Библиотека java книг - на главную
Авторов: 54228
Книг: 133111
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Архимаги не ищут лёгких путей!» » стр. 5

    
размер шрифта:AAA

Только город, на фоне которого стоит дама, на Чертянск совсем не похож. Чертянск чёрный и страшный, над ним вечно висит смог, и гордо реет дымный шлейф от труб мануфактур. А этот "Чертянск" намного меньше, нет смога и труб, нет даже крепостной стены. Художник нарочно исказил реальность в угоду красоте?
Впрочем, это мелочи. Самым важным Софье показался символ в конце надписи – сердечко! Сердечко, пронзённое стрелой, выведенное идеально ровно недрогнувшей рукой. Рукой педанта.
Зачем у Бенедикта висят такие портреты? Кто эта толстая… толстая фифа? Кто она Бенедикту? Родственница? Мама, тётя, старшая сестра? А зачем тогда сердечко? Неужели любовница?
Софья аж задохнулась от возмущения. Тут молодая красавица без пары страдает, а он на… сорокалетних фиф краску переводит! Как жить после такого? Лучше бы её тот упырь в подворотне растерзал!
Не успела Софья мысленно высказать всё, что думает о юном геронтофиле, как в голову ей пришла новая мысль. Может, это не дом Бенедикта, а его учителя, главного городского мага? Бенедикт тут просто проживает и работает, как подмастерье в гильдии, помогает своему учителю. А что? Очень даже возможно! Тогда сорокалетняя фифа – просто жена главного мага!
А он не возмутится, что его ученик привёл в его дом какую-то фи… умницу, красавицу и рукодельницу?
Впрочем, что гадать, лучше спросить у самого Бенедикта. Где он, кстати? Вроде бы обещал быстро вернутся.
И тут полная дама на картине подмигнула Софье. Это произошло так быстро, так плавно и так естественно, что девушка сначала даже не поняла, что произошло. Лишь через несколько секунд шестерёнки в голове Софьи закрутились, и девушка уставилась на портрет во все глаза. Но тот больше не двигался.
Показалось?
Софья встала с дивана и, приблизившись к портрету, осторожно потыкала в рамку пальцем. Нарисованная дама хранит молчание, загадочно улыбаясь.
– Воображение, – сказала Софья и мысленно смахнула пот со лба.
И тут портрет снова ожил.
– Ага! Оно самое! – заявила дама и начала выбираться из картины. Её пальцы прошли сквозь границу между нарисованным и реальным миром, обретая плоть и кровь, схватились за раму.
Взвизгнув, Софья отпрянула назад и рухнула на диван. Светлые боги, что за чертовщина?! Может хватит на сегодня?
– Не бойся, моя хорошая! – дама выбралась по пояс. Она продолжала мило улыбаться, что в текущей ситуации придавало её лицу невероятно жуткое выражение. – Я просто заберу себе твоё молодое тело! А ты поживёшь в картине вместо меня! Аха-ха-ха!
– Бенеди-и-и-икт! – завизжала Софья, выставив перед собой подушку, как последнюю защиту.
Послышался топот, дверь с грохотом ударилась о стену, и в комнату ворвался запыхавшийся Бенедикт. Видимо бежал аж со второго этажа, перепрыгивая через ступеньки.
Софья со скоростью, достойной зависти, метнулась ему за спину.
– Что случилось?! – спросил Бенедикт, водя взглядом по сторонам, словно сканируя комнату.
– Картина! Она живая! – прокричала Софья, изучая взглядом лопатки Бенедикта.
– В смысле? – озадаченно переспросил маг.
– Она сказала, что заберёт моё тело!
– Хм… вот так прямо и сказала?
Софья осторожно, словно суслик из норки, выглянула из-за плеча Бенедикта и посмотрела на картину.
Дама вела себя вполне прилично, не шевелилась, как и полагается портрету. В реальный мир не рвалась, мило и загадочно улыбалась. Словно десяток секунд назад вовсе не она грозилась забрать у Софьи тело.
