Библиотека java книг - на главную
Авторов: 53221
Книг: 130580
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Бандеровский эшелон»

    
размер шрифта:AAA

Александр Тамоников
Поезд дружбы

Все изложенное в книге является плодом авторского воображения. Всякие совпадения случайны и непреднамеренны.
А. Тамоников
© Тамоников А., 2014
© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Глава 1

Два внедорожника свернули с дороги Каровск – Зареченск, прошли по грунтовке около трехсот метров, въехали в лесной массив и остановились у шлагбаума полевого контрольно-пропускного пункта. Из будки вышел солдат-десантник в каске и бронежилете. Автомат АКС-74 он держал в готовности к бою.
Из «Ниссана» выпрыгнул мужчина лет тридцати в черной форме без опознавательных знаков и заявил, будто скомандовал:
– Свои мы!
Солдат усмехнулся и осведомился:
– Неужели? А кто здесь свои?
– Ты что, солдат, не видишь, кто приехал?
– А ты голос-то не повышай! А то отмашку дам, и пулеметный расчет твои джипы в хлам разнесет.
Мужчина сжал губы, но сменил тон и спросил:
– Командир бригады на месте?
– Это смотря для кого, – проговорил десантник и вновь усмехнулся.
Мужчина не выдержал и буквально зарычал:
– Да ты что, боец, ослеп? Перед тобой сотник «Державы». Командир на месте?
Солдат понял, что подъехали каратели.
– На месте. Но у меня приказ не пропускать никого без личного разрешения командира бригады.
– У тебя связь с начальством есть?
– Конечно.
– Ну так передай командиру, что к нему прибыл представитель штаба антитеррористической операции.
– Как представить?
– Скажи, что приехал Лютый!
– Ладно, сейчас! Петро! – позвал он кого-то, повернувшись к лесу.
Из кустов донеслось:
– Да, Денис?
– Я на КПП, а ты пригляди за мужиком и тачками. Если что, бей из пулемета на поражение. Хрен их знает, что за гости, в натуре.
– Понял.
Солдат повернулся к мужчине и заявил:
– А ты, Лютый, стой на месте и предупреди тех, кто в машинах, чтобы на местах сидели. Иначе всех вас положат тут.
У мужчины от бессильной ярости заходили желваки.
– Делай свое дело, солдат! – прохрипел он.
Боец прошел на КПП, по полевому телефону вызвал дежурного по бригаде.
– Капитан Волынов, слушаю!
– Дневальный по первому КПП сержант Московец!
– Слушаю тебя, сержант.
– Тут к КПП два внедорожника подъехали. Мужик, который вышел из одного из них, сказал, что ему нужен командир бригады. Просил передать, что прибыл сотник «Державы» Лютый.
– Подожди, я свяжусь с комбригом.
Через несколько секунд дежурный приказал:
– Пропустить машины, не досматривая!
– Понял, выполняю.
Десантник поднял шлагбаум, вышел на порог и сказал:
– Проезжайте. Как доехать до штаба, знаете?
– Найдем!
– По грунтовке до первого модуля, это и есть штаб.
– Неси службу!
– Куда ж от нее денешься.
– А что, не хочется служить?
– Можно, лишь бы не переслуживать, а дембель нам на три месяца отложили.
– Так сейчас надо.
– Кому?
– Родине твоей!
– Ну ты сказал!.. Родине. Где она? До столицы или за ней?
– Ты эти базары прекрати, а то под трибунал пойдешь.
– А мне плевать. Надоело все до чертиков. Вы езжайте, не мешайтесь тут под ногами.
– Борзый ты, солдат.
– Какой есть!
– Родом откуда?
– Издалека.
– Ну-ну!
Мужчина сел в «Ниссан», и два внедорожника двинулись к штабному модулю, где их встретил дежурный по бригаде. Из машин вышли семь человек.
Старший, который представился Лютым, приблизился к офицеру и спросил:
– Где командир?
– В кабинете. Машины можете отогнать в парк, тут недалеко, за поворотом. Людей разместим здесь, в штабном модуле. На время, конечно.
– Я ненадолго, так что машины и люди останутся на месте.
– Лады, кабинет командира последний справа по левому коридору.
