Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54244
Книг: 133201
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Архимаги не ищут лёгких путей!» » стр. 2

    
размер шрифта:AAA

– Милашка? – девушка на секунду остановилась.– Меня зовут Геренд Альрийский! Ты разрушил мой кристалл души! Я провёл в нём полторы сотни лет! Мне уже чуть-чуть оставалось для полного перерождения!
– О, сколько страсти… – полузадушенный чародей начал закатывать глаза.
– Сейчас я покажу тебе страсть! – завизжал (или завизжала?) Геренд и ударил архимага кулаком в челюсть. Парацельс издал приглушенный хрюкающий звук и со счастливой улыбкой на губах потерял сознание.
– Эй! – опомнился Геренд. – Не вздумай умирать, великий и ужасный… как там тебя… а кто меня расколдует?
Бывший вампир отвесил магу пару оплеух, но тот в ответ лишь захрапел.
– Тёмные Боги! – в глазах Геренда мелькнула растерянность. – Откуда этот старик здесь взялся? И почему он превратил меня в женщину? Он что, извращенец какой?
Вопрос повис в воздухе. Вздохнув, Геренд поднялся на ноги, внимательно осмотрел себя и грязно выругался.
С моря налетел ледяной ветер. С неба начали падать пока ещё редкие холодные капли. Они больно впивались в тело Геренда, намекая, что неплохо бы раздобыть одежду.
Жертва колдовства зябко повела плечами.
– Демоны, так и окоченеть не долго…
Геренд щёлкнул пальцами и что-то прошептал под нос. Немного подождал. Снова выругался. Ещё раз что-то пробормотал, уже громче. Постоял, переминаясь с ноги на ногу. Набрал в лёгкие воздуха и яростно выдал целую тираду на лающем языке.
Подхватив крик, эхо унесло его далеко в море. На этом успехи Геренда закончились.
– Где моя магия?! – зарычал бывший вампир. – Почему заклинания не работают?!
Горькая правда встала перед ним во весь рост – получив от архимага новое тело, он лишился возможности колдовать.
– Нет, нет, нет, нет! – он заметался по побережью, вскидывая кулаки над головой. – Ну почему именно со мной?
Со всей силы Геренд пнул ни в чём не повинный камень и, ушибив ступню, запрыгал на здоровой ноге, кроя булыжник последними словами.
Бывший вампир не заметил, что камень пострадал куда больше – в месте, куда пришёлся удар, образовалась вмятина, покрытая паутиной трещин.
Придя в себя и немного успокоившись, Геренд деловито стянул с Парацельса перепачканный в песке плащ. Архимаг нисколько не возражал против такого «святотатства» – только что-то бессвязно бормотал себе под нос и негромко похрапывал.
Надев плащ, вампир оглядел себя и удручённо покачал головой – плащ оказался не важной защитой от холода и дождя. Даже срам толком не прикрыть – через намокшую и прилипшую к телу ткань всё отлично просвечивает.
– Но это лучше, чем ничего, – подбодрил себя Геренд.
Он взвалил архимага на плечо – новое тело оказалось на удивление сильным, даром, что женское – и, бросив взгляд на звёзды, быстро двинулся в сторону леса.

Не давая себе ни секунды отдыха, Геренд стремительно шёл по едва заметной среди кустов и травы тропинке. Сквозь кроны деревьев иногда проглядывала луна, словно наблюдая за злоключениями бывшего вампира.
С неба продолжали падать редкие капли. Промокший плащ неприятно холодил кожу Геренда. Под босыми ногами при каждом шаге хлюпало месиво из грязи, опавших листьев, хвои и мха. Парацельс изредка всхрапывал и требовал медаль за какой-то парцеяд.
Почему-то последнее раздражало Геренда особенно сильно.
Он успел пройти около пятисот метров, когда архимаг слабо застонал.
– О-о-о, моя голова, – пробормотал Парацельс. – Так мне дадут медаль или нет?
– Дадут, – пообещал Геренд, резко остановившись. – Посмертно.
