, казались не более чем страшной сказкой. Но эта сказка того и гляди грозила обернуться былью. Пламя войны вполне могло распространиться дальше, а род Фреды нуждался в сильном союзнике.
Халстейн с Фредой вскорости обвенчались, и он увез ее с собой в горы. Она без раздумий последовала за ним в Ратгардт – не только по велению долга и сердца, но и по собственному горячему желанию. Фреде хотелось думать о себе, как о великодушной и самоотверженной женщине, готовой поддержать мужа во всех его начинаниях, всегда находящейся рядом с ним и без устали заботящейся о его нуждах, забывая про свои собственные. Но реальность оказалась далека от наивных девичьих фантазий и надежд. Клан горцев принял юную супругу вождя вполне дружелюбно и гостеприимно. Несмотря на свою бесспорную грубость и неотесанность, горцы старались проявить к ней доброту и участие насколько позволяло их воспитание. Фреда старалась поскорее обвыкнуться на новом месте, но давалось ей это тяжело. Стены крепости сомкнулись вокруг нее. Она слишком привыкла к комфорту и удобству, которых здесь и близко не было, и часто скучала по родному дому, по тому легкому и беззаботному образу жизни, который она там вела. Но самым тяжелым для нее оказалось то, что муж часто и подолгу отсутствовал дома. Ратгардтцы занимались в основном скотоводством и охотой, поставляя своим соседям шерсть, меха и шкуры диких и домашних животных. Мужчины часто служили воинами и наемниками в армиях других держав, поэтому большую часть своего времени Халстейн проводил в военных походах и охоте, а жена оставалась в крепости в полнейшем одиночестве. Поначалу она не подавала виду. Но с каждым своим возвращением горец все чаще замечал, как она сидит, задумчиво уставившись в пустоту, а на лице блуждает тоскливая улыбка.
Внезапно Фреда вновь повеселела, а до него стали доходить слухи о том, что она нашла себе утешение в лице начальника крепостной стражи. Парень был молод, горяч и хорош собою. Халстейн долго отказывался верить этим слухам, пока однажды, преждевременно вернувшись из похода, не застал жену в его объятиях. После долгих слезных раскаяний он простил Фреду, списав все на молодость и девичью наивность и возложив всю вину на ее коварного обольстителя. Виновник был с позором изгнан из клана и крепости, а они с женой вновь зажили – хоть и не без ссор, но все же вполне счастливые и довольные друг другом. Так, по крайней мере, казалось самому Халстейну. А потом Фреда забеременела. Он был очень рад и старался как можно больше времени проводить рядом с нею. Пока однажды ему вновь не пришла нужда надолго покинуть Ратгардт.
В тот раз Халстейн постарался как можно скорее разделаться со всеми делами и вернуться назад – к жене. Поднявшись по лестнице, он подошел к приоткрытой двери в их спальню и остолбенел, увидев лежащую на постели полуобнаженную Фреду и склонившегося над ней мужчину. Сердце предательски дрогнуло в груди, когда он узнал того, кто находился рядом с ней. Выходит, все это время она вела двойную жизнь, не переставая его обманывать…В тот миг в его душе что-то надломилось. Его охватил страшный гнев. Зарычав от ярости, он ворвался в комнату с намерением убить обоих. Жену спасло лишь то, что она была беременна.