Лютый повернулся к подчиненным, окликнул одного:
– Мирон! Ждать здесь. По части не бродить.
– Понял.
Представитель руководства антитеррористической операции, уже вторую неделю проводившейся в юго-восточном регионе страны, прошел в кабинет командира отдельной десантной бригады.
Дверь он открыл без стука, как свою, потом уточнил:
– Полковник Боровко?
– Валерий Иванович, – подсказал комбриг. – С чем пожаловали, господин Лютый?
Сотник подошел к столу, присел на складной стул, выложил лист бумаги.
– Что это? – спросил командир бригады.
– Это документ, подписанный президентом, который подчиняет твою бригаду мне.
– Во как? И кто же вы по званию, господин Лютый, чтобы командовать бригадой?
– Это неважно. Ты будешь командовать соединением, но выполнять при этом мои приказы.
Полковник взял в руки лист бумаги, прочитал, положил на стол и проговорил:
– Дожили. В войска комиссаров начали присылать.
– Ты чем-то недоволен, Боровко? Говори сразу, замену тебе я найду быстро.
– Какие будут указания, господин Лютый?
– О них позже. Сейчас я хочу знать, что за обстановка сложилась на данный момент в районе города Зареченск.
– Кое-что в военном деле вы все-таки понимаете.
– Я задал вопрос и жду ответа на него.
Боровко посмотрел на часы.
– Не кажется ли вам, господин Лютый, что четыре утра – не самое удобное время для проведения служебных совещаний?
– Я жду ответа, полковник.
– Ну что ж! – Командир бригады достал из сейфа карту местности и разложил ее перед боевиком националистического радикального движения «Держава», благодаря которому и пришло к власти нынешнее руководство страны.
«Держава» являлась боевой организацией, безжалостной, кровавой бандой. Кумиром ее членов был Степан Бандера.
– Это карта Зареченска с прилегающими территориями.
– Вижу. Что обозначено на ней?
– Красным карандашом – места дислокации батальонов бригады и приданных сил, синим – позиции народного ополчения.
– Не ополчения, а экстремистов, сепаратистов, террористов. Получается, что они контролируют весь город!
– Да какие, к черту, экстремисты? Обычные люди, поднявшиеся против политики новых властей.
Лютый внимательно посмотрел на командира бригады и осведомился:
– Тогда против кого ты, Боровко, проводишь антитеррористическую операцию?
– А вот это, я думаю, не понимают и в столице.
– Ты говори, да не заговаривайся.
– А вам, господин Лютый, следует прекратить «тыкать» мне. Все же я старше вас.
– Да? Ты теперь мой подчиненный, и я буду обращаться к тебе так, как пожелаю. Докладывай обстановку!
Полковник тяжело вздохнул, присел на такой же складной стул напротив представителя новой власти и заявил:
– Как видите по карте, город полностью заблокирован, что, собственно, и являлось задачей бригады. Блокпосты пропускают только частные машины, «Скорую помощь», пожарные, автомобили с пропуском губернатора, с продуктами. Вся техника досматривается. К Зареченску подходят четыре основные автомобильные дороги: от Каровска, Данова, Славного, Рубово. Они перекрыты. Город является достаточно крупным железнодорожным узлом. Поезда идут по графику.
– Вы не контролируете их?
– Нет, до границы поезда сопровождают специальные подразделения. Скорее всего, это ваши коллеги.
– Дальше!..
– Батальоны бригады размещены вокруг города, это тоже видно по карте. Роты занимают позиции обороны. Бригаде передан батальон национальной гвардии. Он стоит в роще у Большого холма юго-западнее города. В батальоне двести хорошо вооруженных бойцов. Командует ими капитан Туренко Василий Викторович.
– У тебя налажено взаимодействие с ними? – спросил Лютый.
– Батальон Туренко прибыл сюда лишь двое суток назад, пока обустраивается.
– Что еще по нашим силам?
– Бригаде придана группа из пары самоходных артиллерийских установок «Гвоздика» и двух систем залпового огня «Град». Ею командует капитан Бойко Андрей Андреевич. Есть взвод стодвадцатимиллиметровых минометов лейтенанта Дрона и авиагруппа, состоящая из шести Ми-8 и четырех Ми-24. Командир – майор Таняк Леонид Евгеньевич.
