Библиотека java книг - на главную
Авторов: 56422
Книг: 139249
Поиск по сайту:
Войти
Логин:

Пароль:

регистрация  :  забыли пароль?
 
Жанры:
 


     Реклама:     
     

Читать онлайн книгу «Миры и Судьбы. Том второй»

    
Рита Харьковская » Миры и Судьбы. Том второй
размер шрифта:AAA


Наташка родилась в далёкой восточной республике, на самом краю огромной страны, которой сегодня уже нет и в помине.
Уже тогда, во второй половине прошлого века, разделение по национальному признаку было не только заметно, а резало глаз и вопило о себе в каждой, даже бытовой, ситуации.
Вероисповедание тоже играло не последнюю (а может и основную) роль в расслоении общества.
Если кто-то попробует убедить вас в том, что в Советском Союзе все люди были "братьями" - не верьте!
Да будь ты хоть семи пядей во лбу, если ты славянин и христианин, тебе уготовано прозябать на вторых (и это в лучшем случае) ролях, никогда тебе не стать главврачом в больнице, например. Ты будешь незаметным замом, бессловесной тенью у "представителя национального большинства", делая за него всю работу и тихо исходя злобой от понимания явной несправедливости.
В отношении женщин дело обстояло еще трагичнее.
Белокурая славянка вполне могла понравиться «нацмену».
Если за спиной у девушки стояла оберегающая ее родня, если девушку коршунами везде сопровождали старшие братья, если все время она проводила в закрытом дворе за трехметровым дувалом - ее вполне мог засватать влюбленный смуглый брюнет в тюбетейке.
Дальше судьба таких "счастливиц" была расписана, как под копирку: принятие мусульманства, выкрашенные басмой волосы, насурьмленные брови, тюбетейка и бесформенный балахон в пол.
И рожать! Вечная беременность плодовитой славянки - ее удел.
Конечно, девушка могла выйти замуж за представителя своей национальности, но жизнь ее в семье мало чем отличалась бы от описанной выше. Разве что веру менять да брови сурьмить не нужно.
Женщина на востоке всегда была рабой и собственностью мужа, и вот тут национальность "господина" уже не имела никакого значения.
Но если у тебя не было крепкой семьи, с взрослыми мужчинами во главе, которые всегда встанут на твою защиту - твоя участь незавидна.
У Наташкиной матери не было никого.
С грехом пополам дотянув до окончания восьмилетки, она устроилась на шелкопрядильную фабрику, где и встретила своего первого мужчину.
Юный «нацменчик» очень скоро стал хвастать перед друзьями отношениями с девушкой, выставляя ее напоказ, как яркую погремушку, а вскоре начал и "делиться" с друзьями ее телом.
И так уж получилось, что к тому дню, когда девушка поняла, что беременна, она и сама толком не могла сказать, кто же является отцом ее ребенка.
Наташка всегда была "Наташкой".
Никто и никогда не называл ее ни Наташенькой, ни Наточкой, ни Натальей, в конце-концов.
Пренебрежительное и уничижительное - "Наташка" - приклеилось намертво с детства, как штамп на мясе: "второй сорт".
В раннем детстве черные волосы и смуглая кожа, унаследованные от отца, были спасением для Наташки. Маленькие дети визуалы, и если беленьких русачек таскали за косички и щипали за бока, то на девочку-полукровку не обращали внимания, принимая за свою.
Если бы она осталась страшненькой и тощенькой, как большинство девушек-нацменок, может ее жизнь была бы иной ... но созревать и формироваться Наташка начала очень рано. Лет с десяти у нее уже вполне просматривалась грудь, которая росла все быстрее и быстрее.
Бабушка, занимавшаяся воспитанием Наташки, заставляла девочку надевать в школу плотный "нагрудник", чтобы хоть как-то скрыть прущие наружу девичьи прелести.
Но к груди вскоре добавились пышные бедра, увесистая попка, тонкая талия и стройные ножки. Скрыть все это "добро" было практически невозможно.
Бабушка мечтала только о том, чтобы "дотянуть" Наташку до шестнадцатилетия и отправить в Россию.
Старуха понимала - если внучка останется в республике, то ей уготована судьба матери.
Мать Наташки, вскоре после рождения дочери, в прямом смысле "пошла по рукам", да еще и начала частенько прикладываться к бутылке. Подобный образ жизни превратил некогда миловидную женщину в сморщенную, пропитую бабу, на которую посматривали с брезгливостью вчерашние любовники. Единственным желающим согреть ее постель оказался бывший зек, недавно отсидевший долгий срок за убийство.
Новый "любовничек" целыми днями сидел в чайхане, жевал нас с нацменами и пил водку с русаками. Только один раз мать Наташки заикнулась о том, что мужчине не плохо бы устроиться на работу. Получив синяк под глаз в качестве ответа, затею с трудоустройством сожителя оставила, продолжала вкалывать на вонючей шелкопрядильной фабрике и была рада, что на нее сглянулся хоть кто-то.
Наташку мать не то чтобы не любила ... вовсе нет ... она была просто равнодушна к девочке, сбагрив малышку на руки бабке сразу после рождения.
Баба Маша слыла в округе ведьмой-травницей.
За снадобьями к ней приезжали на роскошных Волгах белым днем, прокрадывались вдоль заборов темной ночью. Все зависело от целей, для которых травки покупались и от того, хотел ли жаждущий травяного настоя сохранить все в тайне.
Конечно, бабу Машу и уважали и побаивались, но она все равно была "русачкой", читай: человеком второго сорта, а потому даже ее иллюзорный авторитет не смог оградить любимую и единственную внучку от беды.
После того, как свора, истекающих похотью, ублюдков надругалась над девочкой, в Наташке словно что-то сломалось.
Она стала угрюмой и замкнутой, перестала ходить в школу. Единственными часами, когда девушка хоть немного отпускала гложущую ее тоску и ненависть к мужской половине живущих на земле, было время, когда она, напялив черный бесформенный балахон, в котором становилась без пола и без возраста, укутавшись по самые глаза в такой же черный платок, уходила с бабушкой в горы.
Только там, вдали от людей, распустив роскошные волосы, подставив лицо жгучему ветру, треплющему кудри, Наташка весело болтала с бабушкой, внимательно слушала и запоминала то, о чем спешила ей поведать старуха.
Иногда, оставшись одна дома, когда мать была на работе, ее сожитель сидел в алкогольно-наркотическом дурмане в чайхане, а бабушка уезжала к одной из "болящих", нуждающихся в ее помощи, Наташка, заперев на всякий случай дверь на замок, раздевалась догола и долго рассматривала свое тело в зеркале.
" Это единственное, что у меня есть" - думала девушка: "Вот это роскошное тело, эти волосы, в которых запросто ломалась расческа, эти миндалевидные голубые глаза, опушенные длинными загнутыми ресницами, эти соболиные брови ... все то, что привлекает мужчин. А я сама им не нужна, только моё тело. Ну что ж, вы хотите моего тела? Вы его получите! Только в обмен на то, что будет нужно мне. И не иначе!"
Голова девушки не была обременена любовными романами. Она их не читала, а потому и мечтать о чем-то чистом и высоком ей было не свойственно. Если ей чего-то и хотелось, так это выйти замуж за хорошего, непьющего, работящего парня, и жить с ним спокойно и безбедно. Но все эти мечты остались в той, прошлой жизни, отчерченной от будущего страшным ночным кошмаром.
Едва Наташке исполнилось шестнадцать, как слегла баба Маша.
***
(ЕЩЕ ОДИН ОТРЫВОЧЕК)
Ехать поездом от Вены до Рима почти сутки. Семья заняла отдельное купе, заполнив все свободное пространство чемоданами.
До Рима они так и не доехали. Пассажиров высадили на пригородной станции и велели садиться в автобусы.
Уже в темноте автобус прибыл к какому-то пяти или шестиэтажному дому, где на первом этаже было нечто вроде конторы, в которой всем объяснили, что здесь можно жить не больше одной недели и что за это время все должны найти себе другое жилье в Риме или его окрестностях.
На втором этаже было несколько спален по десятку кроватей в каждой. Под потолком горели тусклые голые лампочки, по комнатам шастали какие-то люди, которые на чистом русском языке интересовались, что у кого есть на продажу.
Это было совсем не то, чего ждали люди от пребывания в Европе.
Женщины тоскливо смотрели на мужчин, многие прятали чемоданы под кровать, боясь, что ночью их обворуют.
Ада давно высушила глаза, опасаясь, что сердце Додия не выдержит ее постоянных слёз, а она привыкла быть мужу поддержкой, а не обузой.
Добрый еврейский Бог снова сглянулся над семьей, и буквально на следующий день Марк разговорился в коридоре с показавшимся знакомым мужчиной.
Как оказалось, собеседник был не просто знакомым, он учился вместе с Марком в одном музыкальном училище на Дворянской. У них были общие педагоги и общие воспоминания. И хотя Марк не помнил даже имени своего нового знакомого, именно тот дал адрес дома на окраине Рима, где семья смогла снять квартиру на месяц. Никто не знал, как долго продлится пребывание в Риме, но больше, чем на месяц комнаты эмигрантам не сдавали.
Страницы:

