Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54172
Книг: 132926
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Архимаги не ищут лёгких путей!» » стр. 4

    
размер шрифта:AAA

– Да, наш Оскар, он такой, – Потап довольно хохотнул. – Я только из-за этой черты его и взял! Точность и пунктуальность! Эх, золотой человек! Ума не приложу, что без него делать. Второго такого не найти!
Толстый Потап, конечно, любил гонять нерадивых подчиненных и вообще имитировать бурную деятельность. Но ещё больше он любил сам почесать языком.
– Ладно, что мы всё об Оскаре, – сказал Потап. – Я давно хотел с тобой поговорить. Ты уже несколько месяцев сама не своя ходишь. У тебя всё хорошо? Я волнуюсь за тебя.
Софья мысленно закатила глаза. Ой, ну распереживался, Божечки вы мои! Не за неё он волнуется, а за то, как хорошо она работает. Дескать, у этой молодежи вечно ветер в голове, понапридумывают себе несуществующих проблем! А страдает в итоге заведение.
– Всё хорошо, – сказала Софья, добавив в голос побольше удивления. – Потап Михайлович, вы зря волнуетесь. У меня сил и желания хоть отбавляй!
А ещё у неё судьба всей жизни на кону, а Потап со своими вопросами лезет!
Хозяин таверны в ответ недоверчиво покачал головой.
– Эх, молодёжь… Ладно. Значит, от Оскара я тебя пока освобождаю, – сказал он.
Софье показалось, что она ослышалась. Чтобы Потап кого-то не нагрузил работой, а, наоборот, освободил? Где-то точно что-то сдохло…
– …а ты иди и прими заказ от того молодого человека, – сарделькообразным пальцем Потап указал направление. – Он довольно убедительно попросил, чтобы его обслужила именно ты. А у нас желание клиента закон.
Софья перевела взгляд в указанном направлении и… ей словно вылили на голову ведро воды. За столиком у окна, ещё пять минут назад пустовавшим, сидел ОН! Парень, пришедший прямиком из мира грёз! Высокий, накачанный, одет с иголочки! Идеальный профиль, идеальные черты лица, словно у героя древних мифов с гравюр! Весь облик дышит благородством и мужественностью!
Словно Создатель собрал букет положительных мужских качеств и слепил из них живого человека. О божечки, кажется, он смотрит прямо на них… на неё! Ах-х-х, этот взгляд из-под густых бровей…
– Он твой знакомый? – спросил Потап.
– Нет… да… наверное… Я впервые его вижу… – слабым голосом произнесла девушка. Про мага-ученика она уже забыла.
– Так, ты только голову не теряй, доча, – Потап добавил в голос строгости. – Ты ещё на работе, если не забыла. Я понимаю, что он клиент, но романтика-фуфлянтика только в нерабочее время. Твоя главная задача как сотрудницы заведения сделать так, чтобы клиент к нам вернулся…
Потап что-то говорил, но Софья его не слушала. В её голове звучали арфы, пели сирены, а мир окрасился в розовые тона. Смягчились даже каменные рожи троллей-вышибал, а Толстый Потап превратился в милого круглого пухлячка.
Главное, при знакомстве соблюсти баланс между распущенностью и целомудрием, сказала та часть сознания Софьи, что ещё мыслила логически. Как известно, хорошо воспитанные женщины отличаются целомудрием, плохо воспитанные – распущенностью. А умные женщины совмещают в себе оба этих качества. Желательно в максимально возможных пропорциях.
Одна ошибка – и всё, спугнёшь мужика.
– Ты всё поняла, доча? – ворвался в сознание голос Потапа.
– Да, – ответила Софья уверенным голосом студента на лекции.
– Ну и чудно, – Потап окинул Софью сомнительным взглядом. – Тогда вперёд и с песней.
Девушка сама не поняла как в следующее мгновение оказалась рядом с заветным столиком у окна. В руке у неё тетрадь, по тетради нетерпеливо выплясывает самопишущее перо.
– Добрый вечер! – сказала Софья, мило улыбаясь. – Что будете заказывать?