– Сколько минометов во взводе Дрона?
– Четыре.
– Что с боеприпасами?
– Хватает.
– Это не ответ!
– Артиллерия и авиагруппа имеют двойной боекомплект, причем разнообразный.
– Понятно.
– Почему вас не интересует штат бригады?
– Он мне известен. Но к тебе должны подойти еще и танки.
– Не только они. Еще пара самоходок, минометы. Но эшелон развернули, так как железную дорогу у Вольны перекрыли мирные жители.
– Как какие-то ватники могли остановить эшелон?
– Ватники, говорите? – Полковник посмотрел на бандита. – Я воздержался бы от подобных оскорблений. Здесь живут такие же люди, как и в других регионах страны. Они и разобрали пути. А поезда, знаете ли, по одним шпалам передвигаться не могут.
– Издеваешься?
– Ни в коем случае. Докладываю обстановку.
Командир бригады вызывал у националиста раздражение.
– Что по противнику? – спросил сотник.
– Местные жители…
Лютый резко прервал Боровко:
– Сепаратисты! Сколько можно повторять?! Какие, к черту, местные жители?
Боровко не обратил внимания на раздражение боевика и продолжил:
– Местные жители, а точнее, отряды самообороны, сформированные из них, установили блокпосты на всех автомобильных дорогах при въезде в город. Они вооружены автоматами, ружьями, кое-где есть и пулеметы. Блокпосты прикрываются бронетехникой. Южный имеет два БТР-60 ПБ. Это направление от Каровска. На двух западных постах – их размещение отмечено на карте – мы заметили бронетранспортер и БМД-1. Мост через реку Лисина тоже защищает пост с боевой машиной десанта, имеющей семидесятитрехмиллиметровое орудие «Гром» и пулемет ПКТ. Две боевые машины пехоты, а также самоходная артиллерийская установка «Нона» находятся на площади Ленина, прикрывают центр города. На всех улицах Зареченска баррикады, на которых дежурят преимущественно безоружные люди. Здания администрации, ОВД, суда, прокуратуры и отдела службы безопасности контролируются силами самообороны. Штаб ополченцев расположен в здании районной администрации.
– Откуда у сепаратистов столько техники?
– Захватили, когда началась антитеррористическая операция и первые армейские подразделения вошли в город. Некоторые офицеры и солдаты перешли на сторону ополченцев. Вместе с оружием и техникой. Часть была выведена. На смену им прислали нас.
Влас Лютый указал пальцем на карту.
– Это что?
– Бывший аэродром ДОСААФ. Там сейчас размещено усиление бригады.
– Ты пытался взять Зареченск?
– Нет. У меня задача заблокировать город.
– А батальон национальной гвардии?
– Я же говорил, он только обустраивается. Расчищает площадки, ставит палатки. Задача батальона мне неизвестна. Истинная, – поправился командир бригады.
– У тебя пять полноценных батальонов, мощная группировка усиления, больше сотни единиц техники, авиация, и ты держишь войска на стационарных позициях?
– Послушайте меня, господин Лютый. Сколько можно повторять, задача бригады – блокировать город, а не штурмовать его. К тому же у офицеров и солдат нет никакого желания стрелять в мирных жителей.
– Это ты послушай меня, полковник. Пока ты здесь жуешь сопли, все больше жителей таких вот поселков переходят на сторону сепаратистов.
– Значит, такова их воля.
Разговор офицера и главаря боевой организации прервали несколько пулеметных очередей. Следом грохнул разрыв снаряда, началась интенсивная стрельба из автоматов. Огонь велся на севере поселка.
– Что еще за черт?! – воскликнул командир бригады и схватил трубку полевого телефона. – Дежурный! Что за стрельба?
– Выясняю, господин полковник.
– Так живее выясняйте и сразу же докладывайте мне.
Лютый откинулся на спинку стула, усмехнулся и заявил:
– Оказывается, не все здесь так хорошо, как ты представляешь.
Телефон издал сигнал вызова.
Лютый мог слышать, о чем шел разговор.
– Господин полковник, обстановку уточнил. Это подразделение майора Городича открыло огонь по северному посту ополченцев. Те ответили. Ведется позиционный бой.
– Кто применил оружие? Наши или ополченцы?
– Наши. Из БМД выстрелили в бетонные блоки.
