Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53297
Книг: 130698
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Созревшие нивы. Жизнь в Церкви»

    
размер шрифта:AAA

Протоиерей Андрей Ткачев
Созревшие нивы. Жизнь в Церкви

Предисловие

Долгая дорога начинается с маленького шага. Это еще древние знали. Кто-то первым сказал, остальные подхватили, с тех пор так и повелось. Кстати, об этом стоит почаще вспоминать тем, кто еще не решается двинуться к цели. Только вот то ли тот первый мудрец был слишком хитрым, то ли просто забывчивым, но он не сказал о другом, – а для тех, кто уже в пути, это «другое» намного важнее.
Дорога не просто начинается с маленьких шагов. Она из них состоит. Каждый новый шаг, каждая новая ступенечка на пути к вершине – это путь длиной в целую вечность. И если идти очень-очень долго, то может показаться, что сам застыл на месте, а меняются, проще говоря, одни колдобины да буераки. И звери разные из зарослей таращатся. И вот тогда-то можно все-все позабыть – и куда шел, и откуда, и зачем, да и есть ли она вообще, эта дорога…
Милые мои христиане, вы ведь понимаете, что я не о пеших турах говорю?
Люди всегда знали, сколь опасно сбиться с пути. И там, где им доводилось пройти, оставляли вехи – жерди, бревна, каменные столбы…
Прошли века, необходимость в каменных столбах, слава Богу, исчезла, а вот вехи в нашей жизни остались – как повороты судьбы, определяющие и наш жизненный путь, и то, как мы смотрим на мир. И зрелым человеком, по-настоящему зрелым, мы называем только того, у кого за плечами немало таких вех.
Есть такие вехи и у любого христианина. Причем их больше, намного больше – и они должны, они просто обязаны быть!
Христиане, любимые мои христиане, вы ведь помните, что каждый из нас – неотделимая клеточка единой Церкви? Ее жизнь – это наша жизнь. Церковь жива и сильна нами. Но и мы живем ее историей, ее памятью. И мы можем обрести новые силы и новую жизнь, если вместе, снова и снова, будем переживать все, что с ней происходит сейчас – и если ни на мгновение не забудем, что происходило в те далекие дни, когда Господь наш ходил по земле. События. Имена. Дни памяти. Дни великой скорби. Дни столь же великой радости. Все они должны пройти сквозь наши души, будто свет через призму, и тогда каждый праздник, каждое имя, каждый след, навсегда оставшийся в людской памяти, снова даст нам возможность вспомнить, почувствовать, задуматься…
Я решил посвятить книгу именно таким вехам. Решил снова рассказать о торжествах, составивших церковный год; об их истинной сути; о событиях, ставших причиной их появления; о людях с великой судьбой, ставших светом и надеждой христианства… Кто слышит о них в первый раз – слава Богу, что услышал. Кто уже знает, пусть вспомнит еще раз, – и пусть напоминает себе снова и снова. Возлюбленные мои во Христе, мне хочется не просто рассказать вам о торжествах и христианстве – я от всего сердца хотел бы разделить с вами свои чувства, свою веру, передать вам частичку моей души. Надеюсь, у меня получится. А там – на все воля Божья.
Братья и сестры, поверьте, мне невыразимо горько, когда на Светлую Пасху мы заботимся лишь о том, чем красить яйца и из какого теста делать куличи. Мое сердце болит, когда тыква на Хэллоуин ребенку милей, чем веточка вербы. А ведь то, как мы относимся к нашим настоящим основам – к нашей истории и культуре, к нашей стране, к нашей религии и вере, – это, в конце концов, и определяет, какими мы станем людьми. Незнание – это, конечно, враг, но справиться с ним довольно легко. Можно в первый раз попасть на праздник – и при этом прекрасно понять его суть. Можно даже не знать смысла тайных обрядов. Если это просто незнание, а не добровольно выбранное невежество, то ничего страшного в этом нет. А вот если второе…
Мне хочется верить, что многие еще просто не выбирали. Между «не знаю» и «не хочу знать» раскидывается бездна. И пока мы еще можем выбирать – а это величайшее благо, поверьте мне, – до этих пор наш путь продолжается. Мы все – ростки. Мы все – грядущие колосья. И только от нас зависит, что будет вокруг – бурьян или цветущая нива.
Я все же верю в хорошее.
Аминь.