Фреда вновь со слезами умоляла простить ее, уверяя, что все это лишь ошибка. Но Халстейн знал, что теперь уже никогда не сможет ее простить. Однако он не мог просто взять и выгнать ее из дому с ребенком во чреве. Он решил сначала дождаться его рождения, а потом отправить ее назад к отцу. Или на все четыре стороны – дальнейшая судьба жены его уже нисколько не волновала. Время тянулось нескончаемо долго и весь этот срок он не находил себе покоя. Его сердце разрывалось от боли, он не спал ночами и злился на все и всех. Так продолжалось несколько месяцев, пока жена не умерла в родах, так и не разрешившись наследником. С тех пор Халстейна не раз посещали грешные мысли о том, что может оно и к лучшему, ведь неизвестно, его ли вообще это был ребенок…
Сейчас, по прошествии десяти лет, он понимал, насколько тоскливо и одиноко было Фреде в чужой стране, разительно отличавшейся от ее родины, рядом с грубыми незнакомыми ей мужчинами. Но тогда он был еще слишком молод и неопытен, чтобы осознать это. А впридачу, еще и слишком занят делами и начинавшейся войной с орками, чтобы заботиться о душевном комфорте жены. Ничего подобного ему тогда и в голову не приходило. А сейчас, осознание этого стало одной из причин, по которой он согласился взять с собой Триану и по которой не хотел отсылать ее назад. Он боялся повторения своей ошибки и разрушения того хрупкого доверия между ними, которое ему удалось создать. Он приложил столько усилий к достижению этой цели! Как мог старался поддержать девушку, когда ей было трудно. Утешал, когда ее настигала печаль, тормошил, когда она впадала в тоску и меланхолию, и всячески отвлекал от грустных мыслей, заставляя переключиться на что-то другое, лишь бы только не зацикливаться на своей беде. Радовался, видя, как она постепенно высвобождается из своего кокона и возвращается к нормальной жизни. Он очень дорожил их только начавшими складываться отношениями и очень боялся вновь их потерять.
Глава
VII

Краткий возглас эльфа-провожатого прервал размышления Халстейна, став знаком того, что они достигли цели. Оба отряда остановились перед большим холмом, за которым находился лагерь орков. Главным оружием нападавших являлся фактор неожиданности. Разведка донесла, что, несмотря на ранний предрассветный час, часть орков бодрствовала, занимаясь своими обычными делами. Кто возился у костра, занимаясь приготовлением пищи, кто чистил оружие, кто – штопал костяной иглой потрепанные звериные шкуры, служащие оркам одеждой. Но все же основная масса безмятежно спала в своих палатках. Проверив боеготовность и обменявшись инструкциями, люди и эльфы немедленно приступили к действию. Как можно тише, чтобы ненароком не потревожить часовых, горцы взобрались на холм. Эльфы опередили их и уже поджидали наверху, выстроившись в две линии по обе стороны от своего предводителя. Четыре десятка воинов с длинными луками за спиной – все одного роста, в одинаковых серых плащах, с мрачными лицами, обрамленными одинаковыми серебряными шлемами с высокими гребнями.
До слуха вождя донеслись слова одного из его людей, стоящих рядом:
– Глянь-ка, эти остроухие прямо как близнецы-братья! – с ухмылкой произнес воин, пихнув локтем в бок своего товарища. – Интересно, они хоть сами-то друг друга различают?
Тот весело гоготнул в ответ. Наградив болтуна подзатыльником, Халстейн сердито шикнул на обоих. Говорят, у эльфов необычайно острый слух, и они навряд ли оценят подобные шутки. Хотя если быть честным, он и сам отличал их предводителя лишь по командному тону и причудливой рунной вязи на шлеме. Горец понятия не имел, что означают эти надписи, но у остальных таких не было.
Словно услышав мысли горца, эльф бросил быстрый взгляд в его сторону и вновь отвернулся к своим сородичам, замершим в ожидании приказа. По его безмолвному сигналу все, как один, одновременно вскинули луки, наложили стрелы на тетиву и прищурились, вылавливая подходящую цель. Еще один знак – тугие тетивы загудели и три десятка стрел полетели в ничего не подозревающих орков. Прежде чем их смертельные жала впились в тела врагов, лучники сделали второй залп. Но на этот раз гудение тетивы уже невозможно было расслышать сквозь вопли смертельно раненых. В лагере тотчас возникли суматоха и замешательство. Еще толком не осознав, что происходит, полусонные орки высыпали из палаток и с рычанием и руганью сновали взад-вперед, пытаясь определить источник опасности. Третья волна стрел швырнула наземь еще около дюжины врагов. Но тут атакуемые опомнились. Разъяренная орда орков с ревом рванула вверх по склону.