– Связь мне с Городичем!
– Есть.
Через несколько секунд ответил начальник штаба батальона:
– Сосна-32 на связи!
– Говорит Первый! Кто приказал открыть огонь?
– Комбат.
– Где он сейчас?
– На позициях второй роты.
– Связь с ним есть?
– Никак нет.
– Тогда высылайте посыльного с приказом немедленно прекратить огонь. Майору Городичу срочно прибыть в штаб бригады. Вопросы?
– Никак нет.
– Выполняйте! – Полковник бросил телефонную трубку. – Этот Городич мне уже вот где, – Боровко провел ладонью по горлу. – Прислали комбата!.. Ему не в армии, а в банде Махно служить.
– Что, полковник, значит, есть в бригаде люди, готовые воевать с сепаратистами?
– И чему вы радуетесь, господин Лютый? Тому, что армию превратили в хреновый колхоз? Тому, что дисциплина у каждого своя? Так мы далеко пойдем.
– Вот такие типы, как ты, и развалили армию.
Командир бригады прищурил глаза. От его вежливости не осталось и следа.
– Послушай, ты, представитель власти! Я вот сейчас прикажу вышвырнуть и тебя, и твоих боевиков за пределы соединения. Валите-ка вы в столицу!..
– Прикажи, полковник. – Лютый усмехнулся. – Пойдешь под суд революционного трибунала. А я сделаю так, что до него ты не доживешь. – Сотник резко повысил голос: – Знай свое место, полковник! Сейчас и навсегда в стране наша власть. Ты будешь слушать нас либо в расход пойдешь. Комбата не трогать! Я уезжаю, но совсем скоро вернусь. Тогда мы и начнем серьезную работу. Подумай о моих словах. Это реальное предупреждение. Церемониться с саботажниками и предателями мы не будем.
– Что, всех поставите к стенке?
Лютый подошел вплотную к Боровко и прошипел:
– Если надо, комбриг, то всех поставим к стенке. Все, надоел ты мне. – Лютый вышел из кабинета, затем из штабного модуля.
Стрельба на северном направлении тем временем прекратилась.
Боевик сплюнул на землю и приказал подельникам:
– По местам. Выезжаем отсюда. – Он запрыгнул на переднее сиденье первого внедорожника.
Водитель спросил:
– Куда едем, Влас?
– Подъезжай к КПП, узнаем, как проехать к роще у Большого холма.
– А что там?
– Не что, а кто. Батальон национальной гвардии. И вообще, Мирон, не надо задавать ненужных вопросов. Я уже с одним идиотом вдоволь наговорился.
Водитель шмыгнул носом, завел двигатель, развернул «Ниссан» и повел его к полевому контрольно-пропускному пункту. Следом пошел второй внедорожник.
На КПП сержант объяснил боевикам, как проехать в нужное место, и на рассвете машины въехали в полевой лагерь. Здесь ни КПП, ни шлагбаума с часовым не было. Лишь вооруженный боец в черной форме, такой же, как у Лютого с компанией, стоял у большой палатки. Он направил на «Ниссан» автомат.
Лютый выглянул из окна и заявил:
– Мы бойцы «Державы»!
– Ксива есть?
– Все есть! Капитан Туренко в этой палатке?
– В этой. И не надо кричать, люди спят. До подъема еще час. А ксиву покажи. Только один выйди, остальные пусть в машинах сидят.
– Добре, солдат, добре. – Лютый выбрался из машины, подошел к караульному, показал мандат и паспорт.
Боец национальной гвардии внимательно просмотрел документы, вернул их хозяину.
– Ясно. В машинах ваши люди?
– Здесь что, аномальная зона? – воскликнул Лютый.
– В смысле? – не понял боец.
– В том смысле, что я у Зареченска встречаю уже третьего идиота. Только с ними и общаюсь! Сам подумай, если я приехал на машине, а за ней идет еще одна, то кто, кроме верных мне людей, может быть в них?
– Мне почем знать? Документы в порядке. Дальше что?
– Ну точно аномальная зона. Буди своего командира, пусть выйдет.
– Нет, не могу. Он в морду даст.
– Быстрее я тебе набью морду. Выполняй, что говорят.
Боец вздохнул и зашел в палатку.
