Библиотека java книг - на главную
Авторов: 52903
Книг: 129731
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Ярлинги поневоле»

    
размер шрифта:AAA

Михей Абевега
Зазеркальный квест
Книга 1. Ярлинги поневоле

Пролог

Хрустнула ветка. Из темноты окруживших поляну густых зарослей выдвинулось жуткое угрюмое лицо мертвеца. То самое, так сильно въевшееся в память лицо баронетского воина, изуродованное его, Ярика, мечом.
Правая глазница с торчащими из-под рваных лоскутов серой кожи обломками костей запечатана чёрной кровавой коркой. Левый же глаз – словно бельмом покрылся, а теперь, ещё и отражая всполохи костра, казалось, наполнился зловещим багровым блеском.
Рука мертвеца, сжимающая меч, стала подниматься. Вытянувшись вперёд, она, будто стрелка компаса, замерла, направив остриё клинка точно на парня, дежурившего у огня. Одновременно с этим голова воина тоже чуть повернулась, вперившись в Ярика своим единственным глазом. И тут же украсилась расползшейся по изуродованному лицу, враз захолодившей душу довольной ухмылкой.
– Ничего себе сюрпризец. – С умертвиями Яромиру сталкиваться ещё не приходилось. И от такого зрелища вниз по позвоночнику поползла противно леденящая волна страха и омерзения. Задеревеневшей рукой он попытался нащупать на земле свой меч, вроде бы лежащий где-то рядом.
Как ни странно, оружие обнаружить не удалось. С трудом оторвав взгляд от мерзкой улыбки умертвия, юноша заозирался вокруг. Куда мог запропаститься клинок? Вот ведь буквально только что прошёлся по нему оселком и отложил в сторонку, доставая тряпицу для полировки.
Надо хоть остальных разбудить.
Он хотел крикнуть и предупредить друзей об опасности, но из горла не смог вырваться ни один звук.
Этого ещё не хватало!
Да куда ж он подевался-то?! Меч всё не находился, а радостно осклабившийся мертвец, вышагнув из зарослей, чуть пошатываясь, неспешно направился слегка вихляющей походкой прямиком к мальчишке. При этом неуклюже перешагивая через его спящих товарищей и, к счастью, не обращая на них никакого внимания.
И хоть бы проснулся кто! Нет, все, словно околдованные, даже не шелохнулись! Хотя мертвец разок запнулся об капитана, а мэтру и вовсе наступил на руку. Может, и правда, околдованы?

Несколькими днями ранее
В предрассветных сумерках три тёмных, словно размытых силуэта, перемахнув через невысокий забор, безмолвными тенями заскользили сквозь садовые заросли в сторону дома. Не дойдя до него несколько метров, они стремительно, но так же беззвучно вскарабкались на облюбованные заранее деревья и затаились, став практически незаметными.
Никакой магии – никаких маскирующих заклинаний, никаких амулетов. Сама ткань плотно облегающих тела костюмов и лицевых масок была не только почти неразличима на фоне растительности, но и скрывала температуру тел. А специальная техника медитирования позволяла изменять ауру так, что она почти сливалась с аурой окружающих их сейчас растений. Всё это, вкупе с великолепной выучкой, делало людей практически невидимыми даже для магического поиска.
Две руки дней за домом шло круглосуточное наблюдение с территории соседнего участка. Воины-Тени, чередуясь, сменяли друг друга, ни на секунду не прекращая изучать повадки и распорядок дня объекта и его близких. Сегодня был срок исполнения задания. Всё было продумано и просчитано. Оставалось только дождаться, когда объект будет доступен для тайного захвата и обезвреживания.

* * *

– Славка, ну сколько можно?! – Ярик стоял на середине широкой мраморной лестницы и аж притопывал ногой от нетерпения. – Чего застряла-то?
А девушка и впрямь «застряла», остановившись у огромного, в два её роста, зеркала в фойе районного дома культуры. Вот уже несколько минут она пыталась что-то поправить в своей супер-пупер-архи-навороченной причёске, что была под стать такому же навороченному шикарному платью нежно-фиолетового цвета.