Часть I
Двунадесятые праздники

Двунадесятые праздники – двенадцать самых важных после Пасхи церковных праздников. Посвящены они событиям земной жизни Иисуса Христа и Богородицы. Одни совершаются постоянно в одни и те же числа (непереходящие), а другие зависят от даты празднования Пасхи (переходящие). Каждому празднику предшествуют дни приготовления (предпразднство) и дни продолжения его воспоминания (попразднство). Перед праздниками Рождества Христова и Успения Церковью установлены посты.

Рождество Пресвятой Богородицы
21 (8) сентября

Пресвятая Дева Мария Своей чистотой и добродетелью превзошла не только всех людей, но и Ангелов. День Ее Рождества – день всемирной радости. В этот день исполнились пророчества и чаяния людей – родилась Преблагословенная Дева Мария, предназначенная Божественным Промыслом послужить тайне воплощения Бога Слова, Господа нашего Иисуса Христа.

Рождество Пресвятой Богородицы: за семью стоит бороться

Всего три дня рождения отмечает Церковь: Рождество Христово, Рождество Иоанна Предтечи и Рождество Пресвятой Богородицы – первый двунадесятый праздник в богослужебном году.
О Рождестве Пресвятой Богородицы нам ничего не сообщает Священное Писание. В одном из акафистов Божией Матери говорится о Ней, что Она есть тайна, недоведомая для народов и племен, до времени скрытая. О Ее родителях мы узнаем из Священного Предания. Пусть никого не смущает то, что Библия умалчивает об отце и матери Богородицы, а Предание Церковное нам об этом говорит, – в этом нет ничего удивительного.
Они же были евреи, а у евреев не забываются связи родства, и память не только об отце, деде, прадеде хранится благоговейно в памяти ортодоксального еврея, воспитанного в религиозных традициях, но и память о многих-многих далеких предках, восходящих еще к родоначальникам еврейских колен.
Церковь видела в Божией Матери первейшую ученицу Своего Сына и живой центр, живое сердце Иерусалимской общины.
Поэтому нет ничего удивительного, что имена родителей Богородицы известны Церкви. Звали их Иоаким и Анна. Они, несомненно, были известны Церкви Иерусалимской, которая видела в Божией Матери первейшую ученицу Своего Сына и живой центр, живое сердце Иерусалимской общины. Было известно общине и место их погребения, поскольку евреи хоронили своих мертвых в родовых усыпальницах, на тех местах, которые принадлежали им веками. И вот, у подножия Елеонской горы Гефсиманского сада есть такая родовая усыпальница родственников Богоматери, там погребены Ее родители, о которых мы сегодня неизбежно вспоминаем.
Существует так называемое Протоевангелие Иакова – апокриф, который по имени автора относится к апостолу Иакову, но Церковь отказывает ему в этом достоинстве. Однако Церковь считает, что многие вещи, содержащиеся в этом документе, имели место. Некоторые моменты, связанные с рождеством Богородицы, обстоятельствами Ее жизни, перекликаются с этим апокрифическим сказанием.
В частности, Церковь учит, что Божия Матерь родилась от престарелых родителей, которые зачали Ее и родили после долгих усердных молитв, испытанные крестом бездетности.
Крест бездетности – это нечто совершенно непонятное современному человеку. Ведь современный человек, к сожалению, очень часто не чувствует на себе священной ответственности исполнить заповедь Божию – плодиться и размножаться, оставить после себя потомство. По части блуда современный человек перегнал древних людей, исполнил на себе слова пророка: «Блудить будете, но не размножитесь». Люди сегодня озабочены сексуальными вопросами, но не вопросами оставления потомства.
«Это потом, – говорят, – когда-нибудь, когда мы на ноги встанем, карьеру сделаем…» А потом, растратив силу в блуде и безобразной жизни, приходится искусственно зачинать, иметь дело с пробирками и прочим.
Но не об этом речь, а о том, что Иоаким и Анна, по учению Церкви, не имели детей, а хотели этого. И это жуткая боль, это распятие, это крест, это гвозди, это в буквальном смысле поношение для еврейской семьи. Кроме того, Иоаким и Анна были царского рода, от корня Давидова, и хотели лично поучаствовать в приближении времени рождения Мессии и, не имея детей, очень сильно от этого страдали.