Внутри него клокотала и требовала выхода злость. Геренду хотелось просто прибить архимага на месте за то, что тот сделал. Единственное, что удерживало его от поспешных действий – рассудок. Последнее, что сохранил Геренд.
В отличие от некоторых волшебников.
Архимаг не успел даже слова сказать, как бывший вампир стряхнул его со спины на землю.
– Эй! Эй! – возмутился Парацельс, силясь подняться на ноги. – Бить стариков непорядочно! А уж девушкам с такими большими… с такой красотой и подавно!
– Я не девушка, – сказал бывший вампир, глядя исподлобья. Он схватил архимага за плечи и рывком поставил на ноги.
– Благодарю. А почему ты говоришь, что не девушка?– Парацельс забегал глазами по сторонам. – Надеюсь, я тут не причём?
– Ещё как при чём! – Геренд обвинительно ткнул волшебника пальцем в грудь. – Твоих рук дело, папаша!
Пока что Геренд решил сильно не давить на Парацельса. Только немного припугнуть, пользуясь тем, что тот пьян и растерян. Главное не перегнуть палку, а то маги, как известно, могут не только в женщину превратить, но и в жабу…
– О нет… – Парацельс заметно побледнел. – Я не хотел, честное слово! Я даже не помню, как именно всё произошло…
– Ты думаешь, это освобождает тебя от ответственности?
– Ну… сделал дело – гуляй смело…
Геренд нагнулся и подобрал с земли увесистый сук.
– Стой, стой, стой! Я глава Имперского Совета Магов! У меня неприкосновенность! – архимаг замахал перед собой руками. – Дипломатическая!
– Я не подданный Империи, – Геренд сделал пару пробных взмахов. – Ваша юрисдикция на меня не распространяется.
– Уверен, мы что-нибудь придумаем! Выплачу компенсацию!
– Этого недостаточно!
– Что, жениться придется? – испугался волшебник. – Мне нельзя, я ещё слишком молод! К тому же на мне и так двадцать восемь орчих висят…
Подавив желание рассмеяться, Геренд в нескольких предложениях напомнил Парацельсу историю своего превращения.
– Вот оно что… – архимаг с облегчением в глазах приложил ладонь к сердцу. – А я-то подумал о самом худшем. Значит, ты тот вампир из кристалла?
Геренд кивнул.
– Говоришь, я превратил тебя обратно в эльфа, попутно сменив пол?
– Именно, – поигрывая дубиной, Геренд снова кивнул. – Превращай меня назад. Живо!
– Минуточку! – нахмурился Парацельс. – Судя по твоей ауре, ты действительно больше не вампир. Получается, я случайно открыл заклинание излечения от вампиризма через превращение? Мне ж за это премию Мерлина сразу дадут и расцелуют в обе щёки! А возможно и не только в щёки!
Волшебник счастливо улыбнулся. Взгляд его затуманился, изучая недоступные простым смертным дали.
Геренд замер. А ведь архимаг прав! Вампиризм много тысячелетий был бичом всех живых существ и считался неизлечимым. До сегодняшнего дня. Как чёртик из табакерки выскочил пьяный хреномаг и похерил всю историю кровавых владык ночи…
Гений, мать его.
Если подобное заклинание будет создано, вампирам придётся несладко. Стоит любому третьесортному магу освоить эти чары, как он сразу станет грозным противником для любого вампира.
Но Геренда волновало только собственное благополучие.
– Как обычно, все великие открытия совершаются через одно место, – заметил он. – Так что ты скажешь?
– Слушай, я с большим удовольствием тебя расколдую! – заулыбался архимаг. – Как следует изучу все изменения в твоём духовном теле, восстановлю текст заклинания, избавлю от побочного эффекта сисек и вуаля! Только имей в виду, исследования стоят денег. Магия – удовольствие дорогое. С тебя сто золотых империалов. Архимаги за бесплатно не работают, сам понимаешь.