Мысленно она уже выбирала имена дюжине карапузов и цвет обоев в спальне.
Красавец из её грёз что-то ответил, но Софья даже толком не разобрала, что именно. Да и не важно, волшебное перо всё запишет. Потап специально целую партию заказал, ведь большинство служанок в таверне неграмотны.
Да к чёрту Потапа! Ах, этот голос! Голос настоящего мужчины звучит у Софьи в ушах, эхом отражаясь от стенок…
– Хорошо, как скажете… – произнесла девушка, когда красавец закончил речь. – Сию минуту!
Она хотела уже идти на кухню, чтобы передать заказ, но клиент схватил её за руку. Снова полились речи, сладкие словно мёд, обволакивая мозг…
– Да… да, да, да… конечно… – отвечала млеющая Софья, даже не вникая в смысл слов.
Сильные пальцы разжались, отпуская её на свободу. Девушка полетела вперёд, словно у неё выросли крылья.
Обратно Софья возвратилась с увесистым подносом в руках. Ух, до чего тяжёлый! Красавец заказал множество мясных пирогов и два кувшина вина. Вот это аппетит! Не то, что у некоторых! Сидят, одно пиво цедят!
Руку в том месте, где её коснулся парень из грёз, странно покалывает. Словно десяток невидимых иголок вонзаются в кожу, то ослабляя, то усиливая нажим. Наверное, так действует сила любви через прикосновение!
Заветный столик с ожидающим красавцем всё ближе и ближе. Сейчас Софья подойдёт и поставит на столешницу поднос. При этом она наклонится так, что парень просто рухнет при виде её прелестей, чьи округлые формы отлично видны сквозь вырез платья.
Но жизнь внесла в планы Софьи коррективы в своей обычной жёсткой манере. Кто-то из клиентов, видимо, заметив мечтательное выражение на лице девушки, подставил ей подножку. Уже почти дойдя до заветного столика, Софья рухнула на пол, больно ударившись коленкой.
Поднос и всё его содержимое, пироги и вино, описав по воздуху дугу, рухнули аккурат на красавчика из мифов. С треском глиняные кувшины разлетелись на осколки, расплескав всё содержимое по лицу, волосам и одежде клиента.
На секунду в таверне воцарилась тишина. Стало даже слышно, как урчит в желудке у одного из троллей-вышибал. А потом окна едва не повылетали от свиста и дикого ржача десятка глоток…
…Софья взахлёб рыдала на улице над ведром с колодёзной водой.
Ну почему эти мужики такие козлы? Почему такие твари? Все планы о женитьбе псу под хвост просто из-за того, что какому-то козлу вздумалось пошутить! Как жить после такого позора?!
И почему ей так не везёт?
Софья посмотрела на своё отражение в ведре. Мордашка заплаканная, но симпатичная! Пышные рыжие волосы, большие зеленые глаза, чуть вздёрнутый носик, усыпанный веснушками…
И хоть этого в ведре не разглядеть, фигурка у Софьи ладная, скроенная как надо! Грудь налитая, талия точёная, попа упругая! Конечно, где-то там в районе бёдер и живота притаились коварные залежи жирка, но их ещё отыскать надо!
В общем, деваха хоть куда! Может, именно за это её невзлюбил кто-то из небожителей, какая-нибудь стервозная богиня?
Пошли они все лесом, черти пьяные и духи небесные! Она найдёт себе парня, хотят они того или нет!
Кстати, о парне!
Оторвавшись от своего отражения, Софья нахмурилась. Хоть убей, у нее не получалось вспомнить о внешности красавчика из мифов никаких подробностей. Высокий… накачанный… герой из мифов… голос сладкий как мёд… а конкретнее? Подробнее? Какого цвета его волосы, глаза? Какая причёска? Есть ли шрамы на лице? Какую одежду носит? Камзол? Плащ? Жилет? На нём сапоги или башмаки? Или вообще рубище и лапти?
Ни на один из вопросов Софья не ответила. Странно. Очень странно! Совсем рассудок от любви потеряла?
– Тебя же зовут Софья? – услышала девушка обеспокоенный голос над собой.