Сегодня должна была состояться генеральная репетиция спектакля, в котором Ярослава играла капризную принцессу, а её брат Яромир – благородного разбойника. Понятно, что молодой человек, которому впервые досталась одна из главных ролей, очень даже волновался. И его сильно раздражало то, как сестра тянет время, рискуя опоздать на сцену. Для Ярика было совершенно непонятно – что там вообще можно поправлять в этом странном, явно хаотичном нагромождении и переплетении торчащих во все стороны рыжих волос. Как вообще можно уделять такую уйму времени столь несущественным мелочам?
Вот сам он, например. Простая белая сорочка. Поверх неё серо-зелёная, чуть приталенная куртка-камзол из грубой, похожей на брезент ткани. Узкие темно-коричневые джинсы, высокие кожаные сапоги. На широком старом офицерском ремне – самодельная перевязь для меча. Всё. Ни грима, ни причёсок. Умылся, оделся – и готов.
Только сам меч юноша пока что держал под мышкой. Так-то он, конечно, очень нравился Яромиру. Это вам не бутафорская деревяшка, которую ему настойчиво пытался всучить Марсель Фанисович, режиссёр их самодеятельной труппы.
Изготовленный приятелем отца меч имел узкое, но длинное обоюдоострое, с чуть закруглённым концом лезвие из полированной стали, простую крестообразную гарду и рукоять, оплетённую кожаным ремешком. В навершии рукояти был вклеен крупный ярко-красный кристалл из сломанной маминой серёжки «от Сваровски».
Марсель Фанисович долго сопротивлялся такой замене реквизита. Из соображений техники безопасности. Но, не сумев переубедить и переупрямить упёршегося рогом молодого человека, в конце концов плюнул на всё. И заявил, что если они тут и поубивают друг друга этой хреновиной, то сами в том и будут виноваты. Чем несказанно порадовал Ярика. Ещё бы – в отличие от деревянного, этот меч будто бы сам просился в руку и ложился в ладонь, словно влитой. Да и на сцене он смотрелся более реалистично. Кому-то меч и мог показаться тяжеловатым, но для парня, имеющего к своим пятнадцати годам почти сто восемьдесят роста и регулярно посещающего тренажёрку, его вес был практически неощутим.
Однако стоило только подвесить меч на пояс, как он тут же превращался из сказочного оружия во вредную и неудобную железяку, так и норовившую за что-нибудь зацепиться при ходьбе. А то и вовсе, попав между ног, отправить своего хозяина в недолгий полёт на пол. Вот и покоился до выхода на сцену, зажатый левой рукой, под мышкой.
– Сейчас, подожди минутку. – Небрежно отмахнувшись от брата, Ярослава закончила с причёской и переключилась на украшения. Проверила серьги, поправила какие-то висюльки на ожерелье.
И то и другое досталось ей в наследство от прабабушки. Позолоченное серебро, щедро украшенное огромным количеством больших и маленьких блестящих кристаллов сиреневого цвета. Папа сказал, что это аметист и что в семидесятые «совдеповские» годы такие украшения были очень даже модными и недешёвыми. Да и как память о прабабушке украшения были дороги. И мама очень просила быть с ними поаккуратнее и беречь как зеницу ока.
Аметисты прекрасно сочетались не только с ярким сценическим макияжем, но и с красивым нарядом девушки. А в блестящих перламутровых туфлях на высоченных каблуках Ярослава и вовсе была неотразима. Настоящая принцесса. Разве что без короны.
– Какая минута?! – начал закипать брат. – Мы и так уже опаздываем! Сейчас нам Марсель весь мозг вынесет!
– Ты мне его раньше весь вынесешь, зануда.
– Я зануда? – Потерявший терпение Яромир спустился к сестре и, ухватив её за рукав платья, потянул за собой вверх по лестнице. – А ну-ка, пошли уже! Давай-давай, шевели колготками!
– Совсем обалдел?! Отцепись, ненормальный! – Девушка попыталась освободиться, дёрнувшись в сторону. Ткань рукава затрещала, но выдержала, не порвалась.
Зато нога Яромира соскользнула со ступеньки. Теряя равновесие он нелепо взмахнул руками, но сестры не отпустил. А вот выпавший из-под мышки меч звонко брякнулся на лестницу.
– Ты что делаешь, дебил? Платье мне порвать решил? – Крайне возмущенная Ярослава уже из чистого принципа рванула вниз, потянув за собой юношу, и так с трудом удерживающегося на ногах. – Отпусти!