– Но она и вправду ожила! Я своими глазами видела! – жалобно пролепетала Софья. – Она наполовину из картины вылезла! Грозилась занять моё тело!
Софья не договорила. До её слуха долетели приглушенные смешки. Кому-то было очень весело, настолько, что он уже не скрывался.
– Ясно, – скучающе произнёс Бенедикт. Он уже понял, в чём дело. – Опять двадцать пять.
– Аха-ха-ха! Вот умора-то! – послышался довольный голос духа дома.
– Эдвард, – устало произнёс Бенедикт. – Ты у меня по шее получишь, честное слово. Она же гостья!
– Я заберу себе твоё молодое тело! У-у-у-у-у! Аха-ха-ха!
Эдвард был очень доволен розыгрышем. Нет, "доволен" слишком слабое слово. Голос Эдварда излучал ничем ни скрываемое удовольствие. Дух наверняка пустился бы в пляс, будь у него ноги.
Софья, напротив, молчала словно рыба, лишь возмущённо хлопала ресницами. На самом деле она хотела сказать Эдварду много интересных слов. Так много, что образовалась пробка. Напряжение росло с каждой секундой, грозя перерасти в полноценный потоп…
Стоп! Нельзя выражаться при Бенедикте!
Софья, желая выпустить пар, изо всех сил пнула стену – хоть как-то досадить наглому духу дома!
– Ой! Как больно! – жалобно воскликнул Эдвард, словно действительно почувствовал боль. – Ты пнула меня в такое место, что я даже прямо не знаю! Стыдоба-то какая!
Софья невольно покраснела.
– Хотя на самом деле нет. У меня нет этого места! – заявил Эдвард и вновь залился смехом.
Софья покраснела ещё сильнее, только теперь от злости. Ух, как хочется придушить наглого шутника! Найти бы только у него шею, призрака недобитого! Плевать, что её нет!
– Ты переходишь все границы, – в голосе Бенедикта отчётливо прозвучали стальные нотки. – У нас с тобой завтра будет серьёзный разговор.
– Аха-ха-ха! – продолжал смеяться невидимый Эдвард. – Я ж пошутил! Но ты бы видел её лицо! Просто нечто! Уху-ху-ху! Она так пялилась на портрет Магды, что я не сдержался!
"Так вот как зовут нарисованную фифу!" – мысленно воскликнула Софья. Градус кипения чуть снизился. – Магда!"
– Если ты и дальше продолжишь в том же духе, мне придётся стереть тебя, – холодно сообщил Бенедикт.
– Стереть? – неверяще переспросил Эдвард. – Хозяин, ты видимо, неудачно пошутил?
– Зачем мне такой самовольный слуга? – заметил Бенедикт. – При создании я дал тебе очень много воли, почти как человеку. Судя по всему зря.
– Хозяин… Но ведь… Я нужен тебе! Я ведь ничего такого не сделал! – попытался робко возражать Эдвард.
– Пошёл вон, – сказал Бенедикт. От холода его голоса брови Софьи едва не покрылись инеем. – Чтобы до утра я тебя не слышал.
– Как прикажете, хозяин, – смиренно ответил Эдвард и замолчал.
Больше Софья его не слышала.
– Прошу прощения за моего слугу, – Бенедикт повернулся к Софье. – Отдыхай спокойно, больше он тебя не потревожит.
– Спасибо! – Софья улыбнулась, пытаясь выкинуть злость и обиду из головы. – Снова ты меня спасаешь!
– На самом деле Эдвард обычно так себя не ведёт, – задумчиво сказал Бенедикт. – Он, конечно, любитель пошутить, но меру знает. Ума не приложу, что на него нашло.
"А что если Эдвард приревновал меня к Бенедикту? – подумала Софья. – Кто знает, что у этих духов творится в голове? Которой у них нет".
– Пойду проверю, что там с чаем, – сказал Бенедикт. – Эдвард должен был заварить его.
Он направился к двери, что справа от камина.
– Ой, погоди! – Софья схватила его за руку. – А кто эта женщина на картине?