Она подняла голову и вновь увидела ЕГО! Мир опять окрасился в розовые тона, заиграли арфы, взяли высокие ноты сирены!
– Д-да, – пролепетала она. – Со-софья…
– Я так и подумал. А то "Да, да, конечно" довольно странное имя, – он улыбнулся. – Ты в порядке?
Нет, Софья далеко не в порядке. Зарёванная, растрёпанная, коленка болит от удара о пол… Но кого это волнует? Даже Софью не волнует, когда её душа поёт!
– В полном! – заверила "красавца" девушка.
Она распрямилась и смущённо отряхнула платье. Хм, а "красавец" вроде не такой и высокий, как ей сначала показалось. Чуть выше Софьи, а она никогда внушительным ростом не отличалась.
– Я сказал тому толстому мужику, который у вас главный, что никаких претензий не имею и попросил тебя не наказывать.
Вспомнив о Потапе, Софья погрустнела. Ух и устроит он ей головомойку. Чего Потап на дух не переносит, так это когда из-за действий работников страдает репутация заведения. Как бы вообще не выгнал. С работой сейчас туго. Куда ей пойти? В гувернантки её не возьмут. В прачки?
Надо бы вернуться и поговорить с Потапом. Объяснить, что она не виновата. Авось сменит гнев на милость. В конце концов Потап из тех людей, что быстро загораются, но так же быстро остывают.
– Тебе не нужно говорить с Потапом, – сказал ей "красавец". – На сегодня он даёт тебе выходной.
Розовые тона потускнели, на арфе лопнула струна, а сирены зафальшивили. "Потап" и "выходной" в одном предложении? Жернова с лязгом встали, не в силах перемолоть мелкий камешек.
– Выходной, – с нажимом повторил "красавец". – Тебе не нужно никуда возвращаться. Пошли со мной.
На жернова вылили целое ведро смазки, и камешек выскользнул. Мозг Софьи, и ранее не утруждаемый работой, отключился окончательно. Девушка была готова идти туда, куда укажет "красавец" и делать то, что он скажет.
– Хорошая девочка, – похвалил тот Софью. – Иди за мной.
"Красавец" двинулся прочь от таверны. Софья послушно, как козочка на поводке, пошла следом.
Спустя минут пятнадцать они оказались в тёмном безлюдном переулке. Выглядел он настолько мрачно и зловеще, словно власти специально дали градостроителям задание спроектировать место, где тёмные личности смогут спокойно вершить свои не менее тёмные делишки. Не опасаясь быть замеченными.
– Ну наконец-то мы одни, – "красавец" резко толкнул Софью. Девушка больно ударилась спиной о каменную стену и тихо вскрикнула.
– Эй! Больно же! – жалобно сообщила она.
– Не волнуйся, дитя. Боль очень скоро пройдё-ё-ё-о-от! – глумливо протянул "красавец".
Он щёлкнул пальцами. Морок спал и девушка от неожиданности взвизгнула.
"Красавец из мифов" куда-то пропал. В метре от Софьи стоит плешивый скособоченный старик в рванье! Худой как скелет, лицо покрыто бородавками, жирными словно пиявки. Нос вздёрнут словно пятачок у свиньи.
Вот уж действительно "красавец из мифов".
Старик улыбнулся, растянув уголки рта аж до ушей. Софья заворожено уставилась на частокол острых и узких словно спицы зубов.
– Что с тобой? Уже передумала под венец? – старик мерзко захихикал и двинулся на жертву, выставив перед собой руки с длинными изогнутыми когтями.
Тут бы и закончилась история Софьи, как и множества других наивных девушек, павших жертвами ночных охотников. Но сегодня у Неба были другие планы.
Серая тень выросла у монстра за спиной. Прежде чем тот успел обернуться или хотя бы сказать "А?", его грудь насквозь пронзило серебряное лезвие.
Старик удивлённо уставился на него, словно не понимал, откуда взялась эта слепящая серебряная штука в его теле. Почти сразу удивление в его глазах вытеснила дикая невероятная боль. Он закричал, завопил так, что Софья на секунду оглохла.