– Держать врагов на прицеле! Близко никого не подпускать до последнего, чтобы нам не пришлось доставать мечи! – скомандовал предводитель эльфов.
– А у вас и мечи есть? – не сдержав любопытства, осведомился один из горцев. – Я думал, эльфы только из лука умеют…– он умолк, не закончив фразы, под убийственным взглядом своего вождя.
Тому стало неловко за своих людей, и он дал себе слово всерьез заняться их дисциплиной по возвращении в лагерь. Вместо ответа эльф молча откинул плащ, демонстрируя пояс с висевшей на нем парой одинаковых, чуть изогнутых ножен. Халстейн поймал себя на мысли, что с удовольствием взглянул бы на то, насколько хорошо он ими владеет. Эльфы не уступали горцам ростом, но на фоне массивных широкоплечих воинов Ратгардта казались чересчур хрупкими и изящными. Правда, он подозревал, что это впечатление весьма обманчиво. Дальше раздумывать о боевых навыках эльфов было некогда. Затрубил рог, и выстроившиеся клином горцы приняли мечи наизготовку, готовясь встретить врага. Острием этого клина являлся их вождь. Дождавшись, пока орки приблизятся максимально близко, он отдал приказ наступать и первым бросился в атаку. Издав боевой клич, его люди в ту же секунду последовали за ним. Битва началась.
Горцы сражались без передышки, не отступая ни на шаг, их руки крепко сжимали оружие, а по лицу тек пот, тут же застывая на морозе. Через час пропитанный кровью снег был усеян трупами и частями тел – мертвых людей, эльфов и орков. Правда, эльфов среди них было всего двое. Прикрывая горцев сверху, они не вступали в открытый бой, но добрая треть врагов полегла под их стрелами, так и не успев пустить в ход оружие. С полсотни орков сумело сбежать с поля боя и забиться в свои болота – зализывать раны. Но главная цель была достигнута – лагерь противника был уничтожен. Оказав помощь раненым и последние почести убитым, победители возвращались на место стоянки. Халстейн пригласил эльфов к себе – обсудить дальнейший план действий. Но его приглашение приняли только трое: предводитель лучников и двое его спутников.
Проснувшись, Триана никак не могла заставить себя подняться с постели. Как и в минувшие дни, ее настроение и самочувствие оставляли желать лучшего. Приказав горничной заварить травяной чай, помогающий хоть немного унять тошноту, девушка взялась расчесывать спутанные после сна волосы. Она по-прежнему злилась на мужа, вымещая свою злость на ни в чем неповинных волосах – безжалостно дергая и вырывая их. Шум в лагере подсказал ей о возвращении горцев. Триана отчего-то ни капли не сомневалась, что они вернулись с победой. Но в какую цену обошлась им эта победа? Много ли погибших и раненых? Как показали себя неожиданные союзники и смогут ли они в дальнейшем рассчитывать на их помощь? Вопрос о союзниках занимал ее больше других.
Подстегиваемая любопытством, девушка проворно соскочила с кровати и тут же пошатнулась, вцепившись в полог над изголовьем. Она все время забывала о своем новом положении и связанными с ним неудобствами. Как же ее все это раздражает, особенно эти внезапные приступы головокружения! Благодаря ним, теперь и взлетать страшно – чего доброго, еще свалишься. Да что там летать, она скоро и ходить нормально не сможет, кроме как вперевалочку. Эх, до чего ж не вовремя свалилась на нее эта беременность! Дождавшись, пока слабость отступит, а в голове хоть немного прояснится, Триана накинула на плечи теплую меховую накидку и вышла на улицу.