– И не подумаю! Тоже мне, поэтесса. Решил-дебил. – По-прежнему не выпуская сестры, парень нагнулся к мечу и подхватил его свободной рукой. – Сама такая. Пошли, говорю.
– А я говорю – руку свою убери. Не дай бог что-нибудь мне испортишь сейчас! Вон тушь уже в глаз попала…
Почти дотянувшись до зеркала, девушка взглянула на своё отражение. Да так и застыла, широко распахнув от удивления глаза и открыв рот.
– Ой, мамочки, что за… – почти шёпотом пробормотала она, а потом взвизгнула так, что по пустым коридорам прокатилось эхо.
– Сдурела, что ли?! – опешил чуть не оглохший брат. – Ультразвук свой отключи. Паука, что ли, увидела?
Выглянув из-за сестры, он посмотрел на зеркало.
И словно пол качнулся у него под ногами. До того всё показалось совершенно немыслимым и невообразимым. Их отражений больше не было. И вообще ничего больше не было, кроме серо-чёрной мутной пелены, клубящейся за зеркальной поверхностью, словно густой дым или грозовые тучи. И это при том, что вокруг оставался всё тот же залитый ярким светом коридор дома культуры.
Ещё немного, и напрочь ошалелый Ярик, возможно, и сам бы заорал во весь голос. Но клубы этой жути, чем бы они там ни были, вдруг стали быстро рассеиваться, сменяясь вертящимися всполохами радужного сияния. И сквозь них, за, казалось, растворившейся поверхностью зеркала стало проявляться то, чего ни брат, ни сестра ну никак не ожидали там увидеть.
– Эт чё за фигня? – только и сумел произнести Ярик, чуть отступая и выставляя, на всякий случай, перед собою меч. – Какого…
Тут-то всё и началось…

Глава 1

Цок-цок-цок-цок… Каблуки разве что только искры не выбивали из булыжной мостовой.
Сегодня, закупив на рынке всё необходимое, Михо Лишек специально возвращался домой не напрямик – по узким и грязным улочкам и проулкам. Нет, он отправился, пускай и задавая огромного кругаля, но по широкой и мощёной Аллее Мастеров, обращая на себя внимание всех окружающих.
А внимания заслуживали не только новенькие кожаные с металлическими набойками и красивыми пряжками туфли, сменившие вчерашние простые деревянные башмаки. Сегодня Михо щеголял ещё и в новой темно-лиловой мантии с застёжкой-фибулой в виде пяти сцепленных между собой колец – символа гильдии магов.
На днях, сдав экзамен, он наконец-то получил звание ученика мага, заслужив право на ношение этой накидки. И пускай под ней была простенькая рубашка, а не дорогая сорочка, сшитая на заказ, да и штаны были из дешёвого грубого полотна, сама мантия давала парню достаточный повод вышагивать по улице с гордо поднятой головой.
Обедневшие родители Михо, узнав о наличии у сына магических способностей, в четырёхлетнем возрасте отдали его в услужение к проживавшему в соседнем городке коронному магу. До десяти лет Лишек, как и ещё несколько мальчишек, занимал должность «сбегай туда – принеси то – подай это». И лишь последние пять лет он усиленно изучал основы магии. Конечно же, не переставая выполнять роль мальчика на побегушках.
Но это было сущим пустяком по сравнению с тем, что из четверых ребят, некогда взятых магом на обучение, нынче остался один лишь Михо – мэтр Бошар, хоть и обзывал его постоянно бестолочью и остолопом, всё же продолжал обучать юного мага.
Вот и сегодня перед занятиями, несмотря на новое звание, Лишек был отправлен на рынок за продуктами. Мясник, зеленщик и булочник первыми смогли оценить новую одежду и статус юноши. Было очень забавно и, чего уж скрывать, жутко приятно наблюдать за тем, как все они, да и остальной люд, ещё вчера обращавшийся к нему не иначе как «эй, малец», сегодня столь почтительно кланяются и заискивающе улыбаются господину ученику мага.
– Кха-р-р-р! – Резкое карканье за спиной заставило Лишека, уже почти дошедшего до конца аллеи, подпрыгнуть от неожиданности.