Этими скорбями Господь выжигал из их души неизбежные для каждого человека гордость, тщеславие, какие-то тайные движения души, и они усовершились к старости. Они смирились, покорились воле Божией и достигли праведности. И вот, когда уже им нечего было греховного передавать своему потомству, они родили Дочку.
Самый драгоценный ребенок в нашей жизни – это первенец, как правило, рожденный в юности. Он самый первый, по-особому любимый, но он же зачастую и жертва наших жизненных ошибок и страстных движений души. В него, в первенца, вливаются все наши буйные юношеские порывы, все наши неочищенные от страстей душевные силы.
А вот рожденные в старости дети бывают по-особенному нежны, по-особенному чутки, по-особенному глубоки, их по-особому любят и они сами по себе особенные. Такой была Пресвятая Отроковица Мариам – Дева Мария, будущая Богородица. Рожденная в старости от праведников, испытанных, как золото в горниле, бездетностью, Она родилась, как священный плод не только Иоакима и Анны, но и всего человечества.
Когда мы приходим в какую-то семью, в которой родился ребенок, мы не можем не умиляться этому маленькому существу, невесть как появившемуся на свет.
Это тайна до сегодняшнего дня – как это все происходит? Екклесиаст Премудрый говорит, что мы не знаем, «как образуются кости во чреве беременной» (Еккл. 11:5). Хоть наука нам и показывает это все, и современные средства дают нам возможность смотреть фильмы про внутриутробное развитие, чудо не перестает быть чудом.
За семью стоит бороться. Если исчезнет христианская семья, исчезнет все хорошее, что только есть в этом мире.
Мы приходим в дом к родившей женщине и радостному отцу, поздравляем их, смотрим на младенца и думаем: что же вырастет из этого ребеночка? Мы желаем ему счастья и здоровья – по отсутствию фантазии мы больше пожелать ничего не можем, наши пожелания стандартны и скучны. Мы желаем только богатства, здравия и житейского успеха.
Когда сегодня мы мысленно приходим в дом к Иоакиму и Анне и смотрим на младенца Марию, лежащую в своих детских яслях, мы уже знаем, что будет из этого ребенка. Мы знаем, что Она будет правильно воспитана. Что от отца и матери и от всего еврейского народа, вложившего в Нее все свое стремление к Богоугождению, Она унаследует чистую молитву, и всецелое доверие к Богу, и всецелую преданность Ему. Что этот ребенок вырастет в Ту, Которая сможет стать вместилищем невместимого Бога. Тайна эта выше всяких слов. Но началась она именно тогда, когда в семье престарелых праведников Иоакима и Анны, подобно тому как в семье Авраама и Сарры, родилась Девочка.
Кстати говоря, девочек не сильно жаловали в древние времена и не всегда им радовались. Например, в арабских сказках пишется о том, что, когда рождается девочка, стоит всплакнуть. Две девочки равны одному мальчику, – говорят арабы.
А эта Девочка принесла радость не только отцу с матерью, но и всему миру. Потому что родился Священный Сосуд, Вместилище, Ковчег святыни. Родилась Та, Которая станет дверью, через Нее Всевышний смог спуститься на землю и стать человеком.
Праздник Рождества Пресвятой Богородицы – это повод не только напомнить о нашей надежде на молитвы Богородицы, но и повод подумать об обязанностях супругов, о рождении детей, о семейственности, о том духе взаимной любви и согласия, на котором должен строиться каждый христианский дом, каждая христианская семья.
Мы страдаем от разводов, от отсутствия тепла и любви, от неумения жертвовать собой, от этого холода, который свистит в наших домах – вселенского холода, прорывающегося из мира в наши семьи. За семью стоит бороться. Если исчезнет христианская семья, исчезнет все хорошее, что только есть в этом мире.

Воздвижение Креста Господня
27 (14) сентября

Праздник установлен в честь обретения Честного Креста Господня, найти который пожелал святой равноапостольный царь Константин. Решающую роль в поисках сыграла мать императора, святая равноапостольная царица Елена, которая в 326 году отправилась для этого в Иерусалим, где и произошло Обретение Честного и Животворящего Креста Господня.