Девушка решила не тянуть кота за хвост и разузнать о таинственной Магде побольше.
– Зачем это тебе? – удивился Бенедикт.
– Ну просто интересно… Она меня смущать будет, пока я тебя дожидаюсь.
– Магдалина… – Бенедикт скользнул по портрету взглядом. – Это кто-то из моей родни. Прабабушка или даже прапрабабушка. Супруг вроде как подарил ей этот портрет на годовщину свадьбы. Он же и построил этот дом. Я получил его в подарок от родителей.
– А-а-а-а… – у Софьи отлегло от сердца. Всё так просто, а она себе вообразила всякого!
Понятно, почему Чертянск на портрете выглядит совсем не так, как сейчас.
Отпустив Бенедикта, Софья снова уселась на диван и сердито уставилась в камин. Треск дров и танец пламени постепенно разгладили хмурое лицо девушки, и та сама не заметила, как её сморил сон…
Софья провела в объятиях Морфея довольно долго. Возможно несколько часов. Спала она крепко, без сновидений. Сказалась усталость и пережитый стресс.
Проснулась Софья от звуков незнакомого голоса, доносившегося из-за двери слева от камина. Кто-то негромко напевал песню на незнакомом Софье языке. Точно не эльфийский, не гномий и не орочий, их девушке уже доводилось слышать. Голос принадлежит женщине, довольно пожилой, судя по характерным дребезжащим ноткам.
Разлепив глаза, Софья обнаружила, что кто-то заботливо укутал её в плед, а на столик между диванами поставил чашку чая, уже остывшего. Видимо, Бенедикт, когда вернулся и обнаружил, что гостья уснула, решил позаботиться о ней.
Мысли о Бенедикте наполнили сердце теплом и уютом. Но кто эта певчая старушка? Бабушка Бенедикта? Возможно. Обычная служанка? Почему бы и нет. Кто сказал, что у магов в подчинении одни магические существа вроде Эдварда?
Понаехала в Чертянск и песни свои народные распевает.
Откинув плед, девушка приблизилась к двери, что слева от камина.
От двери идут слабые запахи. Вроде бы воск и что-то ещё, приятное, мягкое, незнакомое.
Софья взялась за дверную ручку и осторожно потянула вниз…
Минуточку!
– Эдвард! – сердито воскликнула она. – Это опять твои шутки?
Но болтливый дух молчит. Слышит ли он вообще Софью?
Несколько минут Софья неуверенно переминалась с ноги на ногу перед дверью. Наконец, когда пауза совсем затянулась, девушка снова взялась за ручку и опустила её до упора.
Дверь оказалась не заперта.
Если бы Бенедикт хранил там нечто опасное, подумала Софья, наверняка он бы принял меры, чтобы посторонние не попали в помещение. Скорее всего за дверью обычная комната, где сейчас хлопочет пожилая женщина, напевая песню. Кем бы она не является, с ней в любом случае стоит познакомится, раз уж Софья строит планы на Бенедикта.
Девушка приоткрыла дверь и заглянула в образовавшуюся щель.
Свечи. Множество горящих восковых свечей, расставленных по полу хаотичным образом. Несколько десятков горят в настенных подсвечниках. На полу мелом нарисованы странные символы похожие на руны. Сильно пахнет воском и неизвестными Софье благовониями.
И всё. Просто голая комната с каменными стенами, без окон, без ковров… без ничего. Просто свечи и нарисованные мелом руны на полу.
Впрочем нет, не всё. На полу, в самом центре Софья заметила отверстие. Идеально круглое, широкое, метра два в диаметре. Пространство по его периметру горит слепящим белым огнём. Внутренняя область затянута чем-то вроде неподвижной мыльной плёнки. Ощущение, что если как следует подуть, та образует мыльный пузырь.
Видимо, вход в погреб, решила Софья. С волшебной подсветкой.
Пение доносится оттуда.
Если она просто посмотрит, что там в погребе, ничего плохого не произойдёт, верно?