На воздухе ей сразу полегчало, а тошнота почти прошла. Осматриваясь по сторонам, девушка с наслаждением втянула в себя свежий морозный воздух. Она еще издали заметила толпящихся в центре лагеря людей. Они возбужденно гомонили и размахивали руками, перекрикивая друг друга и не давая ничего разглядеть. Триана прислушалась, пытаясь понять, чем вызван такой переполох. И крайне удивилась: в хор грубых людских вплетались голоса, которые она не смогла бы спутать ни с какими другими. Голоса, при звуке которых ее сердце забилось быстрее и захотелось тут же сорваться с места и бежать к ним, расталкивая всех на своем пути, как бы ни было это глупо. Впрочем, при виде супруги вождя горцы сами почтительно расступились. Пытаясь унять волнение и сохранять приличествующий своему положению гордый величественный вид, Триана двинулась вперед.
Она не ошиблась: рядом с Халстейном стояли трое эльфов. За спиной двоих из них висели луки и колчаны со стрелами. Третий не был вооружен или же скрывал свое снаряжение под одеждой. Почему-то он больше других привлек к себе внимание девушки. Эльф стоял к ней вполоборота, слушая Халстейна и изредка молча кивая головой в ответ на его реплики. Его лицо было почти полностью скрыто шлемом, открытым оставался лишь подбородок и линия рта. Триана понимала, что это чистейшее безумие, но что-то в его чертах и жестах вдруг показалось ей знакомым. Настолько знакомым, что она остановилась на полпути, не сводя широко распахнутых глаз с эльфа и уверяя себя, что ей это просто кажется…
Заметив замешательство супруги, Халстейн подал ей руку, приглашая занять свое место рядом с ним.
– Триана, моя жена и наследная принцесса Сириона – представил ее горец.
Эльф полностью повернулся к ней. Триана толком не видела его лица, лишь изумрудно-зеленые глаза в прорезях шлема. Наклон головы, взгляд, губы…Нет-нет, это полнейший бред, плод ее больного воображения! Она перевела дыхание, пытаясь успокоиться. Что еще она себе удумала? Все эльфы на первый взгляд кажутся похожими друг на друга и глаза у всех зеленые, лишь чуть разных оттенков зелени. Просто ее воображение и отчаянное желание поверить в чудо дорисовали ему любимые черты…Это просто самообман. Но почему же тогда у нее так замирает сердце, когда его взгляд случайно падает на нее?
– Приветствую вас, воины Дореллина! – чуть охрипшим от волнения голосом произнесла Триана.
Эльф шагнул ей навстречу, два других легко склонили головы в приветствии. Он поднял руку и коснулся шлема, собираясь в знак уважения снять его. Девушка замерла, забыв как дышать. А тот словно нарочно медлил, задержав руку на гребне шлема, и эти секунды показались ей мучительно долгими, едва ли не самыми долгими в ее жизни. Сердце пропустило один удар, второй, третий… Наконец, он рывком сдернул с головы шлем, по плечам рассыпались длинные, переливающиеся серебром, волосы… Триана со свистом втянула в себя воздух и судорожно вцепилась в руку мужа, поскольку земля на мгновение вдруг резко ушла у нее из под ног. Это невозможно!
Девушка отказывалась верить своим глазам. Этого просто не может быть! Ее любимый мертв, она лично убедилась в этом, держа на руках его бездыханное тело. Но Боги, как он похож на Ривендела! Те же тонкие безупречные черты, золотистые искорки в изумрудных глазах, сияющих на бледном лице. И волосы – у всех виденных ею обитателей Дореллина они были либо темными, как у короля Оридела, либо золотыми. Серебристыми – наследием лунных эльфов, обладал лишь Ривен и его мать. Триана впилась в него взглядом, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку, убеждающую или разубеждающую в том, во что ей так отчаянно хотелось верить. Эльф столь же пристально изучал ее. Его лицо при этом не выражало ни малейших признаков радости или удивления. Оно вообще абсолютно ничего не выражало. Нет, он однозначно не может быть Ривеном, хотя удивительно похож на него. Она просто обозналась, выдав желаемое за действительное.