– При себе только зуботычины обыкновенные, – Геренд продемонстрировал дубинку. – Но к счастью для тебя – много! Какой там нынче курс?
Поддаваться на болтовню волшебника он не собирался. Выдумал, бородатый! Сам натворил дел, да ещё и деньги имеет наглость просить!
– Ты знаешь, с учетом инфляции и общей политической нестабильности сложно сказать наверняка, – уклончиво ответил Парацельс, косясь на дубинку. – Ладно, так уж и быть, пойду навстречу! Эх, чего ради премии не сделаешь!
– Так когда ты меня расколдуешь? – продолжал настаивать Геренд. Болтовня архимага о премии его не интересовала. Он знал свою главную цель и шёл к ней по прямой дороге.
– Ну не здесь же! – Парацельс с сомнением осмотрел деревья вокруг. – Мне надо добраться до моей башни, до лаборатории. Или хотя бы до ближайшей таверны.
Геренд неохотно кивнул. Ему хотелось как можно быстрее вернуть старое тело, но волшебник говорил дело. Не стоило спешить в таких важных вещах.
– А заодно мне нужно проверить своё духовное тело и вытравить весь алкоголь из организ-з-з-з…
Архимаг застрял на букве "з". Глаза его закатились, щёки порозовели. Он начал медленно заваливаться на спину.
– Что с тобой?! – Геренд едва успел подхватить мага. – Парц?
– Хр-р-р-р… – ответил тот богатырским храпом. – Хр-р-р-р…
Геренд выругался. Да что не так с этим чароплётом? То он пьяный, то он бодрый, то он засыпает на ходу! Как иметь с таким дела?
Мысли Геренда прервал зловещий вой, отдаленно напоминающий волчий.
– О! – воскликнул Парацельс, мигом проснувшись. – Геренд, нам невероятно повезло! Это вурдалакус-ликантропус-каннибалус! Очень редкий вид! Полувампиры-полуоборотни! Целая стая! Превосходно! Мы должны обязательно их найти!
От сонливости не осталось и следа. Парацельс говорил бодро, в его голосе чувствовался живейший интерес исследователя.
– Чтобы они нас съели? – поинтересовался Геренд, озираясь по сторонам.
– Ты с ума сошёл! Такая удача выпадает раз в жизни! – Парацельс даже не заметил двусмысленности своих слов. – Их же практически истребили!
– Не о том ты беспокоишься.
– А ты не понимаешь, от чего отказываешься! Знаешь, какие у них ценные клыки?
Жуткий вой прозвучал снова, громче и отчетливее.
– У вурдалакусов есть необычная магическая способность, – со знанием дела произнёс Парацельс. – Они умеют выть так, что жертва не понимает, откуда идёт звук. Хищники пользуются этим, чтобы запутать и запугать свою добычу.
– Ясно, – сказал вампир. – От себя могу добавить, что их ровно четверо и все матёрые. Один полностью седой. Похоже, вожак.
– Изумительно! – воскликнул Парацельс. – Геренд, да у тебя дар!
– Нет, – лаконично ответил вампир и указал Парацельсу за спину. – Они уже здесь.
Оглянувшись,  волшебник увидел за деревьями четверых вурдалакусов с горящими жёлтым огнём глазами.
Все звери мускулистые, поджарые, покрыты густой шерстью. С оскаленных клыков капает желтоватая слюна, в глазах ярость и жажда убивать.
Хищники не спешат нападать – просто смотрят на Парацельса и Геренда, выжидают.
– Что ж, – спокойно произнёс Геренд. – Самое время тебе показать, насколько ты Великий и Ужасный. Преврати их во что-нибудь вкусненькое, а то у меня сто пятьдесят лет в рту маковой росинки не было.
– Хр-р-р-р-р… – ответил Парацельс, снова улетев в объятия Морфея.
– Да ты издеваешься, хреномаг… – похолодев, прошептал Геренд.
Вожак вурдалакусов взревел и приник к земле, готовясь к прыжку.
