Библиотека java книг - на главную
Авторов: 49230
Книг: 122954
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Игрушка олигарха»

    
размер шрифта:AAA

Альмира Рай
Игрушка олигарха

Глава 1

Сердце гулко колотилось, когда я шла по темному коридору незнакомого дома. Я нервничала и в то же время предвкушала встречу со старым знакомым. Прошло около пяти лет. Каким он стал? Вспомнит ли меня? Поможет ли?
Стоя напротив двери под номером сто тридцать два, все никак не решалась нажать на звонок. Меня снедали сомнения. В какой-то момент я и вовсе решила сбежать, но вспомнила Женю и застыла. Нужны деньги. У меня в столице нет родственников. Я не знаю никого, кто мог бы помочь. Никого… кроме давнего друга семьи. Он достаточно хорошо знал папу, чтобы хотя бы выслушать меня. Сделав глубокий вдох, все же нажала на дверной звонок.
– Кто? – прозвучал низкий сиплый голос. Совершенно незнакомый. Я даже отстранилась, испугавшись, что перепутала дверь. Но она резко распахнулась, и на пороге показался амбал неприветливой наружности. Я застыла, не в состоянии проронить и двух слов.
Амбал в ответ пристально меня изучал, пока на его лице не появилась довольная улыбочка. И вот тогда мне стало по-настоящему страшно. Я уже открыла рот, чтобы промямлить извинения, как он резво втянул меня внутрь квартиры и быстро закрыл за нами дверь.
– Отпустите меня! – испуганно просипела я. Мой обычно звонкий голос пропал.
– Дмитрий Сергеевич, к вам пришли! – заорал амбал, не спуская с меня глаз.
Стоило услышать знакомое имя, и накатило облегчение. Все же я по адресу.
– Кто?
А вот теперь голос звучал знакомо. Низкий, бархатистый, с нотками хрипотцы от частого курения. Еще спустя несколько секунд показался и сам дядя Дима. Он изменился. А возможно поменялось мое мировоззрение. В самом деле, мне было тринадцать, когда я видела его в последний раз. Тогда он был просто сыном папиного крестного, одним из множества друзей нашей большой семьи. Я не замечала ни того, насколько высоким и хорошо сложенным он был, ни его мужественной, немного хищной красоты. Я помнила, что он всегда ходил в идеально выглаженных костюмах, но только теперь заметила узоры татуировок, выглядывающих из – за ворота рубашки. Короткий ежик темных волос, густые темные брови, небольшая горбинка на носу, дерзкая улыбка на губах и двухдневная щетина – его образ так и запечатлелся в моей памяти. Правда, улыбался он исключительно моей маме. А вот чего точно раньше не было, так это небольшого широкого шрама на скуле.
Да, тогда он был просто другом. Теперь… Он меня пугал. Дмитрий Сергеевич немного хмурился, вытирая руки полотенцем. Оно было испачкано чем-то красным, и я в шоке округлила глаза, инстинктивно отступив назад. Амбал все еще стоял за спиной, напоминая, что пути отхода нет.
– Да? – Хозяин квартиры казался удивленным, пока его темные, почти черные глаза сканировали меня с ног до головы. Кажется, меня не ждали.
– Это я, дядь Дим, – пролепетала я, совсем забыв заученную фразу приветствия. И, естественно, это ни о чем не говорило недоуменному мужчине. Я быстро исправилась: – Юля. Никитина.
Он отбросил полотенце на кресло и, все еще хмурясь, неторопливо зашагал ко мне.
– Никитина, – медленно повторил он, будто вытаскивал на поверхность старые воспоминания.
Я видела, что он признал меня, но не сказал ничего, чтобы хоть как-то разбавить затянувшееся молчание. Когда он подошел вплотную, в мой нос ударил резкий аромат парфюма. Столь дерзкий, что с одной стороны хотелось сморщить нос, а с другой – прижаться к шее мужчины и вдыхать этот запах до потери сознания. Я воздержалась от всех вариантов и, мысленно себя отругав, улыбнулась как можно приветливее.
– Ты изменилась, – наконец произнес Дмитрий Сергеевич.
Он не был очень уж радушным. Не попросил своего телохранителя отойти от меня и не пригласил внутрь.