Эльф чуть заметно поклонился:
– Мое почтение, ваше высочество. Позвольте представиться. Меня зовут Ривендел, сын Оридела.
Триана задохнулась собственным вскриком. Сердце ахнуло и стремительно оборвалось куда-то вниз. Она не ошиблась. Но как…как такое возможно?! Как он мог выжить, если она своими собственными глазами видела, что все кончено? И другие эльфы это подтвердили! Девушка тайком ущипнула себя, чтобы убедиться, что это не сон. Нет, эта встреча была реальной. Она действительно видит перед собой Ривендела – непонятно каким образом воскресшего из мертвых, но вполне живого и невредимого. А она сама ведь впопыхах даже причесаться толком не успела и надела на себя первое, что попалось под руку. Выглядит сейчас, наверное, просто ужасно…
– Позвольте выразить свое восхищение! – эльф изящно склонился к ее руке и запечатлел на ней положенный этикетом поцелуй, учтивый, но начисто лишенный каких-либо чувств. Пальцы девушки мелко дрожали, но не от холода.
– Ривен…неужели это ты? – запинаясь, еле слышно выдавила Триана. Язык прилип к гортани и наотрез отказывался ей повиноваться.
– Что, простите?
Брови эльфа удивленно взметнулись вверх. Его недоумение выглядело вполне искренним и больно ранило девушку.
– Мое имя Ривендел – вежливо поправил он. – И вы меня явно с кем-то путаете. Мне не так часто доводилось общаться с сильфами. Тем более, столь очаровательными молодыми особами, – при этих словах по губам эльфа скользнула легкая усмешка, а Халстейн скрипнул зубами. – Так что я непременно запомнил бы нашу встречу.
Вид у него был такой, будто он действительно видел ее впервые в жизни и абсолютно не понимал, чего ей от него нужно. Триана пребывала в полнейшем смятении и лишь молча открывала-закрывала рот, не в силах произнести ни слова. Она не понимала, что все это значит, в чем причина такой резкой перемены. Что за жестокая шутка?! Реакция девушки не укрылась от внимания Халстейна. Нахмурившись, он сжал ее локоть – возвращая к реальности и недвусмысленно напоминая о том, что теперь у нее есть муж.
– Извините мою супругу. Она устала и немного не в себе.
– Конечно. Приятного вам отдыха. Рад был познакомиться.
Триана не верила своим ушам. Голос эльфа звучал безукоризненно вежливо, но абсолютно сухо, без намека на эмоции. Конечно, она не ожидала, что он станет бросаться ей в объятия в присутствии мужа и толпы подданных, но должен же он хоть как-то проявить себя. Неужели он может настолько хорошо притворяться и вести себя так безразлично после всего, что было между ними? И наличие у нее законного супруга его нисколько не смущает? Это стало для нее последней каплей.
– Я…мне надо…я вынуждена вас покинуть – сбивчиво залепетала Триана, глядя себе под ноги. – Прощайте.
Она боялась встречаться взглядом с эльфом. С до боли родными и знакомыми изумрудными глазами, глядя в которые ей хотелось плакать – то ли от счастья, что видит его живым, то ли от обиды за его непонятное поведение. Ей хватило присутствия духа уйти, не выдав своей обиды и разочарования. Но когда широкие спины горцев скрыли от нее мужа и эльфов, продолживших прерванную ею беседу, Триана, не сумев полностью справиться с собой, судорожно всхлипнула и бегом понеслась в свою палатку. Там ей представилась возможность в одиночку разобраться со своими мыслями и чувствами. Бушевавшие в ней эмоции требовали немедленного выхода, и разъяренная девушка в бессильной ярости металась по палатке точно дикая кошка в клетке.