– Ах ты ж, зараза! – обернулся он к усевшейся на забор вороне, свернувшей свою большеклювую голову набок и с интересом разглядывавшей мальчишку. – Что, эмблема блестящая приглянулась? А ну, прочь, отродье Проклятого!
Оглядев землю под ногами и не найдя ни одного подходящего камушка, Михо поставил на землю корзину с овощами, вытащил из неё самую мелкую луковку и запустил ею в наглую птицу.
– Кха-р-р-р! – негодующе выдала та, громко хлопнув крыльями. – Кха-р-р-р!
Взмыв в небо и тут же заложив крутой вираж прямо над Лишеком, мстительная ворона прицельно одарила парня своей фирменной меткой, растёкшейся жирной, дурно пахнущей плюхой по новенькой мантии.
– Вот же пакость! – разозлился Михо и, быстро сварганив «воздушный кулак», отправил его вслед улетающей птице.
Ну, не совсем «кулак», конечно. Так, «кулачок». Но вороне и этого хватило. Получив волшебного пенделя под хвост, она, изумлённо вякнув, забавно кувыркнулась в воздухе и, сменив траекторию, смачно врубилась в верхушку высокого дерева.
– Кха-р-р-р! – раздался её обиженный крик из густой листвы.
– То-то же! – удовлетворённо кивнул сам себе мальчишка и, подняв корзину, вновь зашагал домой, косясь на вонючую отметину. – Ну вот, теперь чистить придётся!
Он обернулся и помахал засевшей в кроне дерева птице кулаком:
– У-у-у, вражина! Попадись мне ещё!
Свернув пару раз направо, сначала в самом конце аллеи, а потом ещё через три квартала, Лишек вскоре оказался возле особнячка мэтра Бошара.
Участок был огорожен не очень высоким деревянным заборчиком. Сам же двухэтажный каменный дом прятался в тени старых разросшихся садовых деревьев и кустов. По неширокой, выложенной жёлто-коричневой плиткой дорожке юноша дошёл до крыльца и, приоткрыв дверь, прошмыгнул внутрь.
Прошёл на кухню. Там, отдав свою ношу почти глухой бабке-кухарке и получив взамен вместо слов благодарности какое-то невнятное бурчание-ворчание, пожал плечами и отправился в свою комнату.
Времени оставалось как раз лишь на то, чтобы переодеться и спуститься в подвал дома, где у учителя находилась магическая лаборатория, она же – склад, она же – учебный класс.
В своей комнате Михо снял накидку, повесил на спинку стула и, помолившись на всякий случай Создателю, наложил на неё заклинание малого очищения. Аж дыхание затаил от волнения. Вдруг переборщит. Щеголяй потом с дырами на одёжке или и вовсе новую заказывай.
Но нет, обошлось. Пятно исчезло, а дыры не появились.
Он бережно повесил накидку в платяной шкаф. Рядом – рубаху. Новенькие туфли задвинул под кровать. Штаны, немного подумав, тоже снял и, запихнув на полку, поменял на другие, похуже. Такие, чтоб не жалко было выбросить, если вдруг что.
Не так часто бывало это «вдруг», но бывало. В прошлом году, например, Михо совсем чуток перестарался, напитывая энергией изучаемое заклинание, и, в результате, прожёг штаны себе и мантию учителю. Мэтр тогда, наверное, с месяц обзывал его безмозглым и косоруким неумехой.
Сегодня практических занятий вроде не намечалось. Но всё же – мало ли что…
Затем, надев на себя короткую, всего до середины бедра, ученическую мантию, юноша подхватил со стола нужную книгу и, сунув ноги в кожаные шлёпанцы, вышел из комнаты.
В коридоре он остановился, прислушался к своим ощущениям, а точнее – к урчанию в животе, и, решив, что завтрак был уже давно, а обед будет ещё не скоро, заглянул на кухню. Стащил со стола у так удачно отвернувшейся старухи большую морковку и, радостно вгрызаясь в неё, пошлёпал вниз по лестнице навстречу новым знаниям.
Однако, отворив тяжёлую дверь в класс и войдя в него, обнаружил, что сами знания, похоже, пока ещё не готовы с ним встретиться. Комната была пуста. Не в смысле, что вот абсолютно пуста. А в смысле, что учителя в ней не было.
И ещё не было порядка.