Софья вошла в комнату. Осторожно переступая через свечи и символы, она приблизилась к краю проёма и заглянула в темноту.
Некоторое время Софье не удавалось ничего рассмотреть. Но затем взгляд начал выхватывать отдельные детали, складывая цельную картину…
…От дикого визга едва не погасли свечи, а неизвестная певунья умолкла – кто угодно бы притих, когда поблизости так орут.
Дикий первобытный ужас захлестнул Софью с головой. Куда там упырю и ожившей картине! Увиденное открыло Софье такие бездны страха, о которых она и не подозревала. Более того, пошатнуло само душевное здоровье девушки.
Наверное, что-то подобное чувствует человек, погружающийся в морскую пучину. Перед ним приподнимает вуаль жуткий в своей нечеловеческой красоте мир. Человек лишь жалкий малёк, все его стремления, вся его жизнь не имеют значения для обитателей глубин. Последнее, что видит утопающий – исполинскую, стремительно приближающуюся тень…
Прочь! Прочь от бездны! Не смотреть, забыть и никогда не вспоминать!
Развернувшись на выход, Софья столкнулась с Бенедиктом. Маг выскочил перед ней словно чёртик из табакерки, как будто нарочно караулил под дверью. Его лицо, обычно скрытое под маской спокойствия, перекосило от ярости.
– Эдвард! – взревел Бенедикт. – Эдвард, мразь, это ты впустил её?
Эдвард не отвечал.
– Что ты видела? – накинулся на Софью Бенедикт.
– А… а… а… – девушка глядела на него широко распахнутыми глазами. От страха её зрачки расширились, почти полностью закрыв радужку.
Бенедикт несколько раз встряхнул её, но без толку.
– Приди в себя! – маг отвесил девушке пощёчину и что-то пробормотал.
Софья вздрогнула, почувствовав, как по щеке разливается жар. Страх отступил. Нет, не пропал, он по прежнему касался кончиками щупалец кромки сознания, выжидая момента вернуться. Но уже не мешал разуму управлять телом.
– Ох-х… я видела… о светлые боги! – из глаз Софьи ручьём потекли слёзы. – Оно… это существо… что это такое? Как оно вообще может существовать? Как Творец допустил такое?
– Дьявол… Ты всё видела, – Бенедикт отпустил Софью. – Проклятье!
Бенедикт сжал зубы до хруста и схватился за голову, сильно взъерошив шевелюру. Взгляд его заметался по потолку.
– Как же дошло до такого… – пробормотал он. – Ты не должна была входить сюда.
Отпустив волосы и немного успокоившись, Бенедикт посмотрел на Софью взглядом человека, принявшего тяжёлое решение. Решение необходимое, пусть и неприятное ему самому.
– Нет… – испуганно пролепетала Софья, всё поняв каким-то внутренним женским чутьём. – Пожалуйста, не надо!
Бенедикт сильно толкнул Софью в сторону светящегося отверстия. На секунду девушка замерла на краю, размахивая руками и пытаясь сохранить равновесие. Но сила притяжения оказалась сильнее. "Мыльная" плёнка на мгновение разошлась, пропустив падающее тело.
Тьма поглотила Софью всю, без остатка.
Приземление вышло жёстким. Девушка больно ударилась спиной. Воздух вышибло из лёгких, и некоторое время Софья провела в мучительных попытках вернуть его назад, широко раскрывая рот словно выброшенная на берег рыба.
Постепенно глаза привыкли к темноте. Приподнявшись на локтях, Софья увидела бесконечные, теряющиеся во мраке стеллажи с пыльными фолиантами. Присутствуют книги самых разных форм и размеров, от тоненьких мягкостраничных брошюр до массивных томов – даже мужчине не просто такой поднять, не говоря уж о том, чтобы прочесть.
Для людей ли писали данные книги?
Стеллажи сделаны из необычного чёрного материала, похожего на камень. Покрыты узлами и шипами, с кучей наростов самых разных форм и размеров. Встречаются необычные отростки, похожие на когти или даже звериные клыки. Чуть реже попадаются блестящие разноцветные камни, похожие на кристаллы.