Подумать только, Ривендел – живой и невредимый. При виде нее даже глазом не моргнул! Стоит себе улыбается как ни в чем ни бывало, целует ручку… Разыграл целый спектакль, да еще настолько правдоподобно! Почему он ничего не давал о себе знать? Почти три месяца ни слуху, ни духу…А теперь по чистой случайности оказался здесь и ведет себя так, словно ничего и не было и он ее знать не знает! Только вот по случайности ли? Или он делает все это умышленно? Но с какой целью, чего он этим добивается? Сукин сын! Пускай он чудесным и непонятным образом воскрес, но если она узнает, что он сделал все это нарочно, то собственноручно его убьет! И на этот раз уже окончательно!
У входа в палатку послышался шум. Полог откинулся и, впустив внутрь струю морозного воздуха, вошел Халстейн.
– Как я понимаю, это и есть тот самый эльф – в голосе мужа не было вопроса, скорее, констатация факта. – Ты же сказала, что он мертв?
Триана резко развернулась к нему:
– Потому что я считала, что так оно и есть!
– Как я погляжу, он не больно-то рад тебя видеть – криво усмехнулся горец.
Девушка подняла на него глаза, полные боли и мужчина невольно осекся.
– Извини. Понимаю, тебе сейчас нелегко…
– Ничего, я справлюсь! – резко перебила его Триана. – Что он тебе сказал? Эльфы помогут нам?
Халстейн отрицательно покачал головой.
– Он сказал, что не станет понапрасну рисковать своими воинами. Их дело – защищать собственные рубежи. В принципе, он прав. Эльфы помогли нам по мере возможности, и на том спасибо. Они возвращаются к себе в Дореллин и больше не станут вмешиваться. Обойдемся и без них.
– А ты и рад этому?
В голосе мужа не было ни капли сожаления. Оно и понятно – противник самоустранился, а ему даже не пришлось прилагать к этому никаких усилий.
– Не стану отрицать. Не слишком приятно иметь под боком бывшего любовника собственной жены, да еще при этом быть связанным с ним обязательствами.
– Он мне не любовник! – вскинулась было Триана, но горец ничего не ответил на ее реплику.
Девушка тяжело вздохнула. Если бы не она, все могло бы быть иначе. Скорее всего, Ривендел отказался сотрудничать из-за нее. Она прижалась лбом к плечу мужа и закрыла глаза.
– Ты, наверное, очень жалеешь, что взял меня с собой…
Халстейн обнял ее, привлекая к себе.
– Не говори глупостей! Это ведь из-за этого эльфа? В Бездну эльфов, пускай убираются туда, откуда пришли. Мы не рассчитывали на их помощь, так что прекрасно справимся и без нее. Не волнуйся, все будет хорошо. Тебе вообще нельзя сейчас волноваться. Иначе я и правда отправлю тебя домой.
Триана рассеянно погладила руку мужа, лежащую на ее животе. Лучше бы она и вправду осталась дома. Тогда бы она не встретила Ривена и ничего о нем не знала. А теперь она окончательно запуталась в себе. Она не понимала поведения эльфа, не понимала собственных мыслей и желаний.
«Я ведь совсем недавно мечтала о том, чтобы он был жив, – потерянно думала про себя Триана. – Пусть даже не со мной, пусть вдали от меня, но я просто желала ему счастья. А сейчас я даже не знаю, рада ли я этому? Я по-прежнему безумно его люблю, но совершенно не знаю, что мне дальше делать…»
Зачем они снова встретились? Ее жизнь только начала налаживаться и входить в свежую колею, но эта встреча перевернула все с ног на голову. Она изменит и разрушит ее новую жизнь, но вернет ли прежнюю?
Глава
VIII
– Триана – моя жена, принцесса и наследница Сириона – представил эльфам подошедшую супругу горец.