Дикие вопли боли и ужаса разнеслись над деревьями.

Глава 2

Западная окраина Империи, куда волею Случая забросило Парацельса (если, конечно, Случаем можно назвать пьяную галлюцинацию) считается местом диким и отсталым. Большинство местных жителей даже понятия не имеют, что их земли являются частью некого крупного государства. Ограниченности кругозора способствуют густые непроходимые леса, болота, а уж про всякие Гибельные Пустоши, Долины Смерти, Хребты Ужаса и вовсе говорить не приходится. Число гиблых заколдованных земель на западной окраине просто превышает все разумные пределы. Словно Создатель, щедро разбрасывая семена Творения, случайно рассыпал над этим краем не те семена не из той корзины.
Опытные путешественники на полном серьёзе утверждают, что стрелка компаса иногда показывает не туда, куда должна. Что звёзды на небе сегодня выстраиваются в одну позицию, а завтра в другую. Что привычная дорога от дома до работы, по которой ты ходишь каждый день, однажды приведёт тебя в совершенно новое место… И тебе очень повезёт, если вернёшься оттуда целым и невредимым!
Широко известен случай, когда приезжие купцы, случайно свернув не туда, обнаружили среди лесов огромное полудикое племя, ведущее охотничий и собирательский образ жизни. Репутация у окраин уже тогда была не очень хорошая, и чужеземные купцы приняли дикарей за обычных местных жителей. Благо те оказались не воинственными и не торопились жарить гостей на костре. Найдя общий язык с вождём и шаманом (чему не мало способствовали совместно распитые горячительные напитки), купцы занялись тем, что умели лучше всего – торговлей. За пару очень ценных побрякушек они нагрузили несколько телег пушнины и мехов. А про всякие мелочи вроде редких трав и кореньев даже упоминать не стоит… Домой купцы вернулись крайне довольные и несколько раз ещё навещали новых "партнёров".
Ошибку случайно выяснилась только спустя десятилетия, когда племя "переоткрыли" уже местные жители. Впрочем, многие считают, что никакой ошибки как раз не было. Просто купцы решили ни с кем не делиться случайно найденной "золотой жилой", чтобы торговать с племенем единолично.
Или взять ту историю с царём Сусанусом, жившим тысячу лет назад. Его армия, согласно легенде бесследно пропавшая при очень таинственных обстоятельствах, одним прекрасным днём вышла из леса в полном здравии и осадила первый попавшийся на пути город. Как утверждали сами вояки, они блуждали по лесу всего несколько дней. Дело по счастью удалось решить миром, не доведя до кровопролития. Хотя Сусануса и его генералов пришлось долго убеждать, что на дворе вовсе не тысяча двести третий год от сошествия на землю Золотого Орла. Что рабство морально устарело и уступило передовому крепостному праву. И что человеческие жертвоприношения вышли из моды. Если очень хочется, можно сжечь ведьму на костре. Но не более!
Обычной нечисти, как и аномалий, на западных окраинах тоже хватает. Стоит крестьянину зайти в лес, а за право съесть его уже дерутся сразу оборотень, вампир и какой-нибудь вурдалакус. Пока они выясняют отношения, привыкшие ко всему крестьяне успевают набрать полные лукошки грибов и ягод, хорошенько выспаться, прибить дубиной израненного победителя и благополучно вернуться домой.
Да, огромное число нечисти и банальный естественный отбор привели к тому, что местные справляются с нечистой силой не хуже бывалых экзорцистов. Широкую известность получил случай, когда два вампира решили полакомиться маленькой девочкой, заблудившейся в лесу. Та отмутузила их корзинкой с пирожками так, что упырей пришлось в буквальном смысле отскребать от земли. Правда, как позже выяснилось, девочка оказалась совсем не девочкой, а могучей волшебницей лет ста от роду, застрявшей в детстве из-за проклятья. Но сам факт, сам факт!