Воздвижение Креста Господня: Голгофское таинство

Что такое три столетия? С чем их сравнить? Это время, протекшее от Петра I до наших дней. Велик ли этот исторический период? Очень велик. Он огромен не только по годам, часам и минутам, но, главное, по внутренней насыщенности событиями! И эту протяженность такого длительного периода, его событийную загруженность нужно себе представить, потому что именно такой промежуток времени отделяет утрату Креста Христова от его обретения, а значит, и Воздвижения.
Возьмите иные триста лет с небольшим хвостиком или без оного. Всюду это будет одна эпоха или несколько. От открытия Америки до Французской революции примерно столько лет. От Лютеровой реформации до Наполеона примерно столько же.
Может быть, в Китае за это время не успевают смениться династии и не нарушается метрика привычного стиха. Но в христианском мире за триста с небольшим лет проходит невообразимое для обычного сознания количество событий. Таков период времени от Воскресения Христова до обретения Его Креста. Это три столетия, в которые Иерусалим был разрушен до состояния отсутствия камня, лежащего на камне, как и пророчествовалось. Потом город был отстроен, но с другим именем и без восстановления Соломонова храма, а также без памяти о Христовых страданиях и Воскресении. Все самое важное, связанное с городом Давида и Христа – сына Давидова, покрылось двойным слоем: забвения и нарочитого пренебрежения. И именно в эти столетия Церковь переживала период интенсивного роста.
Она, словно дерево, пускала корни в направлении всех сторон света. Она росла тайно, скрыто от посторонних глаз, катакомбно, но она проникала всюду: и в царские палаты, и в лачуги простолюдинов. Она росла без всякой государственной поддержки, напротив – в условиях жесткого государственного неприятия, периодически проявляющегося в гонениях. Но слово Божие не вяжется (2 Тим. 2:9), и со временем втайне молящаяся Церковь стала такой, которую нельзя не заметить. Наконец настало время «Золушке» явиться во всей красе. Гонения утихли, храмы выросли, императоры склонились перед Крестом. Только тогда возникла мысль об обретении Креста Господня.
Пусть это будет первым и одним из главных уроков праздника: внутренний рост Церкви, ее подлинное развитие возможны в условиях попрания или утраты ее самых важных святынь или невозможности открыто эти святыни почитать. Церковь и впоследствии не раз теряла свои святыни, теряла с такой болью и таким позором, что дальнейшая жизнь казалась невозможной. В Софии Царьграда[1] имамы возглавляли молитву мусульман. На заброшенной Софии Киевской при униатах[2] росли деревья, а внутри птицы вили гнезда. На месте московского храма Христа Спасителя зимой и летом еще не так давно парил хлоркой плавательный бассейн[3]. Но Церковь продолжала жить, что-то утрачивая снаружи и чем-то богатея внутри.
Богу всегда нужен какой-то один человек, который не захочет спать посреди общей спячки и не будет страдать беспамятством посреди всеобщего безразличия. Таков закон возрождения, поскольку сразу все возрождаться не способны.
Затем происходил очередной исторический сдвиг, и ситуация менялась. Находилось потерянное, вспоминалось забытое, сияло вновь то, что казалось навеки потускневшим. Чтобы место страданий Христовых увенчалось храмом, а Крест искупления был найден в земле, Бог отыскал добрую в женах – царицу Елену. Богу всегда нужен какой-то один человек, который не захочет спать посреди общей спячки и не будет страдать беспамятством посреди всеобщего безразличия. Таков закон возрождения, поскольку сразу все возрождаться не способны.
Елена предприняла путешествие в Иерусалим. Она нашла место страданий Христа, где в это время находился храм Венеры. Оказывается, храм «покровительницы блудных удовольствий» с бесовской прозорливостью был воздвигнут на Голгофе. Бесовской прозорливостью здесь назван тот умный и злой опыт, согласно которому ничто так не погашает жизнь духа, как разврат. Разврат – оружие почище многих ракет и пушек, поскольку видимо оставляет людей в живых, но невидимо убивает их, делая неспособными ко всякому благому делу.
Вдумайтесь: храм Венеры долгие годы стоял на Голгофе! Блуд мешал евреям овладеть землей обетованной и безопасно путешествовать по пустыне. Блуд мешал им удержаться в земле Израиля, и они ушли в плен, неся на себе наказание за капитуляцию перед ритуальным развратом окрестных народов. Блуд всегда мешает людям верить, молиться и не отчаиваться. Он и ныне входит, как лакомство, во внутренности чрева и растлевает человека, лишая его силы и радости. Блуд – один из главных врагов веры, поэтому храм Венеры на Голгофе возник не случайно. Не случайно он был и разрушен. И велика та, которая приказала сравнять его с землей!
Уже само воспоминание об этом историческом событии должно подсказать нам, что если где-то Крест Христов забыт, или не замечен, или пренебрежен, там с неотвратимостью будет построен, а может, строится уже капище для принесения блудных жертв ложным богам.
Какие интересные уроки! Голгофа попрана врагами Креста, а вера растет и ширится, не боясь ничего. Над Голгофой стоит храм томной «богини», зажигающей огонь в крови обычного человека. Падший дух «выдает себя с потрохами». Блуд на месте святе – его главная радость. Но Бог велит – и приходит святой человек, разрушающий твердыни греха, как кубики, и возвеличивающий веру в Господа.
Разврат – оружие почище многих ракет и пушек, поскольку видимо оставляет людей в живых, но невидимо убивает их, делая неспособными ко всякому благому делу.
Таков наш праздник. Воздвижение Креста Господня роднит нас с галатами, о которых апостол Павел в послании к ним говорит, что Христос словно был распят у них перед глазами (ср. Гал. 3:1). Такова была их вера при первом слышании благовестия – словно пред очами их висел на Кресте невиновный Сын Божий! Так и перед нашими глазами должно произойти Голгофское Таинство в сей праздник. Мы увидим в храме, как Крест возносится и опускается, как он осеняет поочередно все стороны света. Мы сопроводим его освящающее движение многократным «Господи помилуй!». И слова еще одной молитвы в это время пусть зазвучат в душах верных: «Крест восходит – и падают духов воздушных чины! Крест нисходит – и нечестивые все ужасаются, яко молнию видяще крестную силу!»[4]