– И вы немножко, – произнесла я, скромно потупив взор. Что меня всегда напрягало в нем, так это пристальный взгляд, смотрящий прямо в душу. Мне было жутко неловко в его присутствии, я не могла выдержать и нескольких секунд игры в гляделки.
– Я, наверное, не вовремя, – проблеяла, когда тишина начала давить на нервы. На что я вообще надеялась? Он даже не узнал меня. Не думаю, что ему хватит терпения еще и вникать в мои проблемы.
– Нужно было позвонить, – тоном строгого учителя произнес Дмитрий Сергеевич. От этого тона мои коленки начали дрожать. – Но раз уж ты пришла, я уделю тебе немного времени.
Он потянулся к вешалке за своей курткой, и я вопросительно подняла брови.
– Поужинаем. Расскажешь, зачем искала меня.
В его исполнении это совершенно не звучало как предложение. Нет, это был приказ. Я уже пожалела о том, что явилась сюда, и теперь совершенно не представляла, как изложить свою деликатную проблему в общественном месте.
– А может быть, просто попьем чаю? – предложила, заикаясь чуть ли не на каждом слове.
Но дядя Дима лишь хмыкнул и покачал головой.
– Я не ждал гостей. На кухне беспорядок. Кстати, – он послал красноречивый взгляд поверх моей головы своему вышибале. – Сань, приберись.
Это тоже приказ. Этот человек привык их отдавать. Я не могу его винить, он может себе это позволить. Он может себе позволить… все.
– Идем, Юляша! – неожиданно весело произнес Дмитрий Сергеевич. Его лицо осталось бесстрастным, вот только в глазах я заметила искорку веселья.
– Прошу, только не называйте меня так! – обреченно простонала я, вспомнив дурацкое прозвище, которым меня наградил отец.
– Допустим, я соглашусь на это, – совсем серьезно произнес он и открыл для меня двери, пропуская в коридор. – Но лишь при условии, что ты никогда больше не назовешь меня дядей. Не солидно это как-то, Юляш. В самом деле, какой я тебе дядя?
Мы встали у лифта, он нажал кнопку вызова и посмотрел на меня, ожидая ответа. Мне не оставалось ничего, кроме как кивнуть. В конце концов, он прав. Мне больше не тринадцать.
– Итак, выкладывай, – предложил Дмитрий Сергеевич, пристально меня рассматривая. Он только что сделал заказ официанту одним лишь кивком. Я заметила, что люди расступались перед ним, словно боялись и избегали общения. Я их понимала. Дмитрий Сергеевич Рогозин внушал страх одним лишь взглядом. Казалось бы, я могла расслабиться, ведь мы знакомы. Он не пропускал ни одного дня рождения папы, а однажды даже принес мне огромного плюшевого медведя.
Но сидя так близко к мужчине, который вот уже с минуту не отрывал от меня взгляда, я не могла выдавить и слова. Руки нервно подрагивали, когда я укладывала салфетку на колени. А все слова, которые тщательно репетировала перед зеркалом, в одночасье забылись.
– С чего бы начать? – пробубнила я.
– А ты красивой выросла, – неожиданно произнес Рогозин, вальяжно облокотившись на спинку диванчика. А затем его губ тронула самодовольная ухмылка, когда он заметил мое смущение. Щеки и шея горели, и я просто не знала, куда себя деть. Позже я буду злиться на свою глупую реакцию, но сейчас изо всех сил пыталась собрать мысли в кучу.
– Спасибо, – шепнула я. Но на самом деле я не была с ним согласна. То есть да, я симпатичная, но не настолько красивая, чтобы мужчины вроде него теряли головы.
Мои длинные черные волосы всегда ужасно путались, но я все никак не решалась их остричь. Губы были слишком бледными и практически сливались со смуглой кожей. Пожалуй, только синие глаза были ярким акцентом на моем лице. Женя всегда говорил, что у меня самые прекрасные глаза, которые он видел.
Напоминание о парне и о нашей проблеме заставило меня говорить.
– Дя… Дмитрий Сергеевич! – выпалила я, заикаясь. – Я учусь здесь. – Господи, какая же я дура! – То есть поступила в этом году. На маркетинг. Честно говоря, я до сих пор не знаю, кем хочу стать. Но очень хотелось учиться в столице, потому я подавала документы в разные ВУЗы, и вот… Куда взяли!