В принципе, порядок, как уже давно понял Михо, и так был штукой совершенно несовместимой с деятельностью мэтра. Взять что-либо в одном месте, а потом оставить вообще непонятно в каком – это было для мэтра Бошара обычным делом. А потому хаос и неразбериха, постоянно создаваемые учителем, лишь титаническими стараниями ученика слегка отступали и ненадолго сменялись хоть какой-то видимостью порядка.
Но сегодня почтенный мэтр превзошёл сам себя. Царивший в классе бардак был поистине эпическим. Вещи сметены со столов и полок, словно каким-то безумцем, и раскиданы по всему полу. В одном из углов валялись осколки разбитых склянок. А вытекшие из них и смешавшиеся жидкости источали невероятное зловоние.
Сбегав наверх, юноша принёс со двора ведро песка. Сыпанул чуток с краю. Немного подождал. Вроде никаких бурных реакций, слава Создателю. А то кто его знает, что там и с чем смешалось, вдруг полыхнёт. Засыпал песком всю лужу и, затаив дыхание, смёл все получившееся безобразие в ведро. Вынес на улицу.
Дверь в класс и маленькое окошко под потолком распахнул и оставил открытыми. Пусть эта вонь хоть немного выветрится. Это для учителя всё предельно просто. Сварганил заклинание очищения воздуха – и готово. У Михо так получалось пока что через раз. Саму формулу он давно выучил назубок. А вот с заливанием в подобные заклинания нужного количества энергии пока что были проблемы. Вроде и дело плёвое, и запитки нужно не много. Но вот тут-то и была самая закавыка. Чуть меньше напитаешь силой и получишь на выходе лишь бесполезный пшик. Чуть больше – и по комнате этакий ураганчик гуляет. Потом ещё дольше прибираться приходится. Пусть уж лучше так проветривается, естественным путем. Долго, зато спокойно и безопасно.
Наведение порядка заняло немало времени. А мэтр Бошар так и не появился. Учитель, бывало, и раньше иногда задерживался. Мало ли какие дела могут возникнуть у коронного мага. Не последний всё-таки человек в городе, да и во всём королевстве. Так что Лишек пока особо не переживал.
Устроившись за одним из столов, он раскрыл принесённую книгу и принялся повторять пройденные заклинания. Но долго не высидел – пошёл наверх посмотреть, не появился ли учитель там. Заодно стащил на кухне ещё одну морковку. Схрумкал её, послонявшись по дому. Снова спустился в подвал. Ещё немного посидел за книгой. Создал пару заклинаний и, не напитывая силой, тут же развеял. Собрался было создать ещё одно, но тут его голову посетила интересная мысль. Аж по лбу себя хлопнул от досады, что раньше об этом не подумал.
А вдруг учитель давно уже сидит в своей «тайной» комнате, увлечённый очередным экспериментом, и напрочь забыл про своего ученика?
Вообще-то, комната была не такая уж и тайная. По крайней мере, для Михо. Он про неё отлично знал и даже частенько в ней бывал. Как единственный ученик, а теперь ещё и помощник, юноша с недавних пор получил доступ в святая святых мэтра Бошара.
Специальное помещение пряталось за фальшивой стеной. Предназначенное для особо важных экспериментов и опытов, оно было оборудовано встроенной системой магической защиты не только от возможных негативных последствий этих самых опытов, но и от чужих любопытных глаз. И даже от поисковых заклинаний. В этой комнате мэтр хранил свои самые ценные артефакты, ингредиенты, книги и тетради со своими записями.
Отворить скрытую дверь и войти можно было, создав три простеньких заклинания, даже не требующих какого-либо мастерства. Просто сделать это было нужно в определённой последовательности и с правильными промежутками времени. Ничего сложного, но не знающему человеку найти и войти вряд ли удастся.
Активировав «открывалку» и дождавшись, когда проход будет не только открыт, но и безопасен, юноша осторожно заглянул внутрь. Вдруг мэтр как раз что-нибудь «творит». Отвлечёшь его и поймаешь лбом молнию или ещё что похуже. Так что заглядывал Михо в комнату почти не дыша и в полглаза.