Вскоре оттуда донеслось:
– Какого черта? Время сколько, смотрел?
– Так точно, господин капитан, но вас требует Лютый!
– Чего? Какой еще Лютый? Пшел вон, придурок!
– Извините, господин капитан, Влас Лютый очень хочет вас видеть.
Видимо, до командира батальона национальной гвардии наконец-то дошло, в чем дело.
– Пшел на пост. Сейчас приду!
Боец вышел из палатки, поправил автомат и пробубнил:
– Говорил же, командира лучше не будить. Тем более что лег он только в три.
– А до этого чего делал?
– Об этом у него спросите.
Из палатки вышел мужчина лет двадцати пяти в спортивном костюме с помятой физиономией, окруженный ароматом свежего перегара.
Он взглянул на приезжего и буркнул:
– Чего надо?
Лютый раскрыл перед лицом комбата мандат.
– Читай, капитан!
Туренко прочитал, понял, что перед ним начальство, подтянулся и выпалил:
– Извиняюсь, господин Лютый!
– Значит, вместо того чтобы командовать батальоном, ты, капитан, пьянствуешь?
– Вовсе нет. Ну, выпили вчера малость. Хлопцы из Рубово девок привезли. Мы, сами понимаете, расслабились немного.
– А девицы где?
– Так обратно в поселок и отправили.
– А сегодня они заявят, что их изнасиловали славные бойцы батальона национальной гвардии, опора правительства, так?
Туренко рассмеялся и заявил:
– Если их и изнасиловали, то лет десять назад, не меньше. Это же шлюшки были.
– С этим позже разберемся. Но предупреждаю, впредь никаких расслабух, горилки, дивчин, ясно?
– Ясно.
– Отойдем в сторону.
– Как скажете.
Лютый и Туренко прошли к старой березе, высившейся на опушке рощи.
Представитель штаба антитеррористической операции спросил:
– Что у тебя за люди, Туренко?
– Хлопцы в основном с майдана. Есть партия добровольцев из западных областей, но тех немного.
– Значит, почти все обстрелянные?
– С ментами дрались, здания брали, местных всяких разгоняли. Нормальные хлопцы.
– Много кровью повязанных?
– Да почти все. До формирования батальона обретались кто где. По большей части, конечно, на майдане, но есть и такие, которые кацапов на улицах отстреливали да забивали насмерть.
– Это хорошо. В Зареченске крутой шухер организовать сможете? Там придется валить не только мужиков, но и баб. Всех, кто подвернется под руку. Наглухо!
– А вот это смотря сколько власти заплатят. Даром серьезно чистить город бойцы не станут.
– Деньги будут.
– Тогда и шухер будет. А если еще войска поддержат, то снесем к черту весь этот Зареченск.
– С оружием у вас как?
Туренко усмехнулся и ответил:
– Этого добра хватает. Мы ведь теперь официальное специальное подразделение! Батальон! Когда работать начнем?
– Скоро. А пока подумай, как будешь действовать в ходе зачистки. Определи, кто какой улицей пойдет, какие здания брать будет, что взрывать, а что поджигать. Операция должна быть рассчитана до мелочей. Это понятно, капитан?
– Понятно!
– Насчет расслабухи и девчат?
– Понятно.
– Сегодня же ты встретишься с командиром бригады. Собственную предварительную задачу не озвучивай. На вопросы комбрига отвечай уклончиво, мол, батальон прислали сюда для совместных действий с бригадой, но конкретной задачи пока не ставили. О нашей встрече сказать можешь, но только то, что познакомились, потом я посмотрел твоих бойцов, вооружение. Никакой конкретики. Особо с комбригом не откровенничай. Не наш он человек.
– А как же с ним тогда воевать?
– А кто сказал, что именно с ним? Ты же сам офицер, должен знать, что командиры приходят и уходят, а подразделения, части, соединения остаются. Ты будешь взаимодействовать с батальонами и ротами бригады, а не с каким-то конкретным командиром. Это понял?
Туренко пригладил непослушные, немытые волосы. Соображал он по-прежнему туго.
– Да вроде понятно. В общем, с командиром встретиться, но лишнего не говорить. Только то, что мы будем действовать вместе. А что и как, определит начальство.
– Верно.
– Один вопрос разрешите?