Кресту Твоему поклоняемся, Владыко

Крест и Воскресение неразрывно связаны между собой. Каждое воскресение мы с вами поем: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим!» Крест был известен давно, но тогда никто ему не поклонялся, его боялись, само слово «крест» было оскорбительно для слуха римского гражданина, поскольку означало намек на позорную смерть человека, переступившего все законы Божеские и человеческие.
Когда человечество переступило эти законы и стало достойно подобной казни, Христос взял на Себя все его преступления и пошел на Крест, как последний из последних для того, чтобы искупить все человечество. Сегодня мы, вынося крест перед лицом людей, собранных в Храме, смотрим на цену нашего спасения. Цена спасения человеческого – это крестные страдания Господа Иисуса Христа. Он не был обязан страдать на кресте, ничто не вынуждало Его. Это акт любви, добровольный и свободный.
Господь Иисус Христос принес Себя в жертву, и Крест получил высокое достоинство жертвенника. Крест освятился в сознании людей и превратился в знак победы над смертью. Теперь они связаны вместе в сознании человеческом – Крест и Воскресение.
Крест рожден количеством и качеством наших с вами грехов. Позор Креста рожден позором наших беззаконий. Тяжесть Креста рождена тяжестью наших злодейств. Болезненность Креста рождена болезнью всей жизни человеческой, которая после грехопадения стала трудновыносимой.
Благодаря Воскресению Христову Крест освятился и оправдался, как знамя нашего спасения, как жертвенник Нового Завета. Господь Иисус Христос принес Себя в жертву, и Крест получил высокое достоинство жертвенника. Таким образом, Крест освятился в сознании людей и превратился в знак победы над смертью. Теперь они связались вместе в сознании человеческом – Крест и Воскресение.
Мы обрели Честный Крест благодаря блаженной царице Елене. Мы видим на ее примере, как творится история, как появляются люди, в сердцах которых рождаются великие мысли, вдруг озаряющие сердце человека, способного реализовать грандиозную идею.
Представьте себе, что более трех столетий Церковь жила, не имея никаких видимых знаковых святынь. Креста нет, храмов больших нет, ничего нет, есть только катакомбы, подвалы, благовествуемое Евангелие и кровь мучеников, их святые тела, хранимые в тайных местах, воскресные литургии, постоянная угроза лишения имущества, пыток, допросов – и мученичество, мученичество… Так Церковь жила очень долго.
Но вот меняются времена. Наступает пора, когда империя готова склонить свою гордую голову перед новой верой, которая живет и не хочет исчезать. Сначала ведь думали, что христианство – это какая-то блажь. Потом поняли, что оно довольно живуче, и решили его истребить. Истребляли, истребляли – не получается. Надеялись, что само исчезнет – не исчезает. Тогда гордая империя дрогнула.
Елене было уже много лет – семьдесят, а может, и больше. Она была совсем старушкой. На престоле ее сын Константин, правитель империи. Она – царствующая мать и живет в своей резиденции. Вдруг в ее сердце вселяется от Духа Святого мысль – найти Крест, найти это место, где плакал Христос до пота кровавого, где ходили Его стопы. Где это все?
Господь провел большую часть Своей жизни в Назарете и потом, проповедуя, ходил больше по Галилее. Но самое главное Он совершил в Иерусалиме. Смерть мученическая Христова, Его искупительные страдания и воскресение из мертвых произошли в Иерусалиме.
К тому времени Иерусалим на карте мира отсутствовал, да и карт не было. Но если бы и были, его все равно бы там не было. Город был разрушен.
Лет за тридцать до разрушения Иерусалима, Христос плакал о нем, говорил: Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! (Мф. 23:37). Тогда ученики сказали Господу: «Смотри, учитель, какие здания!» Но Он сказал: «Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено». Так и совершилось после распятия Христова и Его Воскресения и после четвертого нежелания еврейского народа признать Христа, водимого своими слепыми, а вернее, зрячими, но злыми поводырями.
Еврейские вожди лучше всех знали, Кого они убили, знали, что Христос воскрес, но Воскресшему не поклонились. Они сознательно погрузили свой народ в бездну богопротивления и запрещали всяческими угрозами апостолам говорить о Воскресшем Христе и вообще упоминать Его имя. Они прекрасно понимали, что совершилось чудо Божие – Начаток умерших, Господь воскрес! Но почему-то приняли странный совет в своем сердце – свой народ удержать от веры и заключить его в тесные рамки своих предписаний законных. И так продолжается до сегодняшнего дня.