Самое жуткое то, что и книги, и стеллажи едва заметно шевелятся словно… живые? Возможно, у Софьи разыгралось воображение, но… шипы и отростки неторопливо тянуться в её сторону? А разноцветные камни блестят словно чьи-то голодные глаза?
Софья опустила взгляд, но стало только хуже. Пол сделан, судя по всему, из того же материала, что и стеллажи. В нём нет ни шипов, ни когтей, ни глаз. Зато есть кое-что похуже! Пол покрыт незнакомыми символами и рисунками, навевающими тоску и ужас. При взгляде на них кружится голова, а в мозгу сами по себе рождаются дикие нездоровые видения.
Впрочем, всё это лишь цветочки. Софью до смерти испугали отнюдь не стеллажи и символы. Она их просто не разглядела толком в темноте.
За спиной послышался шорох и скрежет чего-то острого по камню.
По звукам, движению воздуха и вибрации пола Софья поняла, что сзади приблизилось что-то большое. Девушка, скованная страхом, не проронила ни звука. Руки и ноги отказывались повиноваться.
– Мне крайне неприятно так с тобой поступать. Но так будет лучше для всех нас. Для всего Чертянска.
При звуках знакомого голоса Софья нашла в себе силы поднять голову. Бенедикт стоит у края светящегося кольца и смотрит на неё. На его лице странная смесь чувств – от гнева и брезгливости до страха и… стыда?
– Охо-хо! – прозвучал сзади хриплый старушечий голос. – Свежего мясца принесли!
Тот самый голос певчей старушки!
– Беня, кто она такая? Она не похожа на важное лицо! – вновь прозвучал за спиной голос. Вполне обычный голос, без "демонических" и "потусторонних" ноток.
– Она обычная служанка, – сказал маг, взглянув на что-то или кого-то поверх головы Софьи. – Но видела слишком много.
– А-а-а… Ну ладно, служанки мне тоже сгодятся!
Жуткая правда встала перед Софьей во весь рост. Она умрёт здесь и сейчас. Умрёт страшно и мучительно. А завтра её смерть припишут тому залётному упырю.
Словно прочитав мысли несчастной девушки, маг покачал головой.
– Ты не умрёшь. Хотя многие на твоём месте предпочли бы смерть.
– Прошу… не надо! – одними губами прошептала Софья.
Маг отвёл взгляд.
– Тебя предупреждали. Ты сама виновата, – Бенедикт вновь посмотрел куда-то поверх головы Софьи. – Когда закончишь, не забудь вернуть тапочки.
– Которые вместе с девчонкой прилетели? – спросил голос. – Конечно, Беня, не переживай! Тапочки самое важное!
Щелчком пальцев маг погасил все свечи и двинулся на выход. Луч света скользнул по бледному лицу девушки, истончился и исчёз под громкий щелчок замка.
Софья осталась в абсолютной темноте. Тот факт, что не одна, не слишком утешал.
Скорее наоборот.
– Ну что, внучка, повеселимся?
Девушка почувствовала, как её руки, ноги, шею и туловище оплетает нечто гибкое и плотное, словно корабельные канаты, и, наконец, провалилась в спасительный обморок.

Глава 4

Крупный ворон, чёрный как уголь, прячется среди ветвей деревьев. Клюв приоткрыт, перья встопорщены. В красно-рубиновых глазах, необычных для птиц его вида, плещется страх. Перья под клювом и на зобу окрашены красным.
Ворон не сводит глаз с широкого торгового тракта, где группа людей что-то активно выясняет на повышенных тонах.
– Я, безусловно, до ужаса польщена встречей с такой скандальной фигурой, как архимаг Парацельс, – произнесла сероглазая дама, бесцеремонно рассматривая волшебника. Геренда она удостоила лишь мимолётным взглядом. – Вам наскучила ваша уютная башня в степи? Решили подышать несвежим воздухом Чертянска?