1 2





Новинки книг:
 
в блогах
 

Отзывы:
читать все отзывы



Поющая для дракона. Книга 3
Марина Эльденберт
Поющая для дракона. Книга 3 - Марина Эльденберт

купитьчитать
Сердце маяка
Лилия Альшер
Сердце маяка - Лилия Альшер

купитьчитать
(Не) пара для короля
Елена Малиновская
(Не) пара для короля - Елена Малиновская

купитьчитать
Чаровница с сюрпризом
Ольга Олие
Чаровница с сюрпризом - Ольга Олие

купитьчитать
Птицелов
Андрей Ланиус
Птицелов - Андрей Ланиус

купитьчитать
Чудо для чудовища
Ринка Кейт
Чудо для чудовища - Ринка Кейт

купитьчитать
Владычица бегущих Единорогов
Рита Харьковская
Владычица бегущих Единорогов - Рита Харьковская

купитьчитать
Аукцион для олигарха 2
Дарья Кова, Стелла Эмеральд
Аукцион для олигарха 2 - Дарья Кова, Стелла Эмеральд

купитьчитать
Ферзь: на грани
Елена Рейн
Ферзь: на грани - Елена Рейн

купитьчитать
Крылья Смерти
Ната Чернышева
Крылья Смерти - Ната Чернышева

купитьчитать

    
 

© www.litlib.net 2009-2021г.    LitLib.net - собери свою библиотеку.