Ну и куда без разномастных колдунов, ведьм и шаманов? Эти слетаются на западные окраины со всех частей света, словно мухи на кусок мяса в жаркий день. Место, где государственные и физические законы работают через раз, где инквизиторы не схватят за шиворот, где руки развязаны и никто не зудит над ухом о морали… не мечта, а сказка! Хочешь заниматься наукой и изучать аномалии? Хочешь лечь на дно лет эдак на сто пятьдесят в уютном кристалле души? Хочешь просто подзаработать деньжат? Милости просим, местным глубоко плевать, какое у тебя прошлое (если, конечно, в нём не фигурирует кругленькая сумма за твою голову), главное, что ты умеешь и чем полезен. Только держись подальше от охотников за головами – этих на западных окраинах тоже пруд пруди.
Согласно банальным законам логики западные окраины должны были давно либо утонуть в хаосе и беззаконии, либо превратиться в безжизненную пустошь. Но на это даже намёка нет. Безумный край живёт вопреки логике и здравому смыслу. В нём царит своя особая гармония.
Питает её кровь слабых, а поддерживает сила победителей.
…На земле корчится от боли седоусый рыцарь. Агония волнами сотрясает его тело с ног до головы. Из глаз, ноздрей и ушей стремительно бегут красные ручейки, даже не думая останавливаться. Словно выброшенная на берег рыба он бесшумно открывает и закрывает рот, пытаясь то ли закричать, то ли глотнуть воздуха.
Над воином стоит древний сгорбленный старик в накидке, сшитой из вороньих перьев. В правой руке он держит посох, увенчанный бычьим черепом, левой неспешно водит перед лицом, словно разгоняя дым. Морщины на его грубом, словно высеченном из камня лице разглаживаются, в глубоко посаженных мертвых глазах изредка мелькают искры. Седые, сосульками свисающие со лба волосы стремительно темнеют, приобретая цвет воронова крыла.
– Ах-х-х, – протянул колдун, облизывая потрескавшиеся губы кончиком языка. – Как хорошо-о-о-о… Лакомство…
Старый рыцарь последний раз выгнулся дугой и обмяк. Боль покинула его глаза, оставив вместо себя лишь пустоту.
Колдун, словно очнувшись ото сна, разочарованно пошамкал губами.
– Если это был ваш лучший воин, то я не впечатлен.
Он бросил взгляд исподлобья на группу хорошо вооруженных рыцарей, ощетинившихся мечами и копьями поверх щитов. Они с ужасом смотрели на гибель своего товарища, но долг и выучка пока что брали верх над страхом. Плотным кольцом воины окружали карету с занавешенными окнами. Кто бы или что бы не находилось в ней, бойцы намеревались защищать это ценой жизни.
Все лошади, принадлежавшие маленькому отряду лежали на земле мертвые – и запряжённые в карету и те, на которых ехали рыцари. Колдун убил животных в первую очередь, сразу лишив своих жертв надежды на спасение.
Чародея и рыцарей со всех сторон окружал звероватого вида люд. Большинство сжимали в руках ножи и дубины, некоторые целились в солдат из луков. Несколько самых здоровых разбойников носили кожаные доспехи, остальные довольствовались откровенным рваньем. Большинство являлись людьми, но также присутствовало несколько орков и гоблинов.
– Ворон, чаво мы медлим? – обратился к чернокнижнику один из разбойников, одноглазый здоровый детина. Над прочим сбродом он возвышался словно столетний дуб над лесом, даже орки на его фоне казались мелковатыми.
– Давай их кончать уже! – детина с наслаждением провел языком по зазубренному лезвию огромного топора. – Я уже целую неделю никому кровушку не пускал!
– Спокойно, Жбан, – сверля взглядом карету, ответил колдун. – Они никуда не уйдут.
– Не, ну Ворон! Так не годица! – заворчал громила и кивнул на убитого старого воина. – Ты вон свое получил, насосался… чего-то там. Мы тоже хотим повеселица!
Ворон резко повернул голову в его сторону. Под взглядом мёртвых глаз колдуна громила втянул голову в плечи и словно уменьшился в размерах.