От старика повалил чёрный едкий дым. Монстр замахал руками, засучил ногами, но лишь ускорил свою гибель – на мостовую посыпались дымящиеся куски плоти. Глаза вытекли, кожа и мышцы лица отслоились, обнажив чернеющий на глазах череп.
Вскоре от монстра осталась только кучка праха на мостовой.
Нищий, дремавший в тёмном углу на куче тряпья, зарёкся пить до конца своих дней. Кроме него, никто ничего не услышал и не увидел – градостроители во истину потрудились на славу.
Серая тень, убившая монстра, обернулась человеком в плаще с капюшоном. Стряхнув шипящую кровь с лезвия серебряного кинжала на мостовую, он присел на корточки возле останков монстра. Бубня что-то неразборчиво под нос, кончиком лезвия поворошил прах, словно что-то искал.
Софья молча следила за ним, чувствуя как стучит в груди сердце.
– Сколько денег уходит на эту магическую защиту вокруг города! – в сердцах воскликнул человек. Оставив в покое прах, он убрал клинок в ножны. – А эти мрази всё равно лезут и лезут как тараканы! И наглые до такой степени, что в людных местах охотятся.
Он откинул капюшон с головы, и Софья узнала его! Ученик городского мага! Тот самый, из таверны, которого она собиралась охмурить, пока не появился этот… "красавец из мифов".
Рывком поднявшись, он приблизился к девушке вплотную. От неожиданности Софья покраснела. Маг зачем-то взял её за подбородок и повертел голову девушки влево-вправо, деловито рассматривая шею, щёки и вроде бы даже уши. Зачем-то оттянул ей веко, посветил в глаз лучом света прямо из пальца. Пощёлкал пальцами перед носом.
Странные они, эти маги. У них так принято с девушками знакомиться? Что-то вроде интеллектуального ритуала заигрывания?
Внешность его, конечно, сильно не дотягивает до идеала красоты. Возраст где-то между двадцатью и двадцатью пятью, лицо худое, немного вытянуто вниз, под глазами обозначены тёмные круги – явно сидит допоздна над магическими гримуарами. Слегка худоват и немного сутул.
Но руки у него сильные – Софью прямо сейчас вертит словно тряпичную куклу. Интересно, зачем… Эй, а вот такие места трогать неприлично!
– Что ты делаешь? – возмутилась Софья.
– Провожу осмотр, – сухо сообщил маг. – Не дёргайся. Заражённая кровь могла попасть на тебя.
– О, тогда ладно, – смирилась Софья. – Если это ради осмотра… Ой, он держал меня за руку! Правую! – вспомнила она.
Юноша переключил внимание на указанную конечность. Внимательно наблюдавшая за его действиями Софья тихо охнула – кожа на её руке ближе к кисти, как раз там, где её держал упырь, сильно покраснела и покрылась волдырями. Но девушка почему-то ничего не чувствует, хотя боль наверняка сильная.
– Начальная стадия заражения, – деловито сообщил юноша, копаясь в сумке на поясе. – Вирус этого вида упырей очень живуч и может заразить человека даже без попадания непосредственно в кровоток.
– Я тоже стану упырём? – перепугалась Софья.
– Возможно. Если не принять меры, – юноша извлёк из сумки стеклянный пузырёк с прозрачной жидкостью и с громким хлопком извлёк пробку. – Я бы, конечно, с удовольствием понаблюдал за полной трансформацией в лабораторных условиях, но, боюсь, это противоречит действующему законодательству.
Софья ничего не поняла из сказанного, но на всякий случай хихикнула, решив, что это тонкая шутка из мира магии.
Юноша щедро окатил ожёг жидкостью из пузырька и принялся что-то нашёптывать. При этом он шевелил пальцами свободной руки над раненым местом так, словно плёл невидимый узор. Софья тихо заскулила, стиснув зубы. Щипало так сильно, что девушка едва сдерживалась, чтобы не отдёрнуть руку. Из чего эти маги свои зелья варят, из соли и водки?
Закончив таинственные манипуляции, юноша крепко перетянул место ожога чистой тряпицей и убрал пузырёк обратно в сумку.