Архимаг не торопится отвечать. Он стоит на ногах только благодаря "хрупкому" женскому плечу Геренда и что-то бубнит про "Ваську" и "порог дома". Отсутствующий взгляд бесцельно блуждает в пространстве.
– И мы тоже рады с вами познакомиться, леди, – перехватил инициативу Геренд. Мысленно он отметил слово "Чертянск". Название города? – Можете не благодарить за спасение. Если, конечно, вообще собирались.
Дама упёрла руки в бока. Её серые глаза, казалось, сейчас начнут метать молнии. Разноцветные камни в ожерелье леди поочередно сверкнули, словно по ним изнутри пролетел светящийся мотылёк. Павлиньи перья, украшающие платье, встопорщились и изогнулись словно змеи, готовые к броску. Мех на воротнике вздыбился, точь-в-точь как на спине у рассерженной кошки.
Или это у Геренда воображение разыгралось? Постоял рядом с Парацельсом, надышался алкогольными парами, вот и мерещится всякое.
– А вы кто будете? – поинтересовалась леди, переключив внимание на Геренда.
– Я… хм… ну я… гм… Я его новый помощник… ца, – после небольшой паузы выдал бывший вампир.
– Знаем мы таких помощниц, – дама брезгливо приподняла верхнюю губу, видимо, сделав нелицеприятные для Гренда выводы. – Не сочтите за оскорбление, милочка, но уж лучше бы вы сидели дома и раскладывали пасьянс.
Геренд едва не потерял дар речи. Бывший вампир ожидал, что леди рассыплется в благодарностях, любезно предложит подвести их на карете, куда они заходят, даже если леди совсем в другую сторону, развлечёт куртуазной беседой… а она пасьянс ему предлагает разложить.
Непривычное мужчине обращение "милочка" стало финальным аккордом.
– Не часто встретишь даму, желающую окончить жизнь в желудке демона, – хмыкнул бывший вампир. – Или это новая салонная мода? Бросил любимый – айда убиваться куртуазно?
Леди проигнорировала шпильку.
– Мессир Парацельс, вы так и будете изучать подол моего платья? – вновь обратилась она к архимагу. – Или всё же осчастливите нас своей мудростью?
Парацельс проигнорировал вопрос. Подол платья заинтересовал его явно сильнее, чем возможность поделиться с кем-то знаниями.
– Мессир Парацельс весьма устал после битвы с демоном, – пояснил Геренд. – Ему бы присесть, отдохнуть. А ещё лучше перекусить. И выспаться. Желательно на кровати. А после он напоит вас любой мудростью на выбор! Голова, конечно, на утро, будет чугунная, но кто сказал, что дорога к истине легка?
Произнося свою речь, Геренд разглядывал лицо дамы и никак не мог понять, сколько ей лет, хотя бы примерно. Одни черты её лица говорили о молодости, другие кричали о зрелости. Двадцать лет? Вроде маловато. Сорок? Вроде многовато. Тридцать? И много и мало одновременно.
Ранее Геренд уже встречал женщин с подобной необычной внешностью. Как правило, это сильные и очень старые чародейки лет ста и более, омолаживающие себя магией.
Впрочем и на типичную чародейку дама не слишком похожа.
– Что ж, – выслушав Геренда, она разочарованно махнула рукой. – Полагаю, вы правы. Отложим разговоры до тех пор, пока голова мессира не прояснится.
На время она словно забыла о Парацельсе и Геренде. Что бывшего вампира вполне устраивало. Пусть архимаг отвечает на все неудобные вопросы, когда придёт в себя.
Новых коней купили в ближайшей деревне. Крестьяне, хоть и не видели битвы с Вороном и Невермором, но отлично слышали грохот и дикие крики. На покупателей они косились с подозрением. Места вокруг и без того неспокойные, нечисти полно, иной раз и от человека приличного не отличишь… Но тугой позвякивающий кошель уладил все вопросы. В конце концов, где вы видели нечисть, расплачивающуюся чеканной имперской монетой?