Спустя несколько десятилетий, когда были еще живы те, кто кричал в претории Пилату «Распни! Распни Его!», Иерусалим был разрушен. Когда-то он был единственным в мире центром религиозной жизни, в котором поклонялись истинному Богу, и Храм был в городе один на весь мир. Других таких городов не было, хотя храмов было много – в Индии, Египте, Китае. Любая языческая страна так или иначе пыталась украсить себя храмами в честь своих божеств, но Храм истинному Богу был только в Иерусалиме – это было сердце мира.
Когда Христос пришел в мир и совершил дело нашего спасения, воскрес из мертвых и ниспослал Духа Святого на учеников и апостолы пошли проповедовать в мир, Иерусалим, как исполнивший свое дело, был сметен с лица земли. Он сослужил свою службу, и Господь попустил полное уничтожение этого города. Город был не только разграблен, не только сожжен, как это бывает часто во время войн, город был разрушен до основания и развалины были перепаханы плугом. Так что слово Иисуса Христа о том, что камня на камне здесь не будет, исполнилось буквально. Не было ни одного камня, который бы лежал на камне. Все лежало на земле, и земля была пропитана кровью, и, как помет, лежали миллионы трупов, а оставшихся в живых евреев продавали на невольничьих рынках за цену раба, которая есть тридцать сребреников. Тридцать серебряных монет – цена самого дешевого раба. За эту цену продавали оставшихся в живых иудеев, которые не умерли от голода, болезней и не были убиты в уличных боях.
Городу дали новое римское имя – его назвали Элия Капитолина. С таким именем Иерусалим существовал несколько столетий. Туда пришли жить новые люди, возможно, остались и старожилы, знавшие местные предания. Под страхом смертной казни там было запрещено селиться евреям. После разрушения Иерусалима они были рассеяны по всему миру. Некоторые еврейские смелые души, любители града своих отцов, жили там в страхе наказания. Осталась и малая часть христиан. Люди благоговейно хранили в сердце память о святых местах, которые здесь были: где был Храм, где Голгофа, где Господь молился в саду перед страданиями, где Гефсиманский сад, где чья гробница. Это все жило в памяти людей, но уже очень ненадежно: казалось, умри еще один свидетель, и все забудется.
Для того чтобы совершенно предать забвению Господа Иисуса Христа и Его святое дело, которое Он совершил на Голгофе, на месте Его страдания был насыпан большой холм, и на нем язычники построили храм Венеры. Крест был зарыт, все было заровнено, холм насыпан и стояло здание языческого храма, где совершались жертвоприношения идолу.
И Бог вкладывает царице Елене мысль – найти это место, найти этот город, вернуть ему былую славу, возвеличить место искупления человеческого рода. И она предпринимает путешествие, чтобы вернуть этому городу, уже не существующему, его достоинство.
Теперь представьте, что Елена приезжает в Иерусалим и начинает искать место, где был распят Господь Иисус Христос. Находит каких-то людей, которые что-то от кого-то слышали, устраивает расследование. Находит тех, кто доподлинно знает, где это было. Нанимает людей, они копают, уничтожают храм Венеры. Роют днем и ночью. Елена поселяется вблизи места поисков. Ей ставят небольшое жилище, чтобы она могла наблюдать за работами. Она подстегивает рабочих, приплачивает им, чтобы копали не останавливаясь. Неизвестно, сколько нужно было холмов в Иерусалиме перекопать, если он весь в холмах, но она заставляет продолжать работы, она молится, она ждет. Господь дает ей мужество, терпение, настырность, энергию. Вдруг рабочие натыкаются на какое-то дерево: одно, второе, третье. Нашли!
Нашли кресты, крепко сбитые толстыми римскими гвоздями. Нашли три креста, какой из них Господний – кто сейчас разберет? Но, имея веру Божию и водимые благодатью, они думали, что не может Крест Спасителя затеряться среди крестов разбойничьих, он должен как-то проявить себя. И тогда стали искать какого-то чуда, вразумления, как помощи. Слепому нужна помощь.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • November2019 о книге: Алекса Вулф - Семь невест. Бал вампиров
    Очень скучная книга. Никакого толкового действия. Дурацкий непонятно от куда взявшийся дух, маскирующийся под деда мороза. Вместо интересной истории автор описывает, во что героиню наряжают к завтраку, обеду, ужину. Какие прически ей делает служанка. Во что ее наряжают ко сну. Зачем это? Где чувства, где накал страстей, где интриги? Наверное в другой книге у другого автора!