Мда… У меня две крайности. Либо нема как рыба, либо тарахчу без умолку. Я заставила себя замолчать, поймав все тот же насмешливый взгляд своего собеседника. Наверное, в его глазах я выглядела полной идиоткой.
– Продолжай, – махнул рукой Рогозин.
Я могла бы и дальше рассказывать милую историю о том, как, поселившись в общежитии, встретила доброго, заботливого парня. Как он тайком проникал ко мне по ночам, чтобы прижать к себе. Как он красиво ухаживал за мной и водил на романтические прогулки. Но все это было ни к чему. Я просто не могла больше тянуть.
– Вы знаете, у папы сейчас проблемы с бизнесом, – промямлила я и наконец решилась посмотреть мужчине прямо в глаза. – А мне… В общем, мне нужны деньги.
В этот момент подошел официант и очень быстро расставил блюда. Я не выдержала пытливого взгляда напротив и опустила голову. Креветки и устрицы. Как изыскано. И наверняка невероятно дорого.
– Сколько? – нарушил неловкое молчание Дмитрий Сергеевич.
– Двадцать штук, – еще тише произнесла я. И немного помедлив, добавила: – Долларов.
Рогозин ответил не сразу. Он достал из кармана пачку сигарет и закурил. От запаха табака меня немного тошнило. Но разве посмела бы я возражать. Какая-то молодая девушка, судя по одежде, официантка подбежала к нашему столику и наклонилась к Рогозину.
– Простите, у нас не курят.
Тот даже не удостоил ее взглядом. Лишь приподнял одну бровь, слегка мне улыбнувшись.
– Ольга! – прошипел мужчина, который обслуживал нас ранее. Он быстро извинился перед нами и буквально оттащил ничего не понимающую девушку.
В ту минуту я начала понимать, во что влипла. Возможно, для Дмитрия Сергеевича двадцать тысяч были копейками, но он относился к тому типу мужчин, которые все всегда держали под контролем. И если он согласится, то просто так меня не отпустит.
– Для чего деньги? – услышала я вполне ожидаемый вопрос.
– Мой парень попал в неприятности.
Услышав протяжный вдох, я подняла глаза. Да, я знала, как глупо это звучало. Вся ситуация была глупой.
– Мы оба виноваты, – призналась я. – Он купил машину, а я напросилась за руль. Ну и врезалась в иномарку. Водитель забрал наши документы и сказал, что мы теперь ему должны. Конечно, мы первым делом обратились в полицию, написали заявление. Но… на следующий день Женю избили. Сказали, что возьмутся за меня, если не принесу им сумму до понедельника.
Проговорив все на одном дыхании, я потянулась к стакану и отпила глоток воды. До понедельника оставалось два дня. И Рогозин понимал, в каком безвыходном положении я нахожусь. Теперь моя жизнь буквально зависела от него.
– Хорошо, – наконец вынес он вердикт. Я ждала, затаив дыхание. А потом вместо долгожданного облегчения почувствовала подступающую панику. Что-то во взгляде, в тембре голоса Дмитрия Сергеевича настораживало, заставляло сжаться. Нет, он не относился ко мне как к маленькой дочке давнего друга. Сейчас перед ним сидела попрошайка, которая позже должна вернуть долг. И как раз эта часть меня и пугала.
– Правда? – несмело спросила я, теребя салфетку. – Я все верну, просто…
– Вернешь, да? – насмешливо фыркнул Рогозин и принялся поедать креветки. Его движения были уверенными, ленивыми, но взгляд всегда серьезный, изучающий обстановку.
– И откуда же ты достанешь такую сумму? Пускай я даже дам беспроцентную рассрочку в полгода.
Он игриво приподнял бровь, ожидая от меня ответа. У меня его не было.
– Постараюсь заработать, – произнесла я едва слышно. Но сама-то понимала, что такую сумму с потолка не достанешь.
– Отца, как я понимаю, ты беспокоить не желаешь, – констатировал Дмитрий Сергеевич.
– Да его инфаркт схватит! – ужаснулась я. Ведь и правда, у папы проблемы с сердцем, отчего он бизнес запустил и все сбережения отдал на операции. Им с мамой хватало на жизнь, да и за мое обучение они платили, но шиковать, как еще пару лет назад, уже не могли. Если потребуется очередная операция, родители продадут дом. У них не было лишних денег. Я знала, что они, скорее всего, заберут меня обратно домой. А Женя останется здесь с моими проблемами.