Рыцари, охранявшие леди, не особо радовались новым коням. Эти мощные крестьянские тяжеловозы были по своему хороши, но до специально обученных рыцарских скакунов сильно не дотягивали. В бою пользы от них будет не много. Но выбирать не приходилось.
Беатриса Лигия Арагонская – так представилась боевая леди с серыми глазами волчицы – любезно предоставила Геренду одно из своих запасных платьев. Тот, вернув Парацельсу его балахон, на некоторое время скрылся внутри кареты. Бывшему вампиру не особо хотелось надевать платье, но, во-первых, другие варианты отсутствовали, а во-вторых, для жителей западных окраин женщина в мужской одежде – это либо блудница, либо ведьма. Во избежание чрезмерного внимания к себе, Геренду пришлось разбираться в хитросплетениях женского туалета. Все эти верёвочки, шнурки, резинки… Аргх-х-х! Латные доспехи в одиночку проще надеть! Как же не хватает простых и честных штанов!
Но промучившись минут двадцать, Геренд остался вполне доволен результатом. Драться в платье, конечно, крайне неудобно, но крайней мере оно почти не мешает при ходьбе.
Правда, Беатриса, увидев бывшего вампира в обновке, наградила его очень странным взглядом. Так, видимо, смотрят на человека, который прожил на необитаемом острове двадцать лет. Только вчера вернулся в лоно цивилизации и уже распугивает дам нарядом из звериных шкур. Бывший вампир ответил чистым и наивным взглядом Робинзона, что, дескать, добытые боем звериные шкуры ему милее любых одёжек, о чём вы? Леди тяжело вздохнула и предложила Геренду помощь. Тот хотел отказаться, но, увидев не менее удивленные глаза рыцарей, сдался на милость победительницы.
Переодеванием Геренда занялась служанка леди Беатрисы, чопорная дама лет пятидесяти по имени Эмма. Пока длилась схватка с колдуном и демоном, она скрывалась внутри кареты. Вместе с ней прятался и кучер, который был очень рад вернуться на законное место на облучке.
Служанка Эмма весьма удивилась тому, что Геренд почти ничего не знает о премудростях женского туалета. Она попыталась вкратце объяснить хотя бы основы. Бывший вампир слушал с внимательным лицом человека, которому зачитывают приговор на эшафоте. Под конец монолога он сделал вывод, что надо раздобыть мужскую одежду сразу, как только такая возможность представится. Лучше вечный бой с ордой закостенелых во взглядах ортодоксов, чем выбирать какие брандебуры идеально гармонируют с вертюгалем, и пытаться отличить барбетт от баретта.
Служанка также почистила плащ и рубашку Парацельса, избавив его от остатков грязи и пыли. За что архимаг сквозь дрёму сердечно поблагодарил Эмму и назвал её "Васькой". Та почему-то покрылась румянцем и захихикала.
Уладив все необходимые дела, отряд снова двинулся в путь. Рыцари построились клином вокруг кареты, готовые защищать её пассажиров ценой жизни.
Ворон с рубиновыми глазами сорвался с ветки, роняя красные капли. Он последовал за отрядом, держась на почтительном расстоянии.
Изнутри карета леди Беатриса показалась Геренду очень уютной. Мягкие сидения, обитые красным бархатом стены, в воздухе витают тонкие приятные ароматы духов. Неплохое место, чтобы отдохнуть после путешествия по ночному лесу.
Но хозяйке кареты требовались ответы.
– До сих пор не знаю вашего имени, милочка, – задумчиво произнесла леди Беатриса, вопросительно глядя на сидевшего напротив Геренда. Дремавший рядом с ним архимаг выделывал носом замысловатые рулады и норовил положить голову партнёру на плечо. Ждать от волшебника поддержки в ближайшее время не приходилось.
Служанка Эмма, сидевшая рядом со своей леди, тоже внимательно смотрела на бывшего вампира, но в отличие от хозяйки хранила молчание. Этикет запрещал слугам говорить, пока не позволит господин.