Однако и здесь учителя не оказалось. Только у большого, высотой почти до самого потолка, зеркала в дальнем конце комнаты висело в воздухе неразвеянное заклинание. Сложное, составленное из нескольких, кажется шести или семи, частей, оно мерцало в полумраке помещения, зависнув где-то посередине между полом и потолком. Простой человек, не обладающий магическими способностями, его бы никогда и не заметил. Михо же видел формулу отчётливо и даже мог различить некоторые уже знакомые ему элементы.
Обычно учитель проводил здесь очень даже много времени, называя зеркало «окном в иные миры или реальности». Именно окном, потому как попасть туда не представлялось возможным. А вот понаблюдать за происходящим по ту сторону зеркала было интересно. Мэтр говорил, что разглядел там уже немало вещей невероятных и немыслимых для этого мира.
Раз заклинание, не будучи развеянным, до сих пор не исчезло, учитель, похоже, совсем недавно как раз и собирался заняться своими любимыми наблюдениями. Но что-то его отвлекло.
Михо закрыл дверь в комнату, с облегчением подумав, что хоть здесь прибираться не нужно, и вновь уселся за учебник. Попробовал ещё позаниматься, но понял, что это у него сейчас вряд ли получится. Сосредоточиться на тексте не получалось. Мысли скакали с одного на другое, словно бешеный хрюн по болотным кочкам, напрочь лишая возможности сконцентрироваться и направить внимание в нужное русло. Русло постоянно получалось ненужным, неправильным и даже провокационно-вредным.
Ведь мэтр никогда и близко не подпускал своего ученика к зеркалу. А Лишеку так хотелось самому заглянуть в эти «другие миры». Хоть чуточку, хоть самую маломальскую капельку, но посмотреть, что там и как. Понятно, что самостоятельно создать нужное заклинание Михо в жизнь бы, наверное, не смог. По крайней мере пока – точно. Уж больно сложное. Напитать уже готовое своей силой – тоже никак. Маг может управлять лишь собственноручно созданными заклинаниями. Что-то там про совместимость-несовместимость мэтр рассказывал.
Зато можно попробовать повторить формулу, раз уж она до сих пор не исчезла, воссоздавая каждую линию затейливого узора прямо поверх оригинала. И если сделать это досконально точно, не совершив ни одной ошибки, и напитать заклинание своей силой, всё может вполне получиться. Ведь изучение простых заклинаний они с учителем так и начинали.
Сначала Лишек заучивал схематическое изображение всех элементов формулы и их последовательность в учебнике. Затем мэтр создавал само заклинание, так сказать, живьём, а юноша «обводил» его, повторяя процедуру раз за разом, пока полностью не запоминал. Всё более сложные заклинания создавались путем добавления дополнительных элементов или сложением нескольких простых формул вместе. Нужно было только создавать их в правильном порядке и знать, где и как соединять между собой.
Судя по насыщенности, мерцающее заклинание мэтра Бошара должно провисеть в воздухе ещё достаточно долго, чтобы Михо мог осуществить свою задумку. С наполнением формулы энергией можно не переживать. Такое сложное заклинание наверняка требует жуть как много сил. А резервы начинающего мага, если он не пользуется амулетами – накопителями энергии, не так уж и велики. Хорошо, если хватит. А не хватит, так и не страшно. Мало – не много.
Конечно, Михо понимал, что его затея – чистой воды авантюризм и безрассудство. Мэтр если узнает, по голове не погладит. А если и погладит, то наверняка чем-нибудь тяжёлым, вроде кочерги. Но ведь, может быть, и не узнает.
Ещё какое-то время Михо мужественно боролся с искушением пойти поэкспериментировать. Но мэтр всё не возвращался, учёба в голову категорически не лезла. И любопытство, объединившись с жаждой деятельности, в конце концов одержало-таки сокрушительную победу над осторожностью и рассудительностью. А юноша, вновь активировав «открывалку», в очередной раз оказался у зеркала.
Постоял немного, стараясь сконцентрироваться. Потряс кистями рук. Несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул. И, нацелившись указательным пальцем на формулу мэтра, принялся старательно, аж высунув язык от усердия, выводить сложный рисунок нового заклинания. Медленно, не спеша. Все эти крючки и закорючки, одни за другими, пока последняя завитушка не оказалась прорисованной.