– Значит… – Рогозин выдержал паузу и посмотрел на меня так, что по телу пробежалась волна мурашек. – Тебе нужен особый кредит, Юля. Деньги в обмен на желание. Мое желание.

Глава 2

Это прозвучало нехорошо. И по хищному взгляду я поняла, к чему клонил дядя Дима. На целую вечность я застыла, не в силах прервать зрительный контакт. Он гипнотизировал меня, словно змей – искуситель. Только ничего, кроме страха, я не испытывала.
– Какое именно? – спросила, сглотнув тяжелый ком.
Ответа не последовало. Рогозин просто улыбнулся, будто только что к его миллионам прибавился еще один, и отпил глоток виски. Я бы сейчас тоже не отказалась от чего-то спиртного, но мне принесли только воду. И тут меня осенило. Он привел меня в это место, как приводил множество других. Он настолько часто это делал, что официанты изучили его привычки и предпочтения. Виски для него. И всегда вода для его подружки. Это убивало.
Я должна была встать и бежать от этого мужчины со всех ног. Но не смогла. Папа всегда говорил, что быть взрослым – значит отвечать за свои поступки и решать проблемы.
– Я… могла бы работать на вас, – предложила я, удивляясь, откуда во мне столько смелости. – Может быть, помощницей по бизнесу или по дому?
– Ешь, Юляша! – задорно произнес Дмитрий Сергеевич. Я почти расслабилась, почти выдохнула с облегчением, почти поверила, что он не станет просить взамен своей услуги что-то пошлое. Но тут он добавил: – После ужина поедем ко мне.
И мое сердце бросилось вскачь.
Несмотря на то, что морепродукты я обожала и считала самым приятный деликатесом, сейчас и кусочек не лез в горло. Я корила себя за то, что была такой пугливой и неуверенной. Как бы мне хотелось открыто посмотреть мужчине в глаза, бросить вызов взглядом, показать, что я не боялась его. Но все, что мне удавалось, это тайком следить за ним, когда он подзывал официанта или отпивал свой виски.
– Тебе здесь нравится? – спросил Рогозин, неожиданно разбавив тишину. Я бы не сказала, что она была комфортной, но уж лучше беседы, где я блеяла, как овечка.
Осмотревшись, быстро кивнула.
– Очень мило.
Я врала. Ресторан хоть и был рассчитан на посетителей с полными кошельками, едва ли его можно было назвать милым или уютным. Но все же это место отлично подходило для такого опасного мужчины, как Дмитрий. Он мог бы соблазнять здесь девушек или заключать выгодные сделки. А может быть даже решать проблемы с бандитами. Я не знала, чем занимался Рогозин. Отец как-то вскользь упоминал, что у них был общий бизнес. Но что-то мне с трудом верилось, что Дмитрий Сергеевич заинтересовался бы выращиванием подсолнухов и реализацией семечек. Мой отец владел десятками гектаров земли, но за последние годы большую часть пришлось продать.
– Я имею в виду город, – уточнил мужчина.
Он пытался завязать разговор и даже перестал так пристально пялиться. Кажется, немного расслабился.
– Я пока мало куда ходила, – призналась я. – Всего-то пару месяцев живу.
– Хм, но парня найти уже успела, – подметил Рогозин.
– Скорее он меня нашел, – хмыкнула я, вспомнив, как Женя флиртовал со мной с первого дня в общежитии.
– Родители о нем знают? – спросил Дмитрий, откинувшись на диванчик. Он снова закурил.
Я стыдливо покачала головой. Думаю, они не были готовы к моему внезапному взрослению. А я избегала нотаций о взрослой жизни.
– Где ты живешь, Юля? С ним?
Округлив глаза, я уставилась на дядю Диму. За кого он меня принимал, интересно? Насмешка в его взгляде дала понять, что, может, он и не думал обо мне так плохо, скорее ему нравилось вгонять меня в краску. А может быть, он хотел узнать какой-то грязный секрет из моей личной жизни, чтобы казаться «своим парнем». Но пропасть между нами все еще была непреодолимой.
– Я живу в общежитии. Мы в разных блоках.
Рогозин удивленно поднял бровь и наклонился над столом.
– У Никитина совсем туго, да? Мог бы и квартирку дочке снять.