  • Nanni о книге: Анна Минаева - На крыльях времени
    Первую часть прочитала, все ждала чего-то, но увы и ах не дождалась...
    Продолжение не понравилось, при чем от слова «совсем».
    Средненько, ближе к так себе.

  • Flar82 о книге: Андрей Александрович Васильев - Файролл. Квадратура круга. Том 3
    Блин... Классная серия, но скоро она превратится в очередного "Ричарда Длинные руки", увы. 16 книг - уже перебор, нужно вовремя останавливаться.

  • Белогорская о книге: Татьяна Корсакова - Гремучий ручей
    Неплохая книга, будет продолжение, как сказала сама Татьяна Владимировна, двулогия или трилогия. Это радует. Сама книга довольна интересная. Но в этот раз, думаю, это уже не мистика, а самая настоящая фантастика. Немного смутила опять тема древнего рода и старого поместья, это стало заезжено у Татьяны. Как обычно, хороший слог и приятные, человечные главные герои, к которым сразу прикипаешь. Опять же не те книги, которые с хеппи эндом, пишет автор, и "Гремучий ручей" тому подтверждение. Буду ждать продолжения, однозначно. Оценка 4/5.

  • Настенька о книге: Сюзан Смит - Прикосновение Грейси [любительский перевод]
    Рекомендую этот ЛФр. Очень захватывающий сюжет и ГГ-ои.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.