– Не, ну ты че, я ж ниче, ниче не говорю, – пробормотал Жбан. – Ты главный, эт все знают. Просто ты ж обещал!
– Вы получите своё, – Ворон снова перевёл взгляд на карету. – Нам щедро заплатили за убийство этих людей. Все деньги забирайте себе. Мне нужна только одна безделушка в этой карете.
Он двинулся к рыцарям, с каждой секундой ускоряя шаг. Те направили в его сторону острия копей и мечей, намереваясь дорого продать свои жизни.
Из-за поворота вышли два оборванца – долговязый старик в рубашке и трусах по колено и черноволосая девица в разорванном плаще на голое тело.
Вместо того чтобы тут же развернуться и быстренько уйти, как поступило бы большинство разумных людей, оборванцы что-то весело закричали и шустро побежали к разбойникам, размахивая руками.
Чернокнижник даже не взглянул в их сторону. Он что-то бормотал себе под нос, и за его спиной медленно распрямлял крылья огромный призрачный ворон.
– Эт чё ещё за чудики? – удивился один из разбойников.
– А девка сочная, – оценил Жбан, глаза которого плавно двигались то вверх, то вниз. – Титьки нажористые. Я её себе заберу.
Остальные разбойники возмущённо загомонили – каждый считал, что уж он-то найдёт «ентой девке» лучшее применение!
– Цыть! – парой целебных подзатыльников Жбан навёл порядок. – Сначала работа, бабы потом!
И тут оборванцы, наконец, добежали…

Помятые, не выспавшиеся и злые Парацельс и Геренд плелись по торговому тракту, окружённому с двух сторон стеной деревьев. В лица били лучи восходящего солнца, уши разрывались от весёлых птичьих трелей… в общем, природа делала всё, чтобы подпитать ненависть к себе.
Олин плюс – голод деловых партнёров не терзал. Каждый держал в руке поджаренный, частично обглоданный окорок, немного похожий на огромную волчью лапу.
– Ты точно не можешь перенести нас в свою башню? – спросил Геренд, двигая челюстью.
– Я ж объяснял, – проворчал архимаг, держась свободной рукой за голову. – Мне нужны зелья и лаборатория. «Налегке» заклинание телепортации у меня получается только по пья… после долгой концентрации и медитации. А какая концентрация при похмелье?
– Тогда призови какого-нибудь духа, и пусть он нас тащит до твоей башни.
– Еще раз напоминаю, – устало произнёс архимаг. – Я алхимик. Всякие духи и им подобное – это не ко мне.
– Ну наколдуй хотя бы перекусить! – взмолился бывший вампир. – Меня тошнит от этой волчатины.
Парацельс задумался. На самом деле он легко бы создал что-нибудь съестное или призвал духа. Но после вчерашнего фиаско ощущал неуверенность в своих силах. Вдруг опять что-то пойдёт не так? Одно дело вурдалакусов гонять, другое – работать с материей, лепить из неё что-то удобоваримое. Сам он ошибку, если такая случится, переживёт. А если пострадает бесценный "вампироэльф"? Он пригодится, над ним ещё экспериментировать…
– Я великий архимаг и не буду опускаться до жалкой бытовой магии, – заявил он. – Ты когда-нибудь видел, чтобы благородным рыцарским клинком резали колбасу?
– Сам часто резал на привале. Не возить же с собой столовые приборы?
– Тьфу, такое сравнение испортил, вампироэльф.
Геренд пожал плечами. Грудь его нового женского тела плавно колыхнулась из стороны в сторону. Парацельс с таким трудом отвёл глаза, словно тянул за канаты двух упрямых быков, и заставил их смотреть прямо на дорогу.
"Помни, что под парой отличных сисек прячется сраный лысый вампироэльф!" – напомнил он себе.
– У тебя мышь в бороде, Великий, – кисло сообщил ему Геренд.
– Что? – Парацельс опустил глаза и разглядел среди спутавшихся грязных волос острую мордочку с глазками бусинками. – А ну пшла вон, ересь!