– Геренд, – коротко представился бывший вампир, в очередной раз плечом отпихивая голову архимага.
– Просто Геренд? Без титулов? – Беатриса приподняла бровь. – На сколько я знаю, это мужское эльфийское имя.
– Девочек так тоже иногда называют, – Геренд постарался очаровательно улыбнуться в ответ.
Тут он почти не соврал. Среди эльфов действительно встречались девушки по имени Геренд… лет так пятьсот назад.
– Допустим, – кивнула леди Беатриса. – Кстати, не могу не отметить, вы первая женщина на моей памяти, одевшая платье задом наперёд.
– Ой, да у него какая-то форма дурацкая, неочевидная, – попытался отшутиться Геренд, изо всех сил пытаясь имитировать женскую манеру речи. – Я привык… привыкла к э-э-э… более очевидной одежде.
Мысленно Геренд посетовал на проклятую моду. Она так сильно изменилась за сто пятьдесят лет?
– Не сочтите за оскорбление, но вы ведь благородного происхождения? У вас нежные руки, непривычные к тяжёлой работе. Вы учитесь магии у мессира?
Геренд бросил взгляд на свою ладонь. Действительно, после превращения старые мозоли исчезли, сменившись нежной розовой кожей. Мысленно вампир сделал заметку подробнее изучить новое тело. А то кто знает, какие ещё сюрпризы оно таит?
– Правда, по вашей манере двигаться и некоторым неосознанным жестам я поняла, что холодное оружие вам куда привычнее, – леди Беатрисса впервые за время разговора улыбнулась. – Забавное противоречие, да?
– Мы что, на допросе? – грубовато ответил Геренд. Беатриса вызывала у него глубокую неприязнь. Он даже сам не понимал толком, почему. Дело в её цепком взгляде, в серых глазах волчицы? Ощущение, словно он уже сталкивался с людьми такого сорта. И встречи эти были не из приятных.
– А что такого? – Беатриса с нарочито наивным видом похлопала ресницами. – Вполне естественное желание узнать своего попутчика. Ехать нам ещё долго.
– Может, вы начнёте с себя? – предложил Геренд. – Кто такая, куда направляетесь? Кажется, вы что-то упоминали про Чертянск. Это город?
Страницы:

1 2 3 4 5 6





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
  • Rose-Maria о книге: Валерия Чернованова - Король желает жениться
    Честно говоря, растроилась из-за сюжета. Такая хорошая была задумка! И так все слить! Когда прочитала про отбор, чуть не блеванула. Ну ладно, читала дальше. А потом, призрак русалки, всемогущий владыка влюблен в сестру, мачеха-монстр. Что за бред? Зачем столько лишних событий и персонажей! Книга была без огонька, а героиня подбешевала тупыми шуточками, но романтическая линия развивалась хорошо и красиво, поэтому я читала. А закончилось так вообще тупо. Да, все типа остались счастливы, типа хэппи энд, но такое чувство, что вся эта история приключилась, потому что все без исключение персонажи -- гордые дураки. Потрясающе.


  • Lilye о книге: Марьяна Сурикова - Пари, леди, или Укротить неукротимого
    Милая вещица.Ничего сверх этакого и серьезного.Подойдет чтобы приятно скоротать вечерок.Читается легко,слог у автора хороший,герои вполне разумные,хэ.Присутствует приятное дополнение к тексту в виде илюстраций.

  • МаринаРуд о книге: Тамара Леджен - Флирт с баронессой
    Понравилось. Есть поздняя редакция, намного лучше.

  • МаринаРуд о книге: Тамара Леджен - Просто скандал [любительский перевод]
    Чудесная книга, очень понравилась.
    Дело вкуса, конечно, но для меня ЛР без юмора, как еда без соли.

  • МаринаРуд о книге: Тамара Леджен - Наследница в его постели
    Хороший вопрос. Действительно, почему? А книга - расчудесная, читала и перечитывала.

читать все отзывы




    
 

© www.litlib.net 2009-2020г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.