– Давай!
– Вы не тот Лютый, сотня которого мочила москалей в Гороцке?
– Тот, а что?
– Да очень лихо вы их, без лишних базаров! До вас, по-моему, никто вот так открыто не открывал огонь по населению.
– Мне был отдан приказ, и я его выполнил. Надеюсь, что в этом плане и у нас с тобой проблем не возникнет.
– Какие могут быть проблемы? Единственное, надо бы парням заплатить.
– Сказал же, этот вопрос решу.
– Когда ждать?
– Как только, так сразу. Ты делай то, что сказано.
– Есть!
– Ну и добре. Поехал я.
– Может, дождетесь завтрака, а пока отдохнете?
– Нет! Мы позавтракаем и отдохнем дома.
– Ну, тогда счастливого пути.
– Спасибо. Работай, капитан!
– Все будет нормально!
– А иначе тебе не жить, Вася! Революция ни предательства, ни ошибок не прощает. Бывай!
Пара внедорожников выехала из рощи, прошла Каровск, свернула на трассу. На подъезде к столице Лютый достал из кармана сотовый телефон, набрал номер.
Послышались длинные гудки, потом ему ответил хрипловатый мужской голос:
– Да?!
– Это Влас, Родион Александрович. Доброе утро.
– Доброе. Ты где сейчас?
– На подъезде к столице. Готов немедленно доложить о результатах поездки на восток. Скажите, куда подъехать?
– В город не въезжай. Останови сразу за постом ГАИ. На стоянке у кафе. Сейчас десять двадцать. В половине двенадцатого подъеду, тогда и поговорим. Понял?
– Так точно, Родион Александрович. – Лютый отключил телефон, повернулся к водителю и приказал: – За дорожным постом на въезде в город будет кафе. Там остановишься.
– Добро, – ответил Тарас Бровчук.
Спустя десять минут две машины встали на площадке. Боевики зашли в кафе, заказали завтрак. За десять минут до условленного времени Лютый приказал подчиненным оставаться в заведении и вышел на улицу. Вскоре он увидел «Хонду» Родиона Миковича, занимавшего высокий пост в службе безопасности страны. «Хонда» развернулась и остановилась прямо возле Лютого. За рулем находился сам Микович.
Он открыл переднюю дверцу и распорядился:
– Садись, Влас!
Лютый занял место рядом с ним.
Микович приказал:
– Докладывай, что у Зареченска.
– Ситуация неоднозначная, Родион Александрович.
– Подробней и ясней!
– Встречался с командиром бригады. Как понял, он не горит желанием вести боевые действия. Бригада город заблокировала, однако посты пропускают в Зареченск продовольствие и людей из других регионов.
– Что же это за блокада?
– Вот и я о том же, Родион Александрович. Полковник Боровко не признает отряды самообороны за сепаратистов, говорит, что это народное ополчение, недовольное новыми властями, поддерживаемое местными жителями. Боровко вряд ли отдаст приказ на штурм города. Если вынужден будет это сделать, то сам же и сорвет его. С таким комбригом не приходится рассчитывать на то, что войска войдут в город.
– Плохая новость.
– Но есть вариант.
– Что за вариант?
Лютый рассказал собеседнику о самостоятельных действиях командира батальона бригады, обстрелявшего позиции ополчения безо всякого приказа.
– Кто такой этот комбат? – спросил Микович.
– Майор Городич. Вот если снять Боровко и на его место назначить Городича, то ситуация изменится.
– А ты уверен, что за Городичем пойдут другие командиры батальонов?
– Нет. Но атака даже одного батальона при поддержке артиллерии и авиации – это уже серьезно. Она заставит сепаратистов перебросить силы с южного и западного направлений на север, что обеспечит проникновение в Зареченск батальона национальной гвардии капитана Туренко. Тогда и другие подразделения в стороне не останутся. Кому охота попадать под суд революционного трибунала?
– Да, неплохой вариант, – согласился Микович. – Значит, необходимо отстранить полковника Боровко от должности?
– Я бы советовал снять не только комбрига, но и всех его заместителей.
– Хорошо, я решу этот вопрос.
– Извините, Родион Александрович. Перестановку в командовании бригады надо сделать как можно быстрее, а то этот Боровко может додуматься и до перехода на сторону сепаратистов. От него всего можно ожидать.