Он покачал головой и отвел взгляд, будто думал о чем-то своем. Я не стала отвечать, хоть и хотелось оправдаться. Если с папой все будет хорошо, он купит мне квартиру через пару лет. Но родители хотели, чтобы для начала я освоилась и убедилась, что мне действительно здесь нравится, что я останусь, а не вернусь в родные края.
– Ладно, идем, – вдруг произнес Дмитрий Сергеевич и, потушив сигарету, поднялся с места. Он не стал просить счет, лишь кивнул официанту, и тот в мгновение ока возник рядом, чтобы отодвинуть мой стул. Я почти не притронулась к еде, но Рогозин не стал это комментировать.
Он прошел к гардеробной, достал мою куртку, помог одеться и оделся сам. Я заметила, что он был очень галантным, придерживая для меня двери и пропуская вперед. Но когда мы оказались на улице и к обочине подъехал черный Lexus, я опять впала в ступор. Рогозин открыл заднюю дверцу и жестом указал мне садиться.
– Дядь Дима, а может я сама домой?
Мой голос слегка подрагивал, но я надеялась, что страх все же удалось скрыть. Рогозин хохотнул и медленно подошел ко мне. Все это время коварная улыбка не покидала его лица.
– Теть Юль, – насмешливо протянул он, отчего я не удержалась и сама заулыбалась. Это сумасшествие, но прямо в эту секунду он казался таким… безопасным. – Мне тридцать два. Я взрослый, конечно, но не настолько старый, как ты думаешь.
Мои брови мимо воли поползли на лоб. Да, я в самом деле думала, что он немного младше отца. Он и выглядел старше своих лет. Наверное, от того что постоянно хмурился и почти не улыбался. Хотя прямой сейчас, да, я могла бы ему поверить на слово.
– Но все же…
– Не – а! – перебил меня он. – Там какие-то хулиганы объявили на тебя охоту. И пока я во всем не разберусь, не отпущу.
Не дожидаясь ответа, он просто приобнял меня за талию, окружая ароматом своего парфюма, и повел к машине.
– Они сказали до понедельника, – напомнила я, предприняв последнюю попытку сопротивления.
– Но мы же с тобой прекрасно знаем, что такие люди слова не держат, верно? – заговорщицки произнес Рогозин. А когда я все же оказалась в салоне авто, он сел рядом и закрыл за нами дверцу. – Как я потом твоему бате в глаза посмотрю, если с тобой что-нибудь случится? Нет, Юляш. Ты ко мне сама пришла. Теперь уж изволь.
Сказав это, он повернулся к водителю и похлопал того по плечу.
– Сень, домой.
– Понял, – коротко произнес молодой человек и быстро взглянул на меня в зеркало заднего вида.
– Это Юля, – представил меня Дмитрий Сергеевич. – Запомни.
Он не был многословен, но у меня возникло чувство, будто эта команда означала что-то серьезное. Рогозин как бы предупреждал, что я еще не раз составлю ему компанию.
– Я… Спасибо за ужин, – произнесла я и выдавила из себя благодарную улыбку. – Было очень вкусно.
– Врешь ты все. – Мужчина горестно воздохнул и свободно расселся на сиденье, положив одну свою руку мне за голову. Казалось бы, вроде невинный жест, но мне стало трудно дышать. Сидя так близко, он подавлял меня. – К еде не прикоснулась, ресторан не понравился. Да наша Юля балованная!
Посмотрев на меня, он подмигнул и снова улыбнулся. Что чувствовала я? Все еще была в шоке от происходящего. А когда спустя несколько минут гнетущей тишины заметила, что мы выехали за пределы города, по-настоящему запаниковала.
– А куда мы? – Я спохватилась, но Рогозин лишь прижал меня обратно к сиденью и еще ближе к себе.
– У меня дом в пяти километрах от города, – оповестил он таким ленивым скучающим тоном, будто ничего страшного не происходило. Подумаешь, просто мужчина вез меня в свой дом где-то в глуши. Обыденное дело. – Тебе понравится. Я каждые выходные провожу там, – добавил Дмитрий, как только я начала задыхаться от возмущения. Когда он сказал «домой», я подумала о квартире неподалеку от ресторана.
– Но… Но… На все выходные? У меня нет вещей. И я даже не предупредила Женю.