– Всё в порядке, – с чувством выполненного долга сообщил маг. – Жить будешь и даже в качестве человека. До дома сама дойдёшь?
Коварный план моментально созрел у Софьи в голове!
– Ах… да… наверное, да… – дрожащей рукой она опёрлась о его плечо и слабо улыбнулась. – Спасибо тебе за всё… не знаю твоего имени…
– Бенедикт, – представился маг.
– Спасибо, Бенедикт, – ещё раз поблагодарила девушка. – Я Софья. Если бы не ты… ох!
Попытавшись отлипнуть от стены, она рухнула спасителю прямо в объятия.
– Ах… Прости… – извинилась Софья, стараясь прижаться к Бенедикту покрепче. – Кажется, я себя переоценила…
– Давай я тебя провожу, – вызвался маг, мягко отстраняя Софью, к её глубокому неудовольствию. – Где ты живёшь?
– На улице Глиняных Горшков.
Софья солгала. На улице Глиняных Горшков стоит дом её родителей. Софья раньше жила с ними, но сейчас снимает комнату в паре кварталов отсюда.
– Это на другом конце города! – присвистнул Бенедикт. – До утра будем добираться…
Софья ответила печальным взглядом щеночка со сломанной лапкой.
– О Светлые боги, ну за что ты мне, чудо, на мою голову! – простонал маг. – Ладно. Если тебя это не смущает, можешь переночевать у меня.
"Да-а-а-а-а-а!!!" – мысленно возликовала Софья.
– Но прилично ли это? – робко спросила она.
– Не знаю, – пожал плечами Бенедикт. – Решай сама.
– Но ты же не будешь до меня домогаться? – испуганно спросила девушка.
"Только попробуй сказать, что не будешь!"
– Да нужно больно, – фыркнул Бенедикт. – Я тебя не для того спасал.
"Мерзавец!"
– Ну хорошо, – Софья покорно опустила глаза. – Я полностью доверяю тебе!
Ночной Чертянск – не место для прогулок. По некоторым районам опасно ходить даже днём, даже для стражи. Несколько раз Софья краем глаза замечала тёмные фигуры, следящие за ними из тени. Когда девушка поворачивала в их сторону голову, тёмные фигуры испарялись или же превращались во что-то обыденное: в куст, забытый кем-то мешок с картошкой или бродячую собаку.
Как и любой житель Чертянска девушка знала, что дело далеко не только в разыгравшемся воображении. Их город – нехороший, и помимо людей в нём живут силы, неподвластные ни стали, ни даже магии. Их нельзя изгнать, нельзя победить, но можно задобрить, научится жить с ними как с соседями, соблюдая определённые правила.
Взять хотя бы печально известного Часового, о котором уже легенды складывают… ой, не надо лучше о нём, накручивать себя только зря!
С Бенедиктом она в полной безопасности. От него исходит аура такой уверенности и силы, что у Софьи моментально срабатывают самые древние первобытные инстинкты.
"Чувствую себя счастливой," – подумала Софья, ощущая под пальцами крепкое мужское плечо.
– Чувствую себя героем дурацкого любовного романа, – пробурчал Бенедикт, словно прочитав её мысли.
Софья хихикнула и ещё крепче прижалась к спасителю.
– Скажи, а ты случайно на упыря наткнулся? – спросила она.
– Нет, я его уже несколько часов выслеживал. Обычно я не посещаю мусорные заведения вроде таверны, – брезгливо сообщил маг.
– А твои друзья-стражники… они знали про упыря? – спросила Софья, поджав губы. Фраза "мусорное заведение" её задела. Нормальное у них заведение, получше многих! Правду про Бенедикта говорят, характер у него далеко не сахар. Хотя много других достоинств.
– На них я наткнулся случайно и решил подыграть, изобразить праздного дурачка, чтобы упырь окончательно поверил в силу своих чар. Мечи ничем против него не помогли бы.
– Так кроме магов нас никто от нечисти не защищает? – испуганно прошептала Софья.