Ну вот, вроде всё правильно сделал. Теперь – потянуться к потокам силы, пронизывающим всё окружающее пространство даже тут, под землёй. Подсоединиться к одному из них, наполняясь энергией по самую макушку. Оторваться от потока. Определить правильную точку подсоединения силы к заклинанию, и можно потихоньку начинать его напитывать.
Энергия тонкой струйкой потекла из Лишека. Изначально бледный, едва заметный рисунок формулы с каждой минутой становился всё ярче и ярче. Юноше даже не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы перекачивать энергию. Казалось, заклинание само стало вытягивать из него силу. Рисунок формулы уже не мерцал, а сиял, заливая комнату радужным светом, а энергопоток лишь усиливался.
В какой-то момент Михо даже испугался. Его магический запас иссяк почти на три четверти и всё продолжал стремительно опустошаться. Если процесс затянется, заклинание выдоит его досуха. А это ой как чревато! Магическое истощение даже опытного мага может надолго, а то и навсегда, лишить способностей. Что уж говорить про слабенького ученика.
Юноша попробовал перекрыть поток. Но к его великому удивлению, ничего не вышло. Энергия утекала рекой, всё больше пугая юношу. Кисти рук его похолодели, а в коленях возникла мелкая противная дрожь. Михо ещё раз попробовал оторваться от заклинания, понял, что по-прежнему не может этого сделать, и запаниковал.
Дёрнулся назад, пытаясь отойти, будто это могло ему чем-то помочь, но даже шагнуть у него не получилось. Ноги не слушались, словно приклеившись к полу. Лишек задёргался. Взгляд его помутнел. Холод из рук добрался аж до желудка, заставляя всё тело сжиматься от страха. Почему-то стало трудно дышать, словно в комнате закончился воздух…
И вдруг – бздыньк! Словно струна над ухом лопнула. Ноги Михо от неожиданности подкосились, и он осел на пол. Сердце сжалось, на пару мгновений замерев. А формула вмиг вспыхнула маленьким солнцем и исчезла. Пропала, оставив после себя лишь цветные, прыгающие перед глазами звёздочки с кругами, да нудное, непрерывное гудение в ушах.
Мальчик сидел на полу, хватая воздух открытым ртом и пытаясь проморгаться ничего не видящими глазами. Руки, ноги, голова – всё словно глиняным стало, потяжелело и отказывалось двигаться.
– Ничего себе сюрпризик, – подумал он, когда немного отошёл от шока и смог более-менее начать соображать. – Что, не вышло, что ли?
Зрение вроде вернулось, и ученик мага посмотрел на зеркало. Ничего не понятно. Одно мельтешение перед глазами.
Михо потёр глаза и помотал головой. Ох, зря он это сделал! Такое впечатление, что в голову каменюку какую-то запихали, и она теперь с каждым движением скачет там внутри и долбится о стенки черепушки.
Пару минут парень сидел, не двигаясь, пережидая головную боль. А когда она немного успокоилась, вновь попытался осмотреться. Но только уже стараясь не совершать никаких резких движений.
В комнате ничего не изменилось. И звёздочки перед глазами больше не скакали. А вот на поверхности зеркала – взгляд Михо как раз остановился на нем – скакали, да ещё как! То вспыхивали, то исчезали, то кружили в каком-то затейливом, хаотичном хороводе. Приглядевшись, Лишек заметил на фоне зеркала и формулу – она, оказывается, не исчезла, просто поблёкла и стала едва заметна.
А это гудение, понял Михо, и не в голове вовсе, а от зеркала идёт. Значит, получилось? Ну и где эти миры? Где окно?
Ещё с минуту ничего не происходило. А потом отображение комнаты как-то, искажаясь, поплыло и пропало, сменившись непонятными клубами не то дыма, не то тумана. Впрочем, скоро и они исчезли, а из зеркала полились потоки света. Прищурившись и прикрыв глаза рукой, Лишек со страхом и одновременно с бешеным восторгом наблюдал за тем, как в зеркале всё отчётливее проявлялись ярко освещенные светлые стены, не иначе чьего-то богатого дворца, украшенные позолоченной лепниной и картинами. Где-то наверху, куда вела широкая белокаменная лестница, сияла, наверное, тысячей ярких огней огромная чудо-люстра из неимоверного количества крупных сверкающих кристаллов.
Страницы:

1 2 3 4 5





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.