Мышь, оказавшаяся на самом деле маленьким ёжиком, вылетела наружу и, получив хорошего пинка, скрылась в зарослях.
– Зря ты так со зверьём, – Геренд осуждающе покачал головой. – Говорят, ежи, если хорошенько прожарить, вполне ничего.
– Глупости, – возразил Парацельс, немилосердно тряся бороду. – Дрянь редкостная. Если только под водочку, да и то… Кстати, ты когда мой плащ отдашь?
– Когда раздобуду нормальную одежду, – ответил бывший вампир.
– Так этот плащ всё равно ничего не скрывает! Сооруди себе из листиков и веточек что-нибудь. Близость к природе, гармония, все дела. Как вы, вампироэльфы, и любите.
Геренд молча показал ему кулак.
– Я уж не говорю о том, – не успокаивался архимаг. – Что на твои прелести сбегутся все окрестные разбойники. А у них мы найдём и еду, и лошадей, и, если повезёт, ингредиенты для моих зелий! Эй, разбойники, ау-у-у-у! – заорал волшебник. – Беспомощные жертвы ждут вас!
Словно откликнувшись на призыв архимага, разбойники обнаружились за ближайшим поворотом. Несколько дюжин головорезов окружили карету и небольшой отряд защищающих её рыцарей.
– Хм, хм, – принюхался Парацельс, внимательно глядя на Ворона. – Чую чёрную магию.
– И не только её, – Геренд зажал нос.
– Да, – кивнул Парацельс. – Ещё явно некромантии примешано.
– Если некромантия пахнет немытыми портками, то готов поверить!
– Это надо прекратить! – с самым решительным видом Парацельс бросился к разбойникам.
– Или через пять минут я умру от удушья, – задержав дыхание, Геренд последовал за волшебником.
Несколько головорезов бросились им наперерез. Парацельс легонько дунул в их сторону, и разбойников смело в кусты на обочину. Обратно они так и не выбрались, остались лежать и слабыми голосами распевать песни про нелегкую воровскую долю – алкогольные пары в дыхании Парацельса разили не хуже литровой бутыли самогона.
Добежав до убитого Вороном старого воина, архимаг опустился рядом на колено и положил несчастному руку на лоб. В глазах воина возникло осмысленное выражение, он с хрипом глубоко вдохнул и закашлялся.
– Тебе повезло, приятель, – сообщил ему Парацельс. – Душа не отлетела далеко от тела. На вот, выпей!
Сотворив кружку с парцеядом, он протянул ее воскресшему. Приподнявшись на локте, тот с ошарашенным видом принял подарок.
– Благодарю, – прохрипел воин и сделал глоток. Его глаза чуть не выскочили из орбит, а усы встали дыбом. – Лучше б я сдох!
– А кто-то обещал, что будет легко? – заметил Парацельс.
Поднявшись на ноги, он повернулся к Ворону. Тот молча смотрел на алхимика, поглаживая свободной рукой череп-набалдашник посоха. Призрачный ворон за его спиной истончился и пропал, так ничего и не показав.
Геренд предусмотрительно спрятался за спиной архимага. Хотя вампир и лишился магии вместе со старым телом, он буквально кожей ощущал исходящую от колдуна опасность.
– Так это ты тут балуешься немытыми портка… черной магией? Я Великий и Ужасным архимаг Парацельсофарингейт фон Заубебер! – произнёс Парацельс с максимально важным и величественным видом, какой только может быть у человека в рубашке и трусах со звёздочками. – Содрогнись и преклони колени!
Видимо на старости лет колени служили Ворону уже не так хорошо, и он предпочел приподнять брови.
– Впервые слышу про Пара… Фара… Заубебера, – кое-как выговорил он. – Разве не мэтр Сильвани из Долины Кристаллов является архимагом и лидером Совета Магов?
– В какую глушь меня занесло… Мэтр Сильвани отошёл от дел много лет назад! – возмутился Парацельс. – И передал жезл верховного мага мне!