Отвлекшись от беседы, Ривендел взглянул в устремленные на него широко распахнутые глаза сильфийки в обрамлении длинных трепещущих ресниц. Необычайно синие, такие ясные и яркие, что своей синевой затмевали собою небо. Вьющиеся по плечам медно-рыжие волосы, маленький чуть курносый нос с золотистой россыпью веснушек и открытая искренняя улыбка, от которой на щеках появляются трогательные ямочки. На мгновение позабыв о своих спутниках, орках и горцах вместе взятых, он смотрел на нее и все никак не мог заставить себя отвести взгляд. Совсем еще юная, девушка была необычайно мила, но дело было не только в этом. А в чем именно, он и сам не мог объяснить.
Отродясь не бывавший в далеких северных землях Ривендел лишь понаслышке знал, что она является дочерью владыки сильфов Тередора, и, как только что выяснилось, женой вождя ратгардтцев. Эльф был твердо уверен, что они никогда раньше не встречались, но ее лицо вдруг показалось ему смутно знакомым. Отчего она назвала его этим странным именем? Его еще никто никогда так не называл. Почему она смотрит на него так, будто ожидает чего-то – с непонятным удивлением и надеждой? Этот пристальный настойчивый взгляд пробуждал в нем какое-то мимолетное воспоминание – неуловимое и необъяснимо тревожащее… Но, сколько б ни напрягал память – он так и не смог понять, что именно напоминают и чего ждут эти сияющие синие глаза. Чего вообще она может от него ждать? Помощи? Они итак уже чем смогли помогли этим людям и должны как можно скорее возвращаться в родные края. Оридел будет недоволен слишком долгим отсутствием сына. Да и мать, наверняка, волнуется.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Hilda о книге: Китра Л - Избранная 147/2
    На литнет читала. Избранная 147/2:Неучтенные миры

  • elent о книге: Екатерина Скибинских - Факультет боевой кулинарии
    Веселая и увлекательная история. Прочла с удовольствием. ГГ с юмором, неунывающая, находчивая. Интересны любовные линии, тем более, так и неясно, кто станет избранником грозной бытовички.
    Жду продолжения.

  • elent о книге: Анна Сергеевна Одувалова - Яд в академии [Ядовитая]
    Совершенно не понравилось. Круче ГГ только вареные яйца. Абсолютно невнятная детективная линия. Честно прочитала до конца, но так и не поняла с какого перепоя Брил стала опасна для Нориса. Гг постоянно упоминает о стесненных обстоятельствах, но тем не менее упоминает, что вот это у нее очень дорогое, вот то очень дорогое. Живет в большом доме в нормальном районе. Мать вообще где-то в другом городе. Вопрос: Откуда бабки, Яд? Все-то она про всех знает, накопала кучу компромата. Как? Ее же все избегают. Подруг и тех нет фактически. Содержит армию агентов? Чем платит? Постоянно упоминает, что знакома с серьезными людьми, судя по всему из криминала, но папуля на страже закона был. Завещал доченьке своих стукачей? Как девочка из порядочной семьи могла завести знакомства с такими опасными людьми типа Грейсона и почему уверена в их помощи?
    Для суперкрутой и независимой, но осторожной, очень легко перепихивается с практически незнакомым парнем.
    Расследование - это вообще что-то с чем-то. Рисунки она рисует, по наитию, ага. Ментальный дар так работает. Высшие силы видения посылают? Как иначе, ничего не зная, восстанавливает картину происшедшего? И почему этого так испугался Норис? Да заяви, что у девки крыша поехала - и никаких проблем. Как она докажет, что права? Вряд ли по заявлению не пойми кого начнут преследовать уважаемого человека.
    Ну и шаблоно: мерзавец, мешающий жить, оказывается по уши влюбленным в ГГ. Мазохист, чо.

  • ilizadulittl о книге: Роман Пастырь - Алхимик
    Сначала показалось, что смотрю американский фильм, снятый про Россию ("ЗдраВствуй, ТовариЩЬ !),а потом втянулась, даже оторваться трудно было....но где продолжение ?!

  • TaliaSun о книге: Sophie Isabella - Жена советника короля
    Вот полностью согласна с предыдущим комментарием.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.