– Со слабой нечистью стражники сами справляются. У них есть всё необходимое. В конце концов они не просто болваны в доспехах, – хмыкнул Бенедикт. – По крайней мере не все. А вообще, серьезная нечисть обычно в города редко забредает. Боятся. Они в этом похожи на зверей. Звери не сунутся к человеку, если только их не терзает голод или какая-нибудь болезнь.
– А этого упыря что терзало?
– Да кто ж его знает-то? – пожал плечами Бенедикт. – Старческий маразм помноженный на столетний радикулит и недержание.
Софья снова улыбнулась. Ну хоть с чувством юмора у магов всё в порядке!
– Должен признаться, это из-за меня ты упала, – после короткой паузы сказал Бенедикт. – Извини.
– Что? – Софье показалось, что она ослышалась.
– Я сделал так, что ты упала и пролила на упыря вино. Он на мгновение потерял концентрацию, и я успел полностью прочитать его. Позволил ему отвести тебя подальше от таверны. Затевать драку с упырём в людном месте не лучшая идея.
Бенедикт говорил сухо, в деловом стиле. Его суждения звучали здраво, но Софья всё равно чувствовала обиду.
– Меня теперь могут уволить, – она шмыгнула носом. – Для Потапа, хозяина таверны, всё выглядит так, словно я уронила еду на клиента и убежала.
– Так расскажи ему, как было на самом деле, – сказал Бенедикт.
– Он не поверит.
– Ожёг покажи.
– Хм, – Софья наморщила лоб. – Скажет, что я сама себя кипятком ошпарила.
– Серьёзно? – Бенедикт приподнял бровь.
– Потап у нас такой человек, – Софья развела руками. – У него своя логика. Потапская.
– Ладно. Я в любом случае завтра буду осматривать места, где этот упырь успел наследить, заодно и в вашу таверну заскочу. Мне-то Потап должен поверить.
– Наверное… – неуверенно сказала Софья.
Потап обычно никому не верит, кроме себя. Ну и своего фартука. Если слухи не врут, и тот действительно умеет говорить.
– Мы пришли, – сказал Бенедикт, остановившись около большого двухэтажного дома. Софья никогда бы не догадалась, что здесь живёт маг. Ни горящей колдовским огнём вывески, ни каменных гаргулий-охранников, ни зловещих потусторонних звуков – ничего. Дом как дом. Ничем кроме размеров не выделяется среди чертянской чёрно-серой архитектуры.
А неплохо так живут помощники городских магов! Солидная зарплата из городской казны? Пожертвования от благодарных клиентов? Рядовые обыватели обычно ютятся в одноэтажных коробках из одной-двух комнат, реже из трёх. В доме Бенедикта, пожалуй, может оказаться не менее дюжины комнат.
Бенедикт тщательно вытер ноги о коврик на пороге и позвонил в дверной колокольчик.
– Пароль? – раздался суровый голос из-за двери.
– Открывай, Эдвард, – устало сказал Бенедикт.
– Неправильно! – злорадно сообщил голос. – Сейчас стражу позову!
– А по щ-щщам? – поинтересовался Бенедикт.
– Тьфу на тебя! Чуть что, сразу по щщам. Уж и пошутить нельзя! И вообще, кто эта фифа рядом с тобой?
"Я? Фифа? – возмутилась Софья. – Да что этот… нехороший человек о себе возомнил, кем бы он там ни был???"
– Гостья, – коротко сказал маг. – Открывай.
– Такая же гостья как и все остальные? – с ноткой издевки поинтересовался голос.
– Эдвард! – повысил голос маг.
"Что значит "все остальные"? – подумала Софья. – Звучит, словно Бенедикт бабник какой-то".
Щёлкнул замок и дверь распахнулась настежь, открыв проход в помещение, погружённое во тьму. Бенедикт переступил порог и хлопнул в ладоши. Вспыхнуло пламя, осветив изнутри сначала камин, расположенный напротив входной двери, а затем и всю комнату, просторную, служившую, видимо, гостиной.