– Ну простите, ваше Могущество, сразу не признал, – Ворон демонстративно раскланялся. – В нашей глуши всем плевать на метрополию, как и ей на нас. Здесь свои законы. И они гласят: если ты не можешь защитить себя сам, титулы съедят вместе с тобой как приправу.
Ворон не спешил. Карета и её содержимое никуда не денутся. А вот наглый волшебник, выскочивший как чёртик из табакерки, возможно, таит в себе подвох. Пусть он и одет неподобающе, кто сказал, что могучий волшебник должен одеваться с иголочки?
Впрочем, как бы ни был силён его противник, это не имеет никакого значения. Его, Ворона, не взять грубой силой.
– В метрополии всё тоже самое. Только вежливо улыбаются и говорят любезности, когда едят кого-то заживо, – проворчал Парацельс. – Ладно, не важно. У нас с тобой вырисовывается стандартная и набившая оскомину схема взаимоотношений. Ты злодей, подлое колдунище, само воплощение всего низкого и аморального, хочешь совершить очередную гнусность. Я, соответственно, благородный мудрый волшебник собираюсь тебе помешать. Понятные привычные роли. Сейчас мы где-то на стадии знакомства и обмена взаимными любезностями. Пока она не переросла в стадию выяснения, чей фаербол больше, предлагаю немного разнообразить эту скучную схему.
– Ну ка, ну ка, – Ворон заинтересованно подался вперёд. – Что ты предлагаешь?
– Для начала представься, – Парацельс скрестил руки на груди. – С кем я имею дело?
– Отчего бы и нет… – колдун улыбнулся во все двадцать с половиной зубов, но глаза его остались такими же мёртвыми. – Местные знают меня как Ворона – чернокнижника, некроманта и душегуба. Я разорил и сжег дотла двадцать городов, а из черепов их жителей выложил своё имя. Я заживо выпотрошил посланного за мной инквизитора, сделал из него чучело и отправил назад в инквизицию. Мне служат несколько сотен демонов и злых духов, призванных мной и усмирённых. А еще я люблю высушивать много возомнивших наглецов, словно сухую траву. – Ворон развел руки в стороны, и травинки у его ног посерели и опали на землю прахом. – Вот такое у меня ремесло. Выкладываю узоры из костей, набиваю чучела, высушиваю заживо. А теперь скажи из какого теста слеплен ты, архимаг, и я найду тебе применение.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • InGA2 о книге: Ольга Ивановна Коротаева - Двойной Вася без сахара - 2
    Ужас,это оказывается две книги. У меня почему-то все было скопом.Кароче полный бред.Если кто смотрел 1-ю часть то здесь не многим лучше. Есть еще какие-то события кроме секса. ПРолистала, не дочитала и забросила.

  • InGA2 о книге: Ольга Ивановна Коротаева - Двойной Вася без сахара
    Не понравилось. Даже не могу подобрать слов чтобы описать эту фигню. Героиня истеричка и дура, герой какая-то тряпка и... истеричка?.

  • InGA2 о книге: Ольга Герр - Желанная
    Понравилось. Однозначно лучше, чем 2ая. Довольно суховато. Хотя автор очень реалистично описала быт, чего только стоит "процес женитьбы" Торвальда и Анны. Героиня пыталась разобратся в порядках и приспособится, даже иногда не лезла на рожон.
    Герой, учитывая нравы, хорошо обходился с героиней учитывая их предысторию.
    Но все же мне чего-то не хватило, чтобы полностью проникнутся героями.

  • Portol о книге: Виталий Сергеевич Останин - Граничник
    Класс!

  • Натусик о книге: Мирна Маккензи - Один-единственный день
    Оценка 5 (1О)


    Это второй роман из серии "Одиннадцать лет назад".
    Первый роман называется " Грехи молодости".



    Этот роман немного интересней, чем первый.
    Сюжет стандартный.
    Без постельных сцен.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.