– А – а–а, – понимающе протянул он, но я могла поклясться, что в его голосе звучало раздражение. – Женя. Ты можешь предупредить его по телефону.
Он достал из кармана свой мобильный и протянул мне. Он хотел, чтобы я позвонила прямо сейчас и оправдывалась перед своим парнем при нем?
– Никитина? – позвал Рогозин и неожиданно наклонился ко мне так близко, что я невольно затаила дыхание. Он гипнотизировал меня своими огромными глазами, как удав кролика. – Ты что, боишься? Меня?
Он задал вопрос и сам же заулыбался, будто эта абсурдная мысль его веселила.
– Ну, хочешь, позвони родителям. – Он все еще протягивал свой телефон. – Расскажи, что поехала ко мне. Но если твой папа захочет поговорить со мной и задаст наводящие вопросы, я, знаешь ли, ему врать не буду.
«Читай между строк, пугливый кролик: если твой папа спросит, я сдам тебя с потрохами». Впутывать своих родителей я хотела в последнюю очередь. Потому, отодвинув телефон дяди Димы, я достала свой и набрала номер Жени.
– Котенок? – послышался его сонный голос в трубке. Я вспомнила, как он ужасно выглядел после побоев, и внутренне содрогнулась. – Как дела? У тебя получилось?
Невольно покосившись на Рогозина, отодвинулась от него еще немного. Он наблюдал за мной, слегка прищурив глаза.
– Да, – ответила я, хоть и не так уверенно, как хотелось бы. Конечно, Женя знал, куда и зачем я отправилась. Когда мы вляпались в историю, начали продумывать всевозможные варианты спасения. Вот тогда я и вспомнила не только Рогозина, но и всех папиных партнеров по бизнесу, дальних родственников и даже простых знакомых. Женя меня поддержал и сказал, что я должна хотя бы попытаться. А теперь, естественно, переживал.
– И? Он дал тебе денег? – оживился мой парень.
– Нет, – я прикусила губу, чувствуя на себе взгляд Дмитрия. Я не знала, как рассказать об условиях, которые мне выдвинули. – Слушай, Жень… Я задержусь на пару дней.
– Не понял? – произнес он. – То есть как? Где задержишься?
Я уже открыла рот, собираясь ответить, но телефон неожиданно выпорхнул из моих пальцев. Охнув, я ужаснулась, увидев его около уха Дмитрия Сергеевича. Он собрался говорить с Женей!
– Рогозин у телефона, – произнес он тоном, от которого по моей спине пробежался холодок. На то короткое мгновение я даже перестала дышать. – Юля будет со мной до понедельника. В твоих интересах никому об это мне сообщать.
И даже не выслушав ответа, он просто отключился, а мой телефон засунул себе в карман, предварительно включив беззвучный режим.
– Проблемы я решаю быстро, – только и сказал мужчина, заметив мой ошеломленный взгляд. – Есть возражения?
– Я… А… Он же… Нет. Возражений нет.
По одному лишь взгляду Рогозина было ясно, что любые замечания бесполезны. Мне оставалось надеяться, что Женя все поймет и не станет долго дуться.
– А телефон вы мне вернете? – с надеждой спросила я. И в ответ получила фирменную улыбку дяди Димы, которой он как бы намекал на мою умилительную наивность.
– Мы уже приехали! – сообщил он, и через пару секунд автомобиль остановился у ворот двухэтажного особняка.

Глава 3

До приезда в дом Рогозина я считала себя привыкшей к хорошей жизни девушкой. Но этот мужчина по-настоящему шиковал. Дизайнерское оформление, дорогая мебель и техника вызывали стойкое желание прижаться к стене и не двигаться, чтобы случайно что-то не задеть. Несмотря на мрачные оттенки, помещения казались очень просторными.
– Это зал, есть камин, там кухня, – говорил он, кивая по сторонам. – В моем кабинете тебе делать нечего, в подвале тоже. Там обычно парни из охраны тусуются. Голодная?
Покачала головой, хотя от чая с печенюшками не отказалась бы. Мы с Олькой, моей соседкой по комнате, обычно устраивали своеобразный чайный ритуал перед сном. Но я как-то совсем не могла представить сплетничающего и хихикающего Рогозина, дерущегося со мной за последнюю конфету.
– Тогда идем наверх, – тут же оповестил дядя Дима и начал подниматься по лестнице.