Микович кивнул и заявил:
– Приказ будет подписан сегодня же. Вот только Боровко может и не подчиниться, раз предугадать его реакцию на отставку невозможно. А нам такой прокол не нужен. Сделаем по-другому. Вызовем полковника в столицу, а здесь нейтрализуем. Передадим приказ о повышении майору Городичу, тот на месте повяжет заместителей Боровко.
– А если комбриг откажется ехать в столицу? Нельзя исключать и такой вариант.
– Тогда отдашь приказ Туренко на ликвидацию мятежного полковника. У капитана есть снайперы. Им не составит труда убрать командира бригады, как, впрочем, и его заместителей. Но это крайний случай.
– Полностью согласен с вами.
Микович усмехнулся.
– Еще бы! – Он кивнул назад. – За тобой на сиденье кейс. Забери его. Там зарплата твоим бойцам, по тысяче долларов рядовому, по две – взводным.
– В кейсе и моя доля?
– Денежное довольствие, а не доля.
– Пусть так, мне без разницы.
Микович достал из кармана пачку пятидесятидолларовых купюр.
– Вот твое довольствие. Пять штук зеленых. Возьмешь Зареченск, получишь в двадцать раз больше. Сто тысяч, возможны еще и премиальные.
– Хорошие деньги.
– Особенно по сравнению с доходами простых граждан. Не у всех работяг по пятьдесят долларов в месяц выходит. Так что держись за должность.
– Я держусь. Капитан Туренко просил денег.
– В курсе. Они уже отправлены на соответствующий счет. Слышал, ты хочешь у еврея в своем поселке дом отобрать?
– И кто же это такой осведомленный слил меня вам?
– Неважно. Я лично ничего не имею против, но провернуть дельце ты должен тихо и без крови.
– За это не беспокойтесь.
Микович вновь усмехнулся и заявил:
– Это не мне, а тебе беспокоиться надо. Если шум насчет беспредела выйдет за границы поселка, то я первым отдам тебя под суд.
– Понял.
– Сейчас езжай домой, отдохни. Соскучился, наверное, по жене-то?
– Жена что? Бабу на день-другой можно в любом селе найти. По дочке соскучился.
– Вот и повидаешься с дочкой! Послезавтра в ночь ты с сотней должен убыть к Зареченску в качестве командующего всеми силами, дислоцирующимися у мятежного города. Там подготовить и провести штурм. Это понятно?
– Так точно, Родин Александрович.
– Ступай! У меня в городе дел полно.
– Благодарствую. Все сделаю как надо.
– С еврейской семьей тоже?
– Так точно!
– Ну, удачи! Если что, звони, но не по пустякам.
– До свидания, Родион Александрович. Еще раз благодарствую.
– Не за что. Родину от варваров спасаешь. Святое дело делаешь. Все, иди!
Лютый вышел из машины, и «Хонда» тут же рванула с места.
Сотник прошел в кафе, положил на стол кейс, взглянул на заместителя, Богдана Скарабу, и сказал:
– Здесь бабки. Рядовым по штуке, взводным и тебе – по две. Разделишь сам и прикажешь всем послезавтра собраться за моим поселком в полной экипировке. Подогнать два грузовика.
– Вернемся в Зареченск?
– Да. Только теперь не на инспекцию. На работу.
– Без вопросов, командир.
– Ты со своими езжай в город, я с Бровчуком, Безобразом и Дуничем – в Гольно. Послезавтра в двадцать два сбор там, у леса. Вопросы есть?
– Да какие вопросы?
Голос подал Мирон Безобраз:
– Мы свои бабки взять можем?
– Конечно. Берите и валите на улицу.
В 9.20 от кафе отошел «Ниссан», через пятнадцать минут – вторая машина. Бровчук повел внедорожник в объезд столицы. В половине первого он остановил его возле ворот высокого забора дома Лютого. Главарь боевиков и Дунич вышли. Остальные поехали к своим домам. Дунич остался в качестве охранника.
Бандиты прошли во двор, Дунич сразу же вошел в сторожку справа от ворот. Там ему предстояло нести службу до 20.00, когда его должен был сменить Безобраз.
Страницы:

1 2 3 4





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.