Как уже упоминалось, в Чертянске правят бал чёрный и серый оттенки, но в жилище Бенедикта преобладают жёлтые, коричневые и зелёные цвета. Стены скрыты под коврами с ласкающими глаз узорами в виде цветов, зверей и людей. Перед камином стоят два дивана с мягкими подушками – так и манят, просят прилечь на них! Между диванами зажат небольшой столик, видимо, для чая. Над камином висит картина с женщиной на фоне города. Слева и справа от картины в стене бронзовые подсвечники – их, видимо, зажигают летом, когда нет смысла топить камин. В комнате также находятся два шкафа. Один у входной двери, видимо, предназначен для одежды. Второй у стены, что справа от камина. Обе его дверцы сделаны из стекла или другого прозрачного материала и сквозь них отлично видно содержимое шкафа. Полка с книгами, полка с чайным сервизом, полка с деревянными, глиняными и металлическими фигурками, снова полка с книгами, полка с амулетами в виде камней разных форм и расцветок… и ещё, много, много всего.
Напротив шкафа со стеклянными дверцами окно с плотно закрытыми ставнями. Справа и слева от камина две закрытые двери.
Очень даже неплохое жилище для всего лишь ученика, подумала Софья. Надо полагать, в других комнатах картина аналогичная. Дело в богатых родителях? Или Бенедикт сам заработал на жилище в столь юном возрасте?
Едва Софья перешагнула порог, как дверь за её спиной захлопнулась сама по себе, заставив девушку вздрогнуть. Софья повертела головой, высматривая того самого Эдварда, но кроме них с Бенедиктом в комнате никого не было.
– А кто такой Эдвард? – спросила она у мага. – Он спрятался?
– Эдвард мой слуга, – пояснил Бенедикт. Он убрал плащ в шкаф у входа, и, сняв сапоги, сунул ноги в шерстяные домашние тапочки. Софье он протянул точно такие же, только размером меньше. – Он не человек, а созданное мною существо. Что-то вроде голема, только его тело – это сам дом. Двери, окна, пол, крыша, даже мебель – его "руки" и "ноги". Он помогает по хозяйству и в работе. Хотя в последнее время он явно слишком много о себе возомнил и большей частью путается под ногами. Да, Эдвард?
– А? Что? – прозвучал голос из пустоты. – Эдвард занят, оставьте сообщение…
"Ага, значит дом без женской руки! – довольно подумала Софья, любуясь на выданные ей тапочки. – Просто какой-то недопризрак хозяйничает".
Ей, наверное, стоило бы удивится, но, видимо, она уже слишком устала, и все чудеса воспринимала как должное.
– Как-нибудь у меня дойдут руки и я тобой займусь, – пригрозил Бенедикт.
– Давно пора! – заявил Эдвард. – У меня потолок прохудился и каждый раз, когда дождь, крыша протекает! В боку колет, поясницу ломит, опять крысы завелись наверное! А уж какая жуть в погребе разлилась я при даме даже говорить не буду! Не бережёшь ты меня, хозяин! А я больной и на нервах!
Эдвард закончил свой монолог нарочито громким резким звуком, словно сморкался в платок.
Софье захотелось посочувствовать Эдварду, но она даже не знала, что ему сказать. Впервые она столкнулась с… э-э-э, живым домом, который активно жалуется хозяину на жизнь. А уж этот звук, словно он сморкается… Софья на секунду представила антропоморфный дом, высмаркивающийся в платок с размером с простыню… и решила не развивать эту мысль.
– Он, как обычно, преувеличивает, – шепнут Бенедикт Софье. – Любит повыделываться перед гостями. Они к нам не часто заходят. Не обращай на него внимания.
– А? Я всё слышу! – заявил Эдвард. – Шептаться неприлично!
– Приготовь нам лучше чаю, – попросил Бенедикт.
– Ну чаю так чаю… – проворчал дух дома. – Чуть что, так Эдвард, помоги! А как Эдвард не нужен, так сразу не обращай на него внимания…
С каждым словом его голос становился тише, словно Эдвард отдалялся от них, пока не затих окончательно.
– Присядь пока, – Бенедикт указал на диваны перед камином. – Я сейчас вернусь.
– А меня, пока я тебя жду ничего… э-э-э… не тюкнет? – Софья послушно присела на диван.