Я идти следом ой как не торопилась. Стоять у стеночки все же было комфортнее.
– Юль, – укоризненно позвал Рогозин с пролета. Я бы даже сказала, устало, словно ему уже надоело со мной возиться. – Идем уже. Спать тебя уложу.
Он больше ничего не сказал. Он вообще мало говорил. Но вот взгляды посылал такие, что спорить не хотелось совершенно.
Дядя Дима, который вовсе не являлся мне родственником, доверия внушал мало. А точнее, вообще ноль. Я догадывалась, что будет трудно довериться человеку, которого видела в последний раз пять лет назад. И то, что он запросто мог быть замешан в нелегальном бизнесе, я тоже подозревала. Слухи ходили, да и суммы, которыми он оперировал, можно было добыть только авантюрой. Вот мой папа честный бизнесмен – трудоголик с расшатанными нервами. А насчет дяди Димы я не так уверена. Но что сильно удивляло, так это мое практически беспрекословное повиновение его слову.
Естественно, я его побаивалась. Каждый раз, ловя на себе твердый взгляд этого мужчины, задумывалась: «А так ли важно то, что я хотела сказать? Пожалуй, лучше промолчать». Рогозин же всегда был уверен в том, что говорил. За его словами стояли действия. Даже за такое короткое время нашего общения у меня сложилось впечатление, что он… надежный.
Вот и сейчас, оторвавшись от стены, я пошла за ним со стойким чувством того, что меня он не обидит. Дмитрий стоял у второй двери, облокотившись о косяк.
– Эта нравится? – спросил он.
Подойдя ближе, рассмотрела спальню. Она была полностью черной – от обоев до мебели. Но яркая красная полоса подсветки, пролегавшая вдоль стены над кроватью, придавала помещению своеобразный шарм. Комната была мужской, и я уловила в воздухе аромат самого Рогозина. Точнее, его духов.
– Моя комната, – подтвердил мои догадки Дмитрий Сергеевич. – Здесь спать хочешь?
Я послала ему полный ужаса взгляд, и он уже в который раз за вечер насмешливо фыркнул. А затем просто добил меня:
– У тебя просто такой вид, будто ты только и ждешь, что я позову тебя в свою постель.
Переварив это заявление, я почувствовала прихлынувший к щекам жар.
– Нет, я совсем…
Попытки объясниться, естественно, не увенчались успехом. Мне бы провалиться под землю или еще куда. Подальше от этих хитрых смеющихся глаз.
– Тогда будешь спать за стенкой, – уже серьезнее добавил Дмитрий и кивнул на еще одну дверь.
Пробормотав краткое «спасибо», я юркнула во вторую спальню, которая оказалась полным антиподом первой. Белые стены, белая лаковая мебель и огромные панорамные окна с видом на лес и ручей. Я влюбилась в это место мгновенно. Даже несмотря на вечернее время суток здесь было так светло и уютно, что я невольно расплылась в улыбке. Следуя за контуром красной подсветки вдоль стены, подошла к окну и прислонилась к нему щекой. Наверное, я могла бы простоять так несколько часов. Ни о чем не думая, просто наслаждаясь гармонией и умиротворением.
Я завизжала от неожиданности, почувствовав прикосновение к спине. И лишь секундой позже осознала, что это Рогозин бесшумно подкрался. Подняв руки, он улыбнулся уголком губ и произнес:
– Я принес тебе одежду.
На кровати действительно лежала стопочка выглаженного белья.
– Ванная напротив. Я в душ, ты со мной?
Окончательно убедившись, что меня просто зверски подкалывают, я решила возмутиться:
– Дядь… Дмитрий Сергеевич!
– Понял, не дурак! – сообщил он и начал пятиться назад.
Пытаясь скрыть улыбку, я с надеждой спросила:
– А телефон вы мне отдадите?
– Не – а! Я его отключил. Нас по нему бандиты вычислить могут. – Он постучал пальцем по своему виску и добавил: – Я все предусмотрел.
И, подмигнув напоследок, мужчина вышел из комнаты. Через несколько минут действительно послышался отдаленный шум воды. Я же устало повалилась на постель, поймав себя на мысли, что впервые с того злосчастного дня почувствовала себя в полной безопасности.
Страницы:

1 2 3 4 5





Топ 10 за сутки:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.