– Не должно, – Бенедикт впервые за время их знакомства улыбнулся Софье, расплавив весь лёд и все страхи девичьей души. – Но на всякий случай ничего руками не трогай.
Он покинул комнату через дверь справа от камина.
Софья осталась одна. Некоторое время она заворожено глядела, как пляшет огонь в камине, но вскоре это занятие ей наскучило, и девушка принялась вертеть головой по сторонам.
По одному только расположению вещей в комната она поняла, что Бенедикт жуткий аккуратист и педант. Прямо как её дядя, капитан городской стражи. У того дома царит идеальный порядок, каждая вещь на строго отведённом месте. И не дай бог сдвинуть хоть на миллиметр!
Взять, к примеру, шкаф со стеклянными дверцами. Все книги стоят в алфавитном порядке. Фигурки рассортированы в зависимости от размера и материала, из которого сделаны. То же самое с камнями-амулетами. При взгляде на чайный сервиз сразу же представляешь строй идеально вышколенных лакеев, готовых услужить тебе, словно самому Императору.
Самое пристальное внимание Софья уделила портрету над камином. Художник изобразил слегка полноватую даму лет сорока, ещё не до конца растерявшую былую привлекательность. Она стоит на фоне неизвестного Софье города, одетая в ужасно старомодное платье, мило и загадочно улыбается. Пальцами обеих рук она осторожно держит за колючий стебель цветок розы.
В левом нижнем углу портрета Софья заметила надпись, выведенную идеальным каллиграфическим почерком. Читать девушка не умела, но одно слово в фразе она узнала. Слово "Чертянск". Много раз она видела его где только можно и, разумеется, запомнила как оно пишется.
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Hilda о книге: Китра Л - Избранная 147/2
    На литнет читала. Избранная 147/2:Неучтенные миры

  • elent о книге: Екатерина Скибинских - Факультет боевой кулинарии
    Веселая и увлекательная история. Прочла с удовольствием. ГГ с юмором, неунывающая, находчивая. Интересны любовные линии, тем более, так и неясно, кто станет избранником грозной бытовички.
    Жду продолжения.

  • elent о книге: Анна Сергеевна Одувалова - Яд в академии [Ядовитая]
    Совершенно не понравилось. Круче ГГ только вареные яйца. Абсолютно невнятная детективная линия. Честно прочитала до конца, но так и не поняла с какого перепоя Брил стала опасна для Нориса. Гг постоянно упоминает о стесненных обстоятельствах, но тем не менее упоминает, что вот это у нее очень дорогое, вот то очень дорогое. Живет в большом доме в нормальном районе. Мать вообще где-то в другом городе. Вопрос: Откуда бабки, Яд? Все-то она про всех знает, накопала кучу компромата. Как? Ее же все избегают. Подруг и тех нет фактически. Содержит армию агентов? Чем платит? Постоянно упоминает, что знакома с серьезными людьми, судя по всему из криминала, но папуля на страже закона был. Завещал доченьке своих стукачей? Как девочка из порядочной семьи могла завести знакомства с такими опасными людьми типа Грейсона и почему уверена в их помощи?
    Для суперкрутой и независимой, но осторожной, очень легко перепихивается с практически незнакомым парнем.
    Расследование - это вообще что-то с чем-то. Рисунки она рисует, по наитию, ага. Ментальный дар так работает. Высшие силы видения посылают? Как иначе, ничего не зная, восстанавливает картину происшедшего? И почему этого так испугался Норис? Да заяви, что у девки крыша поехала - и никаких проблем. Как она докажет, что права? Вряд ли по заявлению не пойми кого начнут преследовать уважаемого человека.
    Ну и шаблоно: мерзавец, мешающий жить, оказывается по уши влюбленным в ГГ. Мазохист, чо.

  • ilizadulittl о книге: Роман Пастырь - Алхимик
    Сначала показалось, что смотрю американский фильм, снятый про Россию ("ЗдраВствуй, ТовариЩЬ !),а потом втянулась, даже оторваться трудно было....но где продолжение ?!

  • TaliaSun о книге: Sophie Isabella - Жена советника короля
    Вот полностью согласна с предыдущим комментарием.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.